Перейти к содержимому

My memories

  • записей
    8
  • комментариев
    17
  • просмотра
    202

Об этом блоге

долгое время в голове крутились разные мысли, воспоминания и мечты... долгое время не знала, что со всем этим "багажом" делать... и сегодня я поняла, как быть... пусть все это будет здесь... таким образом, я сохраню частичку себя "прежней"... той, которая когда-то умерла...

Записи в этом блоге

KLaraNeus

Посвящаю родителям

 

Как всегда немного предыстории.

Семья, в которой я воспитывалась, ни когда не отличалась финансово от других семей – наверно нас можно было отнести к так называемому среднему классу. Но, тем не менее, карманных денег у меня ни когда не было (только если кто сделает подарок деньгами), покупки были редкостью, много из одежды доставалось мне от старших братьев и сестры. Носились эти вещи по нескольку лет и бережно, т.к. после передавались «по наследству» младшим братьям и сестрам. Но всегда, когда бы то ни было «Новый Год» родители устраивали для нас, ни на что не скупясь. Спасибо Мамочка и Папочка, за эти по истину волшебные воспоминания.

Свое первое воспоминание о «Новом Годе» относится к тому периоду, когда мне было года 2. Вообще я помню себя совсем с маленького возраста. Мне кажется это странным, потому что когда я спрашиваю других, с какого возраста они себя помнят, все говорят о детском саде, когда им было около 4-5 лет или вообще период начальной школы. Например, я помню, что когда меня спрашивали, о возрасте, я горделиво выставляла указательный и большой пальцы, хвастаясь, что я такая большая. А как у вас дорогой читатель? Так вот, немного отступила от темы, продолжим.

Сам праздник я не помню. Тогда конечно логически возникает вопрос, как же я могу быть уверенной, что это был именно «Новый Год», а не, например, мой день рожденья или какой другой день?

 

 

… день не задался, он был хмурый, небо заволокло серой пеленой, было ветрено, шел густой снег. Он падал огромными хлопьями и совсем не хотел таять. Я была замотана двумя шарфами, так, что осталась лишь маленькая щель для глаз. В итоге ресницы от дыхания заиневели и при каждом моем моргании пытались слипнуться. Дотянуться до них я не могла, потому что была слишком замотана одеждой, не дававшей сделать лишнего движения. Было тяжело. Но я, кажется, к этому уже привыкла. Меня катили на цветных, плавно двигающихся и слегка подрагивающих в такт шагам папы, санках, таких ни у кого не было, возможно по этому я их так хорошо запомнила.

Мы зашли в квартиру. На странность папа, не раздеваясь, сразу прошел из коридора в квартиру. Оставив меня с мамой, которая сначала разделась сама, а потом взялась помогать мне. Вернувшись и снимая пальто папа хитро посмотрел на маму и сказал:

- Кажется, у нас чужой кто-то был?!

Я ни как не отреагировала, считая, что это взрослые дела, да и мне не особо это было интересно.

- Кто-то чужой пробрался домой?! – Опять многозначительно посмотрев уже на меня, повторила она.

- А почему вы так подумали? – Спросила я у них, т.к. не находила внешних признаков посторонних людей.

- Там что-то забыли. – Папа улыбнулся, возможно, предвкушая мой восторг.

- Где? – Я действительно была заинтригована. В моем маленьком мозгу проносились мысли:

Кто же к нам забрался? И зачем?

 

- На кухне. Для тебя оставили. – К этому моменту, мама окончательно меня раздела. Я стояла растерянная.

Для меня? Но как этот человек проник в квартиру, дверь-то была закрыта на ключ!? Неужели окно разбил и залез?!

 

Я заглянула в спальню, замерзшее окно было целым. На нем все так же красовался серебряный рисунок Деда Мороза.

В нерешительности, а вдруг этот «Кто-то» еще здесь выглянула из коридора, попутно заглянув в зал, удостовериться, что и там окна были целы.

И бегом на кухню. Еще издали я заметила стоящие на столе две картонные коробки, свет из окна бил в лицо, поэтому они изначально показались мне какими-то темными и зловещими.

Я подошла ближе и стала их разглядывать со стороны, боясь тронуть и не понимая, что это такое. И тут мама куда-то убирает одну из них. Но ясно, что от меня подальше. «Запретный плод сладок», да и любопытство берет вверх, и я начинаю тянуть руки к ней.

- Это для братишки. – Говорит мама, убирая коробку в верхний шкафчик. - А это твое. – Она указывает на коробочку находящуюся передо мной.

Тогда я стала рассматривать ее более детально. Это оказалась картонная коробочка темно голубого цвета. Но больше всего мне запомнились птицы нарисованные на ней.

- Это ласточки, - сказала мама, подходя ближе, заметив мой интерес к рисунку, - видишь, у них хвост раздвоен? – Я молча кивнула. – Такой есть только у них.

Ласточки – повторила я про себя, продолжая разглядывать рисунок на коробке. Со временем сам рисунок исчез из памяти, оставив в голове только урывки – снеговики, дети, катящиеся с горки. Но эти ласточки – большие на голубом фоне, крепко засели в моей голове. Некоторые из них летели, расправив крылья, некоторые сидели, обнажив взору белую грудку, а еще у многих в клювах был конверт или веточки с красными ягодами – рябиной - это я то же знала. Я как завороженная разглядывала рисунок на этой красивой коробочке. Предназначенной мне.

- Почему ты не заглядываешь внутрь? – После нескольких минут моего молчания и простого разглядывания рисунка на этой коробке, спросила мама. – Давай заглянем!

Я оторопела: она что открывается?

 

Поняв мое замешательство, мама стала ее раскрывать и только тут я заметила прорези овальной формы у самой кромки с двух сторон по бокам коробки делающей ее внешне похожей на сумочку.

- Оооо… посмотри, что тебе принес Дед Мороз! – Сказала с восхищением она, протягивая моему взору то, что лежало внутри.

Я была в шоке: коробочка, оказывается, открывается, внутри что-то есть, и это принес мне Дед Мороз!!!

 

И тут меня снова перестала интересовать коробочка вместе с ее содержимым - шоколадными конфетами. И мозг начал обрабатывать полученную информацию:

Дед Мороз – это хозяин зимы, который ночью рисует снегом на окнах. Старик с голубой бородой и такой лохматый-лохматый. Так вот, Дед Мороз пришел, пока нас не было, и оставил эти коробочки мне и моему братишке. Но зачем? И почему он вообще пришел? Он специально для нас забыл их?

 

Но самым главным вопросом, который все не давал мне покоя и звучал в моей голове, был: Как он все-таки сюда попал?!

 

- А как он сюда попал? – Ситуация оказывалась выходящей за пределы моего понимания.

- Его специально для тебя оставил Дед Мороз. – Ответил папа, думая, что я говорю про эту странную коробочку.

- Нет, я о Дедушке Морозе. – Уточнила я.

- Ну… - он был в замешательстве. – Ты знаешь кто такой дед Мороз?

- Да. – Утвердительно сказала я.

Родители молчали, потому что, по всей видимости, не знали что сказать. Тогда я взяла инициативу на себя и стала анализировать всю имеющуюся у меня информацию о нем. «Кто такой Дед Мороз?» Я вспомнила, какой-то фильм просмотренный, по всей видимости, недавно. Там Дед Мороз приносит подарки, на Новый Год пролезая в трубу дымохода. Сейчас я понимаю, что это был американский фильм про Санту, но тогда для меня не было особой разницы кто это Санта или Дед Мороз – для меня это был один и тот же персонаж.

- Аааа Дед Мороз через трубу подарки приносит. – Я радовалась, что смогла догадаться.

- Ах, да точно я и забыла, что он через трубу в дом заходит. - Мама с облегчением вздохнула: доча сама задала вопрос, сама и ответила на него.

- Но у нас нет трубы! – Я испугано посмотрела на маму и перевела такой же испуганный взгляд на папу. – Как же он сюда попал?

- Да… действительно как? – Мама решила притвориться, что бы быть то же якобы в неведении и не напрягаться, отвечая на вопросы дочери ставящей ее в тупик.

Я стала вертеть головой по сторонам, пытаясь разгадать эту загадку. И тут моему взору представляется вентиляционная решетка.

- Вон! – Указывая пальчиком на нее, закричала я. – Он оттуда к нам попал?! – Полуутвердительно и полувопросительно сказала я.

- Ага. – Сказала мама и посмотрела на папу, они смеялись…

 

 

«Новый Год» всегда был особенным днем, днем, когда мы покупали все, что только хотели. Бананы, виноград, много мандаринок, большой пакет сока… Его мы ждали и готовились заранее. Мама готовила много-много разных салатов, закусок, и обязательно позы, которые мы делали всей семьей: папа с братом мололи мясо, а мы с мамой лепили позы и пельмени. Так же на мне лежала уборка дома (пыль, полы, зеркала и стекла), потом с братишкой мы украшали дом, а после и елку. Ее я всегда хотела большую, под самый потолок и надувалась на папу, если она была маленькой. Родители знали об этом и хитрили – ставили ее на стол. Подарки выдавали родителям на работе за несколько дней до праздника, и к 31 декабря обычно уже ни чего от него не оставалось. Феерверк ни когда не покупали – просто после 12-ти выходили смотреть его на улицу. Разноцветные шары, сосульки и прочие елочные игрушки я очень любила раскручивать и смотреть, как они юлой вертятся или лежать под елкой и вдыхать ее аромат, включив гирлянду и выключив свет в зале. Все в этот день были дома, даже Жучя (собака) и Кыс (кот).

Но чем взрослее я становилась, тем грустнее бывало. Иногда отец оставался на ночное дежурство, или уже повзрослевший брат уходил гулять. Он уже давно перестал помогать в украшении дома или елки да ее ставили далеко не всегда. Феерверки как будто стали не такими красивыми, какими были в детстве, а их смотреть выходила я одна, хотя нет – со своей любимой Жучей.

Грусть во время самого праздника, мне всегда навевалась с самого того момента осознания того – что новый год это конец уходящего и начало нового периода жизни. Мне всегда казалось, что вместе с уходящим годом уходит и частичка меня. Хотя по сути это ведь так и есть… уходит часть тебя, твоей жизни, твоего прошлого… и это время уже не вернуть. Никогда. Остается только надеется, что наступающий будет таким же ярким и насыщенным как уходящий, что будет менее грустным и будет меньше отрицательных моментов. Ты сидишь и вспоминаешь, что было и в голову столько всего хорошего приходит. А вслед за ностальгией всегда приходит грусть. Грусть оттого, что больше ты уже никогда не переживешь тех замечательных моментов своей жизни. У тебя остались лишь воспоминания об этом. И ты смотришь на себя в отражении раскручивающегося зеленого стеклянного шарика качающегося в такт с соседними кружащимися шарами, висящими на сосновой ветке новогодней елки...

@KLaraNeus 6/12/2017

 

KLaraNeus

Энергия жизни

Посвящаю тем,

кто прошел через «тропу войны»,

тем о ком забыли современники,

тем, благодаря которым живы мы…

С каждым годом все дальше от войны и вот уже сменилось два, а может и больше поколений. Но забывать те годы – военные или послевоенные нельзя. И те оставшиеся крупицы, которые с каждым годом гаснут, те, кто стоял плечом к плечу, не давая врагу и пяди русской земли без боя не должны остаться забытыми в нашей русской истории. Их рассказы, даже услышанные мельком в метро или трамвае, правдивые истории, прочитанные в газетах, которые пестрят ими только перед праздником победы, должны быть в нашей памяти как на камне высеченными навеки, что бы на генетическом уровне это передалось нашим потомкам и не повторилось никогда. Почему люди не помнят той боли?! Ее просто грех забывать?! Их нельзя забывать и помнить только перед 9 маем. Это просто не правильно. Это не патриотизм, это больше смахивает на какую-то акцию, масштабный флешмоб, очередное веяние моды и не более. И это НЕПРАВИЛЬНО. Это НЕ ПАТРИОТИЗМ.

Вот и я «созрела» для серьезного поступка и решила «высечь на камне памяти истории» небольшой рассказ о бабульке, с которой меня свела жизнь на небольшие 40 минут в маршрутке, пару лет назад.

Конец декабря. Еще не поздно, но уже темно. Сев на переднее сиденье рядом с шофером, т.к. в салоне мест не было, я отправилась, после очередного серого ни чем не примечательного дня, домой. Этот день должен был, как я предполагала, стать очередным «днем сурка». Дни, которые свиваются в одно единственное описание, день похожий на сотни других дней моей жизни. Когда с утра встаешь под звук будильника заведенного с вечера и дальше, как и этот будильник, ходишь весь день как заведенная игрушка. Прыгаешь в маршрутку, трамвай, троллейбус, метро и до работы «трясешься» зажатый в толпе таких же вечно спешащих «недочеловеков». Отработав свою порцию работы этого дня, идешь домой. Но что бы туда попасть необходимо пройти еще один уровень – и вот ты опять «трясешься» в общественном транспорте и может быть именно сейчас тебе повезет, и ты будешь сидеть, но так или иначе придется уступать через несколько остановок, если конечно совесть есть… но часто так бывает, что ее не бывает. И вот ты дома – поел, чуток посмотрел телевизор, но так, что бы не очень поздно ведь завтра очередной день – «день сурка» ложишься спать, при этом, не забыв завести будильник. И вот до завтра “Game over”. Подобные ни чем не примечательные дни существования есть у каждого человека, даже у тебя, дорогой читатель.

Вечерний город был красив, редко можно увидеть его из окна маршрутки, обычно оно запотевшее, заиневевшее или вообще заледеневшее, но это в общем салоне, а здесь у шофера стекло было таким прозрачным, можно сказать стерильным, даже будто и нет его вовсе. Я смотрела на все эти огни и рекламные вывески, подсвеченные различными светодиодными лампами. Красив город в ожидании праздника тем более такого как «Новый Год». Все эти ледовые городки, превращающие пустые площадки пусть хоть на долю секунды НО, в сказочную деревушку, елки живые или искусственные, украшенные большими и маленькими разноцветными шарами, переливающимися яркими огнями. Казалось, что они собирают остатки света ушедшего дня, что бы затем рассеять его и осветить все вокруг. И все подсвечено разными гирляндами и мишурой. Красиво… Не описать словами. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Попробуйте как-нибудь увидеть эту атмосферу волшебства, думаю вам понравиться.

И тут мои впечатления, и задумчивость перебивает голос из салона, вернее ухо резануло слово «товарищ». Я вышла из блаженного оцепенения смакования тишины и красоты города.

Товарищ?! Так уже ни кто не говорит.

И тут до моего сознания, словно маленькая черепашка шустро, но с запозданием вползла фраза, прозвучавшая до этого:

- Товарищ водитель остановите на «Товарах Бурятии», ото я мимо проеду ни чего не вижу, темно.

Вышеупомянутый «товарищ» кивнул, будто не понимал, что от общего салона его скрывает шторка и этого еле заметного движения, ни кто кроме меня не заметил. И тихонько сказал «хорошо».

- Я выйду, и после меня будет ваша остановка. – Сказал уже другой голос.

Так как у меня возможности видеть людей в общем салоне не было, я их опишу, так как описалось в моем воображении.

Бабулька на вид не больше 80-ти. Похожа на бабушку, приехавшую из Москвы, эдакая старушка времен Сталина. В мутоновой шубе и валенках. На голове серый пуховой платок поверх более тонкого простого цветастого платка. Теплые молочного цвета варежки, которые только такие бубульки вязать и умеют. Сухонькая, небольшого роста, но шустрая без костылей. С обычной продуктовой сумкой вместо «дамской». Такие «дамские» штучки обычно большие и громоздкие с множеством отсеков и всякой ерунды, что необходимой вещи и не отыщешь при срочной надобности. Ее же сумка была простой и практичной из черной плащевки, в которой одиноко лежит кошелек такой маленький, что с легкостью помещается на ладони с одним единственным отсеком, который закрывается на два шарика. Такой винтажный, ему, небось, и лет столько же, сколько и хозяйке. Улыбается бабуля во все зубы и эта улыбка отражается в глазах. Даже когда она вздыхает, улыбка продолжает сиять в глазах. Такая лучезарная и теплая улыбка. Несмотря на возраст от нее так и перла жизнь, радость и ни капли усталости! Ехала она одна.

Рядом ехала женщина лет 40. (она то и выходила за одну остановку от «Товаров Бурятии») загруженная жизнью, как и возможно каждый, кто едет с работы в очередной неинтересный и серый день. В таком же сером и ни чем не примечательном пуховике, черной шапке, на лбу которой сияла роза, вылепленная стразами итальянского происхождения, сшитой в одном из подвалов где-нибудь в Китае. Она была уставшей и наплевавшей на все и всех, до того момента как случайно не повернула голову, на просьбу, обращенную к вышеупомянутому «товарищу», и не увидела глаза, полные впечатлений и распирающую радость, которая передалась и ей.

- Я от дочки еду, внучке 2 годика – то ли хвастаясь, то ли просто напоминая себе, сказала бабушка, - я ведь на железной дороге работала. Только в 65 на пенсию ушла. И все работала.

- А где еще работали? – не удержалась от вопроса женщина, ехать было долго, да и пробка тут еще образовалась, хоть поболтаю, подумала она – и сама время скоротаю и бабушке, приятно будет поболтать.

- Везде работала. – И на минуту замолкла, будто вспоминая, когда и кем была. – Радисткой во время войны была, связь держала с Читой. Санитаркой была, на стройке работала, а потом и на железной дороге. У нас и летом работа была. На огород выходили. Все работали, а сейчас молодежь что делает? Нормально на совесть не работают, и отдыхать нормально не умеют. – На лице возникла блаженная улыбка, казалось, что она уже там, где молодость, красота и жизнь только начинается. – И на танцы бегали. Вот дурочки были! С центра дальше железной дороги! Кафе там было, с танцами. Рядом еще военные жили, и мы бегали… Тогда еще транспорта не было – пешком. Все пешком, - снова вздохнула, погружаясь в омут памяти, – и зимой и летом. Да и не страшно было не то, что сейчас, хотя и тогда всякое случалось. – Она хмуро посмотрела в окно, пытаясь разглядеть, где едет маршрут. – Но все равно не то. Я же все дорожки да тропинки знаю, своими ноженьками каждый метр отходила. При мне город строился, как муравейник прям! И машин много так стало! Я водить, кстати, умею! – похвасталась она.

Женщина посмотрела на нее с интересом, казалось, бабулька шутит.

- У дочки маленькая такая машинка, это легко совсем на кнопки дави и все! Вот только мне прав не выдали! – И засмеялась, и весь салон невольно улыбнулся, этой веселой старушке.

Кнопки… педали видать. – Подумалось мне. – А я вот боюсь, трусиха! – и стало как-то стыдно.

- А на коне ездить умеете? – спросила женщина, удивляясь жизненной энергией бабульки.

- Конечно! – Она поразилась.

Всякий раз, когда она удивлялась, ей казалось, задают жутко нелепые вопросы, как это не уметь ездить верхом на лошади?! Еще бы спросили, не умею ли я случаем ходить? Настолько ей это казалось глупым.

- Лошади мои любимые животные! – сказала она с такой трепетной любовью, что если бы рядом в маршрутке сидел, спешащий на почту с письмом Танечке, Женя Онегин, он бы нервно его съел!

На некоторое время воцарилось молчание, казалось, что каждый видит ее в главной роли какого-нибудь черно-белого фильма. Фильма ее жизни. Может быть, в это мгновенье каждому пассажиру кто ее слушал, передалось то, что было знакомо каждому взрослому – тоска по детству, юношеству. Тоска и воспоминания, отшлифованные временем оставившем только самые хорошие впечатления и события жизни.

- А сколько вам лет? – спросили, вновь продолжая прерванный разговор.

- Я с 24- го года – смело ответила бойкая бабулька.

- Это получается вам уже 91! – Сказала с восхищением женщина, при этом, невольно стыдясь, что еще в полном жизни теле она ощущала себя как столетняя старуха, которая только и твердит о могиле. – А на сколько вы себя ощущаете? – ей хотелось услышать, как бабулька скажет лет на 20-ть, но ожидание подвело.

- Ну… ощущаю себя…- видно было, что она не могла подобрать слов, а подгонять себя в цифры-года было бы глупо, сейчас и 16-ти летний юноша порой чувствует себя уставшим как дряхлый старик, – ну… не знаю. Ощущаю себя здоровой и мысли даже не подпускаю о том, что вот она старость. Порой посмотришь на стариков, так они все охают, ахают, желудок болит, давление скочет! А че попусту жаловаться, легче то не станет!

Она весело усмехнулась, считая всех остальных «стариков» простыми симулянтами, которые жалуются только ради внимания.

- Я до 65 доработала – тяжело это. А сейчас и закон ввести такой хотят. Им то хоть до 70-ти в кабинете сиди.

Это видать о политиках. – Подумалось мне.

- А потом и на пенсию выходить можно, а простому народу? Это ж, сколько сил надо!? Все вот ругают Сталина! Так у всех ошибки бывают! И когда умер, мы по-настоящему плакали…- и ведь не врала, плакала. Действительно любит те года, и Сталина уважает. – А сейчас по телевизору смотришь, ему все хлопают, - а это видимо о нынешнем правительстве, - а я встаю и ухожу! Чего его слушать!?

- А в военное время не тяжело было? – отходя от этой наболевшей темы, спросила женщина.

- Как же не тяжело-то? – с недоумением сказала бабулька. – Тяжело. – Она с тоской вздохнула, да только глаза-улыбки сиять так и продолжали. – Вот дадут тебе 400 грамм хлеба, съешь и ждешь следующего дня…- она причмокнула губами, будто пережевывая и глотая фронтовой хлеб. Может для нее, это был самый вкусный и ароматный хлеб, которого сейчас и не испечешь ни в одной пекарне города.

Это недоедание бывшее тогда, и сейчас всем хлебом мира не утолишь. Это ощущалось по ее словам и, хотя я ее не видела, но глаза-улыбки на миг померкли, потускнели, в них отразился неутоленный голод ребенка пережившего войну. Стало грустно. Но бабулька вновь повеселела. Она жила настоящим. Ее девиз был простым «прошлое было в прошлом и пусть там и останется» Может быть именно он и помогает ей смотреть на этот несовершенный мир и видеть только прекрасные моменты без всяких «розовых очков» лишь вскармливающие пустые иллюзии, которые, в конце концов, приносят одно большое разочарование.

- Вот дети мои наделают гору – колбаски нарежут, сыра, еще чего-то положат… и сверху «травкой посыплють».

Она сказала это так, как будто все ее существо презирает и колбасу и сыр и в особенности «травку» и говорило «Тьфу! На такие бутерброды». Да и слова такого «бутерброды» будто и не знает вовсе, а если и знает, то тоже презирает.

- Целая гора и в рот не затолкать! – поражалась она. – Накупят всякого зефира! Наедятся, а потом удивляются: «чего это мы и до 60-ти дожить не можем!?». - «Тьфу!» продолжала плеваться вся ее сущность. – Вот я куплю картошки нажарю и с маслицем!!! М-м-м-м… ничего вкуснее просто нет!

У пассажиров засосало под ложечкой, у некоторых возможно заурчали животы в предвкушении этой «самой вкусной жареной картошки», да еще с краюшкой черного хлеба с сальцем, да лучком! А ведь действительно вкуснее, чем тот же «зефир». Возможно, многие кто ехал в этот вечер домой так и поступили: приготовили на ужин жареной картохи, кто просто, а кто усовершенствовал ее до соленого сала, грибочков или омуля, с лучком и без всякой «травки, бутербродов и прочих зефиров».

- На остановке!  - прозвучал в салоне голос молодого человека.

Через пару метров, когда маршрут остановился из салона вышел парень, он был в наушниках и вряд ли вслушивался в разговор в салоне, да и не до того ему. Музыка в «ушах» важнее, чем нелепый треп «старых бабок». К последним он относил всех кто был старше 25-ти лет. Для него первокурсника это был предел. Пока он не понимает. Но это только ПОКА. Сейчас возможно еще не его время.

- Ой! А я не проехала?! Возраст все-таки! Товарищ шофер…- начала уж было беспокоиться старушка, но ее поспешила успокоить собеседница.

- Нет, нет. Не беспокойтесь вы после меня выходите. Сначала, моя остановка, а затем ваша. Вы там где-то живете? Или в гости?

- Живу! Я от детей еду. Они возле железной дороги живут. А какая это остановка?

- Лебедева.

- А! Так это уже 18-тый квартал! Быстро едем! – за разговорами бабулька и не заметила, как быстро пролетело время.

Я выходила на следующей остановке. Честно говоря не хотелось выходить, хотелось слушать это повествование об увлекательной жизни и узнать что еще ей было суждено прожить… Но пора возвращаться в реальность к своей жизни.

Захлестнувшие воспоминания на некоторое время вырвали бойкую бабульку из настоящего, и теперь оно возвращалось, и с ним приходила горечь прошедшего и пережитого, того, что уже не вернуть, как ни старайся. Ведь жизнь не пережить вновь, такой шанс ни кому не дается. Вместе с ней казалось эта грусть, накрыла и остальных. Ностальгия. Но нельзя жить прошлым. Как ни старайся его не вернуть, не пережить вновь и не исправить прошлые ошибки, можно лишь только опираясь на прошлый опыт не допустить новых, на первый взгляд этого может показаться мало, но достаточно, что бы будущее было счастливым. Но нельзя жить впрочем, и будущим. Оно еще не настало, хоть и есть какие то планы, перспективы развития, мечты. Но не более. Нельзя всего знать наперед. Да и жить не интересно будет, если ты знаешь по какой тропинке пойдешь, что увидишь, что узнаешь, кого встретишь, ты просто будешь идти со скучающей миной в душе и безо всякого интереса. Надо жить настоящим, смакуя каждую минуту, будь то война, работа. И так же как и эта бабулька радоваться каждому мгновенью, не досадовать попусту. А ЖИТЬ. Жить, вдыхая каждой клеточкой, будто впитывая все, что есть прекрасного вокруг, не видя и игнорируя все отрицательное, просто не замечать его и ни когда не давать себе грустить, даже по мелочам. Просто близко не подпускать к себе эту грусть. Улыбаться глазами как эта старушка на долю, которой выпало пережить войну.

Мы живем в эпоху, когда рядом с нами, может быть даже под одной крышей, живут настоящие герои. И их нужно помнить, помнить не только во время праздников, а помнить просто так. Это сильные люди, много плохого пришлось на их долю, но, несмотря на это они не утратили того вкуса жизни, который многие из молодого поколения давно потеряли. Их можно увидеть в толпе и безошибочно узнать по блеску и улыбке глаз, по детской радости брызжущей во все темные уголки души. Даже мельком взглянувшего на них хмурого шестнадцатилетнего старичка.

@KLaraNeus декабрь 2015

KLaraNeus

одно из 8 марта

Посвящается общажным пацанам, вы сделали мой вечер незабываемым

8 марта 20… года.

Этот день я очень долго планировала и всячески освобождала от различных забот и работ. Мы должны были его отпраздновать вместе с лучшей подругой – решили сходить в «найт клаб» и оторваться, а после устроить у нее что-то вроде пижамной вечеринки до утра. На тот момент я проживала в общежитии, которое закрывалось на ночь. Но так вышло, что что-то сорвалось, в итоге я осталась в общаге. В комнате вместе со мной проживало еще три девчонки, а в соседних комнатах еще 8 подруг, с которыми можно было что-нибудь эдакое «замутить». Но так оказалось, что вообще ни кого не оказалось. Вечер был испорчен. Я сидела в комнате и скучала. И тут в комнату заглянул Мишка:

- Привет, с праздником! Ты что одна?

- Привет. Ага. – И тут меня прорвало я начала жаловаться на безнадежно испорченный вечер.

Мишка молча кивнул и ретировался, я расстроилась еще больше. Всеми покинутая, чувствующая себя ненужной и одинокой мне оставалось лишь включить телевизор с единственным работающим каналом ТНТ и начала смотреть дурацкий фильм про баранов-людоедов, злясь еще больше.

Тут дверь открылась снова. В комнату заглянула веселая физиономия Витьки:

- Чего сидишь, пошли танцевать! – и скрылась вновь.

Заинтригованная я выглянула в коридор. Витьки не было. Пребывая все еще в недоумении, я пошла к ним в комнату. Не дойдя до нее, я встречаю, бешено мчащегося Пашку, который ни слова не объясняя, хватает меня за руку и тащит на второй этаж. По-пути уже на лестнице он спросил меня:

- Под какую песню обычно танцую?

И единственное, что мне почему-то пришло в голову это Звери-Танцуй.

Он впихивает ошарашенную меня в «библиотеку» (зал, где обычно сидят, занимаются перед сессией).

Темнота. Пашка проходит к углу, где я вижу копошащиеся силуэты.

- Ну, вы чего тормозите! – орет он на кого-то.

- Да блин где тут кнопка включения…- копошение.

Тут глаза, привыкшие к темноте, разглядели, как еще один силуэт оттаскивает в сторону одиноко стоящий посередине стол.

Мелькнул свет экрана ноута, осветив Мишку и Пашку еще минута и тут из стоящих по бокам колонок начинает петь Рома:

«Ночь – зона риска, сказки для близких. Каплющий дождь обжигающим виски»

И голос Витьки пробивается сквозь песню:        

- Мы решили устроить для тебя сюрприз. Танцуй!

И я танцевала. Я отрывалась. Такого подарка мне ни кто, ни когда не делал – устроить целый вечер для меня. Не для девчонок общаги, не для девушек пацанов, которые, кстати, проживали здесь, а для меня, меня одной. Это было круто. Я поняла, что у меня есть настоящие друзья, те, кто поддержит просто так, потому что ты их друг.

Конечно, позже, но это где-то через час, пришли и другие девчонки и парни, но в целом этот вечер я запомнила именно таким.

@KLaraNeus 27/11/2017

KLaraNeus

посвящается всем кто интересуется жизненной энергией и способами ее пополнения

Этот вопрос стал мучить меня последние несколько лет. Вот несколько советов:

1. можно получить при занятии любимым делом, (то дело, занимаясь которым вы получаете удовольствие, делая которое вы не отвлекаетесь на прием пищи, просмотра фильма или чего еще);

2. можно прочесть/просмотреть интересный мотивирующий фильм;

3. медитативные практики;

4. занятие спортом;

5. вдохновляясь близкими, родными, друзьями и просто незнакомыми.

Последний 5-й пункт разберем более подробно.

Согласно одной из многочисленных теорий, которым я придерживаюсь, есть женская и мужская энергия. И наполняемся мы по-разному.

Стоит отметить, что женщине природой дано больше ресурсов получения энергии. Это объясняется тем, что женщина рожает, создает дома уют, может вдохновить своего мужчину на истинные поступки, которые нужно сделать ему для достижения своих целей. Можно провести аналогию: директор завода по выпуску автомобиля – это женщина, а сам завод со всеми его сотрудниками, оборудованием – это мужчина. От того, как женщина распорядится, будет зависеть то, как мужчина воплотиться в жизни: будет это дорогой порш или дешевенький разваливающийся трехколесный велик.

Вот несколько ресурсов, из которых женщина черпает энергию:

- посиделки с подругами,

- медитативные женские практики,

- забота о близких людях,

- создание уюта,

- вкладывание ресурсов в себя (покупка красивой одежды, косметики, еды, занятие фитнесом, плаванием, танцами и т.д.),

- дарить любовь окружающим, просто так не получая ни чего взамен.

Этот список можно продолжать, но на данный момент, это все что удалось мне вспомнить.

Немного попахивает феминистским отношением – типо без нас (женщин) вы (мужчины) никто. Но это не так, просто хочу поставить акцент, на том, что если в семье слаб один, в этом лежит вина другого. Тот другой не додал любви, заботы, ласки, внимания, интима, понимания и т.д.

А каким образом вы наполняетесь жизненной энергией?

@KLaraNeus 27/11/2017

KLaraNeus

посвящаю, всем кто прочтет, надеюсь и вы получите этот заряд энергии

Частенько путешествуя по «жизням других людей», читая их мысли и рассматривая фотографии в разных соц.сетях я беру кое что себе на заметку. Часто так бывает, что даже иногда нахожу ответы на те или иные вопросы своей жизни. Большинство людей мне просто не знакомы, но я как истинный Верующий знаю, что их послали мне Свыше. Я называю их по-разному: Бог/Судьба/Провидение/Вселенная/Мироздание/Ангел. В юности я никогда не проговаривала свои мечты вслух, не писала их в дневнике/блокноте. Они всегда были только в моих мыслях. Я считала, что если я о них кто-либо узнает, они ни когда не сбудутся. Однажды в поезде попутчик мне посоветовал книгу Б. Вебера «Империя Ангелов» прочитала ее, и сразу многое стало понятно, но самое главное я поняла, почему не сбывались мои мечты. Согласно теории описанной в серии книг Б. Вебера, которых я придерживаюсь, у каждого человека есть свой Ангел Хранитель, который и направляет нас, помогая и осуществляя все наши заветные мечты и желания. Оказывается, Ангел Хранитель не может «слышать» наши мысли. Но они просто обязаны исполнять наше любое желание, даже абсурдное. Позже, я прочитала о Вселенной и Мироздании. Что она всегда направляет нас и дает все, чего только пожелаем. Но большинство из нас (людей) ни когда, ни чего у нее не просят. Может быть, считают это абсурдным, может быть просто гордость не позволяет что-либо просить, а некоторые просто не умеют принимать! Да! Действительно многие из нас не умеют принимать подарки, данные нам не только Вселенной, но и нашими близкими. Если постоянно твердить, не надо было утруждаться, не стоило, то и Вселенная/Ангел Хранитель перестает дарить! Вот и сегодня нашла страничку, где девушка все время в своих постах Благодарила Вселенную. Наверно и мне пора ее поблагодарить…

Благодарю Вселенную/Бога/Мироздание/Ангела Хранителя/Судьбу/Провидение (что бы в дальнейшем все это не перечислять буду применять термин… «того кто Свыше»):

- за моих родителей: за маму, которая своей строгой заботой привила мне видение «Сильной женщины»; за папу, который все мне позволял и дарил безоговорочно свою Любовь.

- за брата, который мне показал, что конкуренция может быть и дружелюбной, за его защиту, о которой я даже не подозревала.

- за сестру, которая всегда рядом, даже когда она так далеко, она всегда мне помогала, где советом, где делом. Я горжусь ею, что она такая, какая есть.

- за родных, со многими из вас мы редко общаемся, но это не значит, что вы не имеете для меня значения. Вы мой род, мое племя, вы моя защита. Мои Бабушки и Дедушки, мне без вас правда очень тяжело, вы были в моей жизни частичкой отдельной вселенной, где меня всегда ждало детство, вместе с вами и шло и оно, оставив терпкое послевкусие которое сохранится долгие года.

Я Благодарю Вас всех что вы есть и были в моей жизни, что направляли и наставляли меня, за вашу энергию, за ваши советы, за вашу критику. Вы все сделали меня такой, какая я есть и я вам Благодарна за это.

Я Благодарю «того кто Свыше»:

- за друзей и подруг, которые всегда были и будут в моем сердце и памяти.

- за ту любовь, которая научила меня быть стервозной и кроткой, любвеобильной и бессердечной, злой и доброй. Она помогла раскрыть все мои грани, как чай отдает напитку свой терпкий вкус и аромат лишь при его правильном заваривании… я чувствую, что на этом еще не все меня что-то ждет еще, надо только подождать… все будет))))

- за наставников, которые были в моей жизни, многие из которых даже об этом и не подозревают.

Я Благодарю их всех за то, что привнесли в мою жизнь красок, чувств и главное опыта.

Я Благодарю «того кто Свыше» за то, что я сейчас имею и за то что не имею. У меня есть любящий меня человек, родители, близкие, хорошая работа, квартира, вкусная и здоровая пища, здоровье, увлечения Жизнь. У меня нет, болезней, непосильных кредитов, злого начальства, завистников.

Я Благодарю «того кто Свыше» за то что я могу каждый день ходить на работу, видеть восходящее солнце, звездное небо, дышать воздухом.

Я Благодарю «того кто Свыше», за то что я живу, что я есть. СПАСИБО ВАМ!!! Я дарю вам всем свою Энергию БЛАГОДАРНОСТИ, ловите мой импульс энергии сквозь время и пространство, сквозь бытие и все прочие преграды!!!!

п.с. : Благодарю и тех кто дошел до конца и прочел все это:yes:

@KLaraNeus 27/11/2017

KLaraNeus

Вселенная

Посвящаю Гусю. Свободной птице,

 

которая всегда вызывала и вызывает лишь улыбку.

 

I глава

 

Вокзал. Солнце уже близилось к горизонту, хотя было еще светло и до вечерней зари было много времени. Большой туристический рюкзак, мешающий коврик сверху, тоненькие ноги, в зеленых шортах и кедах. Провода от наушников. Каштановые волосы, когда-то окрашенные в зеленый цвет и теперь выцветшие от палящего июньского солнца, несмотря на тот странный приобретенный оттенок, смотрелись вполне естественно. Все это гармонировало с астеническим телом, зеленым рюкзаком и каким-то странным выражением лица девушки. Вроде бы она здесь, но в то же время и нет, где-то в своем мире.

Она пересела из одной маршрутки в другую и вот вновь, мосты, луга, поля, дома и дачи. Зная лишь приблизительно, где выходить и куда идти, выйдя из маршрутки, она заблудилась.

Услышав рев мотоцикла, девушка чуть наклонила голову насторожившись – здесь она ни кого не знала. Ей казалось небезопасным спрашивать дорогу и вообще выдавать себя за заблудившуюся. Вместо этого она вновь набрала номер на телефоне.

Парни, на мотоцикле чуть проехав, развернулись и остановились возле одного из дворов. При этом заходить или кого-то звать они не собирались и по всей видимости просто решили посмотреть куда направляется эта девушка.

- Алло! – услышала она мужской голос в трубке телефона.

- Наконец то! – проговорила она в трубку с облегчением, – ты чего трубку не берешь?! – В этот момент она проходила мимо незнакомцев на мотоцикле, которые демонстративно показывали свою занятость мотоциклом, разглядывая ее, хоть и это не ускользнуло от пристального внимания девушки. – Короче в сторону водокачки… Я, здесь. – Она не стала говорить при разглядывающих ее парнях, что она заблудилась. – Ни названий улиц, ни номеров домов не вижу….- она остановилась, к этому времени парни вновь уселись на мотоцикл и с гулом пронеслись мимо. – Кажется, я видела проулок. Ладно, я развернусь, а ты иди навстречу.

Пройдя пару домов, она вернулась к проулку, по которому навстречу к ней спешил парень, немного несуразного телосложения: большое тело и совсем маленькие ножки, сколотый передний зуб. И чего может здесь понравиться, ну разве, что смазливая мордашка и то типичная.

- Привет Клава! – Поприветствовал он, снимая с ее плеч тяжелый рюкзак.

- Привет Андрей. – Она была уставшей от дороги, но то, что он ее встретил, вызывало у нее улыбку.

Андрея в компании все называли Евреем. Эту кличку ему дали из-за его фамилии – Евреев, но как оказалось, и характером он был как какой-нибудь хитрый еврей из анекдота. Он постоянно отлынивал, мог подставить, и вечно был, как ни в чем не бывало. О таких говорят «Моя хата с краю, ни чего не знаю». Но все по порядку. Сейчас Клава не верила, в то, что он может быть таким. С ней он становился другим, и естественно она понятия не имела, что он может иметь отрицательные черты.

- Как поездка? Устала наверно? – Спросил он, протягивая в руке ягоду клубники при этом чувствуя себя очень застенчиво. Клава это сразу поняла только по одной его улыбке.

- Классно отдохнула, много положительных эмоций… в общем всего и не передать.

Когда их отношения только начали зарождаться, (а если быть точнее, то это было за день до ее отъезда) она должна была уехать. Сначала она отправилась с тетей в круиз за границу, потом работала с американцами – ездила с ними в роли эко-гида по достопримечательностям. За все время путешествий, а это не много ни мало около 4 недель они не созванивались: за границей не было связи, а, работая с иностранцами, она жила в палаточных условиях, и зарядить телефон было не где.

Естественно ни о чем серьезном и речи быть не могло. Все только начиналось. Впрочем, стоит отметить, что было пару встреч наедине (она гостила у сестры жившей в пригороде, и они с Андреем были соседями) в виде совместных прогулок до магазина. Андрей в этих отношениях оказался стеснительным настолько, что даже не позволял себе взять Клаву за руку.

Когда они дошли до дома сестры, на странность Андрей не стал заходить, сказав, что заглянет попозже.

- А вот и я! – Воскликнула с радостью Клава заходя в дом, при виде Киры.

Кира была младше Клавы. Они были родными сестрами, настолько не похожими внешне, но так похожи внутренне. Кира была черноволосая, низенького роста, с очаровательными глазами восточной внешности девушкой. Очень живая и искренняя она резко контрастировала с застенчивой, тихой светловолосой Клавой. Они были как Инь и Янь. Две разные половины одного целого.

- Привет! – радостно воскликнула Кира не ожидавшая приезда Клавы.- Как добралась? Не заблудилась? – Спросила она.

- Немного заблудилась. – Клава смутилась, т.к. перепутала улицы, а в деревне их было всего две. – Но потом позвонила Андрею и он меня встретил.

- …? – вопросительное молчание сестры затянулось – и? – Спросила Кира, ожидая от Клавы ответа, на молчаливый вопрос.

- Чего? – Непонимающе ответила сестра.

- Знаешь он, кажется, встречается с Машкой. – Сказала Кира, ей было неуютно сообщать подобную новость, тем более что она познакомила их. Но ответа не последовало, как и реакции. – Тебе что пофиг?

- Нет, я просто не верю и все. – Сказала Клава, она была спокойна, будто они обсуждали занавески в кухне.

- Ты даже не спросишь, кто она? – Не переставала удивляться Кира.

- Нет, не спрошу. Если он любит, то не уйдет, а если уйдет, значит это не любовь. Тогда зачем его держать? Да и он ни чего мне об этом не сказал, он же меня встретил, проводил до дома. Нет… - и отходя от неприятной темы, стала доставать из рюкзака подарки.

- Ты надолго? – Спросила Кира, она и сама была рада уйти от этой темы.

- Знаешь, я даже не заезжала в город к себе, – заметила с улыбкой Клава, будто не было того неприятного разговора, который оставил неприятный отпечаток у обоих, сестер на душе, - а прямиком отправилась к тебе.

«Ага, ко мне! Так я тебе и поверила, скорее к нему!» – подумала Кира, но вслух добавила – Отлично!

- Думаю недельку отдохнуть здесь. – Добавила Клава. Про себя она подумала «он обещал заглянуть… посмотрим», но он так и не пришел…

Мучаясь от ожидания, Клава решила пойти к нему сама, под предлогом подарить привезенный сувенир тете Инне, матери Андрея. С ней сестры были как подруги, хоть разница в возрасте была не маленькая.

- Тетя Инна, даже во время круиза я не забыла и о вас, вот это вам. – Сказала, смущаясь, Клава, проходя в душную, уютную веранду и протягивая небольшую картину, с изображением пасущегося стада.

- Ой! Спасибо большое. Дюша говорил, что ты приехала. – Она была рада вниманию со стороны сестер.

- А он где? – Спросила Клава, пытаясь не выдать своего любопытства.

- Да к продавщице своей убежал! – Отмахнулась разочарованно тетя Инна. – Страшная такая! Ну натуральный веник электрический. – Сказала возмущенно она, растопырив пальцы над головой и изобразив смешную гримасу. – И чего он в ней нашел? Хотя и так понятно чего. – Скривилась презрительно она – лучше бы с тобой задружил – вон какая девка хорошая!

- Ладно, мне пора. – Улыбнувшись на прощание, Клава ушла.

О том, что они начали встречаться, ни кто не знал, она сама об этом попросила. Разумеется, ни кто кроме Киры, тайн от которой у Клавы просто не было.

Ей не было обидно, нет. Его она не любила, просто принимала ухаживания, позволяла себе мечтать, но не более того. Уже на тот момент ее сердце было занято. Тот, кого она по-настоящему любила, засел занозой не только в ее сердце, но и в ее душе. Она была как птица с перебитыми крыльями, поэтому боялась полюбить еще раз, и просто принимала ту любовь, которую ей дарили. Невозможно перебить крылья птице, у которой они уже перебиты.

И все же она продолжала упорно не верить всему.

«Почему он ни чего не сказал? Разве сложно? Нет, этого не может быть. Это просто дурные слухи» - эти и подобные им мысли все вертелись пчелиным роем у нее в голове и ни как не выветривались. «Вечером все узнаю. Все станет, так как надо.» Она продолжала надеяться…

Но не всегда все выходит, так как мы хотим, в большинстве случаев все выходит совсем иначе. Вот и на сей раз, все сложилось иначе…

Наступил вечер, на удивление он был легким и «пушистым». Ребятишки спешили на ужин, подстрекая самих себя и соседских детей словами:

- Мама заругает! Поздно уже!

И рассыпались по домам обгоняя, друг дружку наперегонки. Подростки же наоборот, высыпались на улицу, собирались и «кучковались» в определенных местах – тихо и скрытно, будто чего замышляя.

В любой деревне есть такие «точки сбора подростков» - недостроенные помещения, склады, недалеко от деревенских клубов, где в выходные проходили дискотеки. Но сегодня был будний день, вернее вечер и собирались в данном случае местные подростки возле магазинчика. Он работал круглосуточно, но на ночь, как и положено, продавщицы запирались на большую, похожую на сейфовую, дверь, с различными бесчисленными замками и замочками. Крыльцо было с одной маленькой ступенькой и большим и просторным вторым, с перилами, на которых можно было сидеть, а в дождливые вечера укрывало козырьком. В такие дни девушки сбивались в кучку как котята, греясь, друг о дружку, кутаясь в холодные джинсовки снятые с молодых людей. Обычно не практичные девчонки одевались одинаково, будь то день, ночь, дождь или жара: высокие шаткие шпильки, юбчонки и кофточки легкие как паутинка, толстый слой макияжа и прическа. Вот и «кучковались» они все подальше от капель, холодных и мокрых, портящих идеальную прическу и смазывающих нарисованную родинку, кокетливо поставленную над губой, ворча друг на друга из-за толкотни и постоянно наступающие каблуками друг другу на ноги. Парни же в футболках и вовсе могли оказаться под дождем.

Вот и сегодня, несмотря на солнечный день, не предвещавший ни какой грозы, вечер сменился мелкой изморосью дождя. Пахло сыростью.

Кира пошла вместе со своим парнем Филиппом впереди, Клава сзади, что бы не помешать романтическому настрою парочки. Так же ей было удобнее сейчас более подробно разглядеть Фильку (как называли его в компании).

Небольшого роста, коренастый с каштановыми волосами и короткой стрижкой, он внушал незнакомому человеку неуверенность в себе и стеснительность. Но на деле он был совсем другой: занимался боксом, часто он переставал себя контролировать, это была немотивированная агрессия. Это, по сути, говоря, было естественным учитывая, что когда ты на ринге, мозг лучше выключить и не думать ни о чем другом кроме победы. Возможно, именно такой и нужен Кире – целеустремленный, упрямый, чем-то похожий на нее…

Она так задумалась, глядя на парочку, что не заметила, как они подошли к «магазинчику».

Подходя ближе к магазину, она увидела Андрея целующегося с Машкой. Удивление – нет, она даже не испытала и его. Она все знала заранее, просто надеялась, надеялась, что все это ложь и неправда. Она ожидала, что внутри что-то ёкнет. Но и этого не было. Ни чего подобного не произошло и она осознала, что ей было действительно пофиг как и сказала тогда Кира. Она все увидела своими глазами.

Тогда так и не дойдя до магазина, она развернулась и ушла, так как не знала, как реагировать и что делать в данном случае. А, рано утром собрав свой туристический рюкзак, уехала.

В тот вечер Клава поняла, что держит Андрея при Маше. Это ее доступность и легкость в отношениях. Она понимала, что ей безразлично то, что у нее из под носа увели парня. Ее задело такое отношение к ней. «Почему он ни чего не сказал? Почему?»

 

- Ну что ж. Не судьба. – Успокаивала она свое задетое самолюбие, сидя на электричке и наблюдая за просыпающимися людьми едущих в душный город со своих райских уголочков – дач. – Все равно ты к нему ни чего не чувствовала.

 

И это была правда. Как и то, что она интуитивно осознавала, что пройдет немного времени, и он сам прибежит, и вот тогда ему ни кто не позавидует. «Уходя, сжигай мосты и не возвращайся!» таков был ее девиз. Она умела мстить, и делала это аккуратно так, что человек неосознанно попадал в капкан.

Обо всем, что связывало Клаву с Андреем, не знал ни кто. И это было на руку всем.

II глава

 

Прошло три недели.

Клава засела у себя в городе, с сестрой только созванивались и переписывались по Интернету.

Кира любила сестру. Ей казалось, что Клава слишком не приспособлена к жизни, как цветок в парнике выращенный искусственно. Не верила и не верит в ее самостоятельность. В данном случае в ее безразличность к данной ситуации, это хладнокровие ей казалась тихой истерией. Тогда она и решила познакомить ее с кем-нибудь.

И вот во время очередной дискотеки Кира, увидела подходящего кандидата – Александр. Он был из соседней деревни, откуда молодежь изредка бегала на дискотеку в местный «клуб» (хотя «клуб» слишком громко сказано). Не плохой, немного страшненький, но, так же как и у Клавы, что-то в нем было такое, что привлекало людей. Его мышление было не стандартным, оно было странным, хотя это не являлось препятствием, скорее наоборот объединяло их вместе. Они видели мир каким-то другим, мрачным, но в то же время веселым. Возможно, именно эта странность их и свела изначально, даже и без вмешательства сестры. С Клавой они были знакомы. Было нужно только подтолкнуть их к более тесному общению.

- Слушай, а помнишь, на тебя с любопытством поглядывал один парень? – Спросила как бы между прочим Кира во время очередного разговора по телефону.

- Какой? – С улыбкой заинтересовалась Клава.

Эту улыбку и почувствовала Кира сквозь телефонный аппарат:

- Ну, такой высокий, темненький, Александром зовут. – Напомнила она.

- В серой куртке? – Уточнила Клава.

- Ага. – Согласилась Кира, но она понимала, что Клава могла подумать о другом. К небольшому сожалению под описание «темненький высокий в серой курточке Александр» подходило два молодых человека. Но для Киры было важно то, что сестра наконец-таки перестала думать о той боли, которую ей доставил Андрей.

Она продиктовала его номер телефона. «Куй пока горячо!» - считала Кира и была права, поддавшись влиянию и ощущению мимолетной заинтересованности со стороны молодого человека, Клава опрометчиво пишет ему смс:

«Привет!»

 

«Привет. Это кто?»

 

«Клава, сестра Киры, мы познакомились на дискотеке»

 

«Ясно.»

 

И тут Клава осознала, а может быть он не смотрел и не интересовался ею… закралось сомнение и он все еще молчал. Она почувствовала себя еще хуже, чем когда увидела Андрея с Машкой. И тут пришло смс.

«Давно там не появлялся. Вот думаем сегодня с друзьями заглянуть туда»

 

Сердце ушло в пятки, но не от страха, а от испытываемой радости. Он ответил. Он намекает, что будет там… а ты где??? Блин сегодня ни как не успеть. Ладно…:

«Я сама там уже около 3 недель не появляюсь. Может быть, встретимся завтра вечером у «магазинчика?»

 

«Договорились. Уже жду с нетерпением встречи уууухуууу!!!!»

 

«Ты есть в соц. сети?»

 

«Ага! А ты?»

 

«Я уже в онлине, может, перейдешь сюды? Пообщаемся здеся???!»

 

Эта переписка продолжается всю ночь напролет. И вот Клава слышит пение птиц за окном, они непривычно защебетали. Этого она никогда не замечала. Подойдя к окну и одернув шторы, она открывает окно. Тихое утро, нет ни одной машины, трамваи стоят в дэпо. Тишина совсем не характерная для города. А на фоне этой тишины она слышит щебетание птиц, для города это действительно было удивительно – слышать пение птиц. Ей всегда казалось, что их здесь попросту нет. А тут… вот так наступало утро.

Оказалось за одну ночь они с Александром смогли стать настолько близкими. Еще ни кто не казался ей более родным, чем он. По сути дела незнакомец. Вчера чужие друг другу люди, сегодня уже больше чем просто друзья, хотя и не пара.

Она решает ехать вечерней электричкой – что бы было время привести себя в порядок, и не видеть лишних людей – Андрея и Машу.

Ожидаемый вечер оказался не таким дождливым и мокрым как последний вечер, когда она была здесь. Напротив, он был сумеречно тихим с чистым небом, на котором угадывалась каждая звездочка, приколотая брошью на бархат ночного неба.

Первыми кто пришел, к магазину были две сестры – рыжеволосые с веснушками Женька и Алинка, с «нижней деревни». Они были похожи, но различались своим противоположным характером. Спокойная и правильная Алинка, одета была как-то по школьному, с минимумом косметики, хотя все кто присутствовал здесь уже были не школьники. Черные классические брюки закрывали небольшой устойчивый каблук ботинок, джинсовая куртка поверх теплого свитера. Здесь читалась практичность – ночи, так или иначе, всегда холодные.

Женька же наоборот подчеркивала свои янтарного цвета глаза зелеными тенями и тушью, тонаком прятала веснушки и была одета не по погоде – слишком тонкий каблук босоножек, джинсы в обтяжку с заниженной талией и фуфайка со стразами. Бойкая, пронырливая всезнайка и к тому же болтливая как сорока, она презирала свою «правильную» сестру, но подобного отношения больше ни кому из присутствующих не позволяла.

Сестры еще не дошли до лестницы, а из-за угла вынырнули три фигуры – Тоня и Дядя (прозвище). Они встречались, вроде давно. Первая красавица на деревне. Так многие отзывались о ней. Хотя ни чего такого особенного вроде и не было. Высокая, стройная, черноволосая, да красивая спору нет, но при этом со скверным и капризным характером, Таня со стороны нелепо смотрелась рядом с рыжеволосым ни чем больше не примечательным Дядей. Легко одетая, она чуть ли не в первую минуту, как только вышла из дому, стянула ветровку со своего кавалера. Но по виду Дяди его грела любовь.

Следом за ними тихо и неслышно тащился долговязый Тимон (прозвище) – лучший друг Дяди. Странность и долговязость подчеркивалась тем, что всегда, что бы он ни одел, казалось, что это «с чужого плеча» - либо висело, либо наоборот руки и ноги торчали из-под коротеньких курточек и брюк. Сейчас он был один. Видать поссорился со «своей» Тонечкой. У него, так же как и у его «лучшего друга» была девушка, и звали ее так же – Тоня. И так же как и у «лучшего друга» на вид они были совсем разные. Тонька здоровая, черноволосая, с большими голубыми глазами, пухлыми губами девушка. Но в отличие от Тони, она не избалована, и деньгам цену знает. Что бы не путать их в компании Тоню Дядину, называли Тоня, а Тимона – Тонькой.

- А где Кира? – Спросила у Тони Женька.

- Я созванивалась, говорит, что придет вместе с Клавой, Тонька за ними зайдет. – Ответила Тоня.

- Кира приехала? Когда? – Спросила удивленная Женька, ведь мимо ее ушей ни одна новость не проходила, а тут… как же она ее упустила?!

- Вроде как давно приехала, только здесь не появлялась. – Ответила Тоня, кутаясь в холодную джинсовку Дяди. – Мы сегодня вместе с ней на одной электричке ехали, говорит недели три, как приехала, она тогда сюда на денек заехала, да опять в город уехала по делам.

Тут на голоса вышла продавщица Маша, была она старше лет на пять остальных. Шлепки на босую ногу, джинсы «а-ля варнки», кораллового цвета помада, добавляющая ей еще годов, эдак пять. Вечно не уложенные курчавые волосы. Она постоянно безуспешно пыталась внедриться в компанию молодежи, что ей совсем не удавалось, поэтому она частенько «покупала их» продавая алкоголь со скидкой или под честное слово, что занесут деньги позже. Она оглядела присутствующих взглядом ревизора. Видимо услышав случайно, а может быть и нарочно, что речь идет о Клаве, она как бы невзначай спросила:

- А куда она ездила?

- Ооо… Много куда, - тут же подхватила Женька, глаза ее засверкали в предвкушении рассказа очередной новости, - вроде как с тетей в круиз за границу, потом работала с американцами. Целый месяц поездок, везет же некоторым – весело живет!

- И чего ей со своими американцами не сидится?! Чего она здесь потеряла? Странная девка! – Сквозь зубы сказала Машка.

Маша просто недолюбливала Клаву. Хотя и ни разу не видела ее. Просто Андрей слишком часто говорил о ней. Тогда, Маше стало казаться, что Клава, хочет «увести» его. У Клавы, несмотря, на заурядную внешность и простоту, был какой-то шарм, что вызывало интерес и симпатию. Маша интуитивно чувствовала это, хоть и не знала, что все оказалось в точности наоборот.

- «Странность не порок!» - Встала на защиту Алина.

Но видимо для Машки тема была исчерпана, тем более она понимала, что ступила на «скользкий и тонкий лед» – спорить со странной Алиной не хотелось, тем более в присутствии Женьки. Она небрежно пожала плечами:

- Сигаретки не найдется? – Спросила Маша у Дяди, окончательно поставив точку в теме «Клава». – А Дюша где? Придет? – Но почему-то ей ответил Тимон. При чем ответ был не совсем вежливым.

- Да хер его знает, мы че его пасем? Это же Еврей.

Девчонки в это время что-то бурно обсуждали, смеялись и считали карманные деньги на «дриньку». Так они называли алкогольные напитки с различными подсластителями. Крепче пива, но слабее водки.

Минут через пятнадцать пришли и остальные: Кира с Филькой шли, воркуя впереди Тоньки, Еврея и Клавы, которые шли молча. Молодые люди были в кожаных курточках, джинсах. Кира и Тонька в платьях, прическа макияж, шпильки. Клава в обтягивающих брюках черного цвета и такого же цвета коротком плаще. Единственная кого не волновало, что она в кроссовках, хотя спортивными их назвать было сложно, они были на платформе. Кира была старше всех остальных, но не старше Машки.

Тонька переживала свою ссору с Тимоном, думала о чем-то своем и образовавшаяся тишина только помогала ей.

Клава была в предвкушении встречи с Александром и все время поглядывала на телефон, боясь, что придет смс, о том, что он не сможет придти. Сестра была удивлена ее приезду – сколько она за все три недели ее звала, но Клава только отнекивалась, ссылаясь на работу и загруженность на ней.

Позже Кира поняла истинную причину ее приезда, но не обиделась, она была рада за свою сестру – цветок из парника. Она не сломалась и продолжает жить и радоваться. И это радовало ее. Тем не менее, она дабы Клава больше не разочаровывалась, намекнула на то, что Александр может и не придти:

- Они вряд ли придут – сегодня нет дискотеки, он чего один что ли пойдет? – Как бы невзначай сказала она.

- Не знаю… - на миг Клава погрустнела, но она тут же отогнала эту мысль и вновь засияла улыбкой, - ведь он же сказал, что встретимся. Значит он придет. Я знаю, что он придет.

Еврей молчал, может, он чувствовал вину, а может, думал о жмущих новых туфлях. Но он молчал и возможно был единственным, кого эта тишина напрягала. Но остальным на это было наплевать.

Ну вот, можно было сказать, что все были в сборе. Но не для Клавы, она знала, что где-то там, в темноте идет Саша. Он идет к ней. Она встала таким образом, что бы видеть дорогу, ведущую к магазину и не пропустить того момента, когда он будет подходить.

Все скинулись, звякнули монеты передаваемые Машке, и вот она вынесла «дриньку». Встав возле запертой сейфовой двери магазина, она демонстративно притянула к себе Андрея. Проделывая все это, она неотрывно наблюдала за реакцией Клавы, но та даже не смотрела в их сторону. Она была там – на границе между этим и тем миром, что связывал ее с Александром.

- Клава, - вдруг окликнула ее Машка, - как поездка?

- Нормально. – Ответила она, даже не повернув голову.

Все болтали, пили, смеялись, кто-то курил, но Клава все также смотрела во тьму, лишь изредка, если к ней обращались или передавали бутылку, тогда она коротко отвечала или передавала бутылку дальше, даже не пригубив. Она была не здесь. Это чувствовалось, но ни кто не обращал на это особого внимания. Да, она была из их компании, но в то же самое время сама по себе и все к этому уже привыкли. Все, но не Машка, ей неуютно было находиться рядом с Клавой. Клаву с легкостью приняли в компанию, когда уже несколько месяцев Машку только отталкивали. И ей до жути захотелось как-нибудь ей досадить.

- А ты че не пьешь? Или брезгуешь нами? Нашей компанией? – Сказала тогда Маша. – Или может, вообще не пьешь? – Она прекрасно знала, что те, кто не пьет, в компании были не в почете. Именно к таким и относилась Алина не пьющая и не курящая.

Маша надеялась показать всем, что эта странная девка, такая же, как и Алина, а может даже и хуже.

Клава повернулась, в глазах ее читалось презрение, она усмехнулась:

- Почему не пью? – Она на один миг посмотрел на Андрея, «что он ей обо мне наговорил?» промелькнуло у нее в голове. – Просто предпочитаю водку.

«Ага!» подумала Машка «Попалась, вот сейчас и проверим, какая ты на самом деле» - Я тоже! – воскликнула она с поддельным удивлением. – Угощаю! Кто любит перцовую водку? – Но Маша заранее знала ответ, в компании водку не пили, а если и пили, то редко, а перцовую тем более ни кто не пил, так что была большая возможность напоить Клаву.

- Давай, только запивон нужен. – Клава сочла это за вызов и с улыбкой приняла его.

Особенность Клавы была в том, что ни кто не мог понять, что твориться у нее на душе. Мимика, жесты все было естественным, но в то же самое время, нельзя было понять, что скрывается на уме у этой девушки.

Машка ушла. Клава опять уставилась во тьму. Ей становилось грустно, но она гнала все эти мысли, представляя, как встретит Сашу. И вот уже появилась Машка с «перцовкой» и яблочным соком.

- Я тоже буду! – Сказала Тонька, она решила напиться из-за очередной ссоры с Тимоном.

Сок и водку разлили по стаканчикам:

- Ну, просто так пить как-то… - замялась Машка, - ну не алкаши же мы! С тебя тост! – Сказала она, обращаясь к Клаве.

- Ну что ж… - начала неуверенно Клава, – за вас друзья, за дружбу, что бы всегда собирались вместе, не бросали в трудную минуту друг друга. – И приподняв руку, стала чёкаться.

- Ураааа!!! – Грянули несколько голосов. – За тебя! – Сказал кто-то из девчонок, когда она чёкалась. Все были веселыми, многие уже были подвыпившими.

- Между первой и второй… - весело начала Клава, обращаясь к Машке. Тоска ушла вместе с выпитым.

- … промежуток не большой. – Продолжила Машка. – Как тебе водка? Ты пила такую?

- Не приходилось. – Клава задумалась на долю секунды, жидкость прошла мягко, лишь обдав теплом горло. – С яблочным соком вкусно даже, да и мягче, чем простая водяра.

Тут уже разлили по второму разу. Коротко чёкнувшись приговорили уже второй стаканчик.

После второго стаканчика Тоньке стало дурно, и она отказалась пить ее дальше, вновь перейдя к «дриньке». Кто-то принес доску и несколько кирпичей – посередине лестницы соорудили скамейку, на которую живо уселись Кира и Тонька. Включили музыку на телефоне. Воцарилось всеобщее веселье.

Места стало больше. Клава стояла, опираясь на перила, где расположились бутылка со стаканчиками готовые к третьему «заходу» и пакет сока, здесь же рядом стояли Маша с Евреем, в уголке возле двери. В противоположном углу, опираясь на перила, стояли Женька с Тоней, рядом пытаясь быть нужным тусовался Дядя. На первой ступеньке стояли Филька и Тимон. Последний все мялся и пытался найти предлог помириться с Тонькой, да все не получалось и выходило наоборот и они еще больше ссорились. Алина ушла домой. И тут Клава увидела две фигуры движущиеся к ним. Ни секунды не сомневаясь, что это может быть кто-то другой она прошла навстречу, нечаянно расталкивая Фильку и Тимона стоявших на ее пути.

«Он пришел!» - Радостно мелькало у нее в голове. – «Несмотря на то, что другие отказались, наверно из-за того, что не было дискотеки. Но главное он здесь!»

 

- Привет! – махнул он ей рукой, когда она была на полпути к нему.

- Привет! – махнула она в ответ, лучезарно улыбаясь Сашке.

- Вы знакомы? – Спросил он, когда она подошла ближе, и посмотрел на своего спутника. – Это мой лучший друг Барон! А это Клава!

- Очень приятно! – Сказал коренастенький, низенького роста Барон протягивая руку для пожатия.

- Взаимно. – Ответила Клава, пожимая руку.

После стандартной процедуры знакомства Барон тут же ретировался, оставив их наедине, присоединился к веселой компании и здороваясь со всеми протянутыми ему руками.

Александр отбросил окурок и, положив руку на ее плечо, спросил:

– ты не против что я курю?

- нет, - улыбнувшись, ответила она, - с чего бы мне быть против!

- ну, так некоторые не любят курящих.

Когда они подошли, картина стала немного иной. Маша и Еврей демонстративно целовались, при этом было видно, что теперь уже Андрей смотрел пристально и ожидал реакции Клавы. На том месте, где она стояла пару минут назад, уже сидел Филька качал ногой, изредка нечаянно задевая доску, на которой сидели Тонька и Кира. Тоня и Женька стояли, прижавшись от холода, друг к другу и о чем-то хихикали. Барон, Тимон и Дядя куда-то ушли.

- Может, хватит пинать доску! – Гневно сказала Тонька – Не видишь, что ли, мы тут сидим!

Изрядно опьяневший Филька ответил тем, что стал назло пинать доску.

Тонька встала, спорить с опьяневшим Филькой было бессмысленно и опасно. Пьяным он мог накинуться с кулаками на любого человека, не важно кто бы перед ним не был – девушка, парень, ребенок или старик. Пару дней, назад изрядно выпив, он подрался с Тоней, тогда его еле от нее оттащили.

Тем не менее, не смотря на то, что девушка уже встала, он продолжил пинать доску от безделья. Клава поймала недовольный взгляд Киры.

- Может уже хватит, люди же сидят, неужели это так сложно сделать?! – Решила вступиться за сестру Клава.

- Че хочу то и делаю, еще б мне кто-то что-то запрещал! – Отреагировал Филька.

- Нет, ну нормально! – Возмутилась Клава. – Вообще-то там твоя девушка сидит, если ты не видишь!

- Ну, тогда пусть она сама скажет, если ей это не нравиться!

- Ладно, хватит… - попыталась унять сестру и парня Кира, но оба уже разогрелись и сорвались как церберы, которых уже было не унять.

На шум пришли парни и с любопытством ожидали окончания перепалки, не вступая в нее. Все знали, что Фильку уже ни что не может остановить – он стал переть как танк, уже ни чего не замечая. Исход, мог быть один: либо «кровь», либо он успокоится и забудет об этом недоразумении при условии, что Клава прекратить нападки на него. Кира это знала, как знала и то, что уязвленное самолюбие Клавы не даст так просто сойти с «дистанции».

И тут произошло то, что ни кто не ожидал…

Александр до этого куривший и смотревший как посторонний человек на всю эту ситуацию вдруг становится перед Клавой, загораживая ее ото всех. Клава отпрянула, не ожидая такого, и попыталась его обойти, но ни чего не получалось – он угадывал любое ее движение и все так же оставался перед ней. При этом каждый раз, они отдалялись на шаг от провокационного места. Она начала злится.

- Может, ты дашь пройти… - сказала она ровно настолько возмущенно, насколько и с удивлением.

Он тяжело вздохнул, так, будто уже в сотый раз пытался ей разъяснить теорию устройства мира со стороны квантовой физики – это же так просто, а она все ни как не поймет.

- Пойдем, мне надо тебе кое-что сказать. – Серьезно сказал он.

Немного опешив от неожиданности, валившейся на нее раз за разом, она дала отвести себя на значительное расстояние от магазинчика – не совсем далеко, но и не настолько близко, что бы их разговор могли услышать. Пауза затянулась, казалось, что он не может начать разговор.

- Так что ты хотел мне сказать? – Решила подтолкнуть его Клава.

- Посмотри на небо, какое оно черное… - сказал он, запрокинув голову.

-…. ??? И чего???? Эээ… – она была в замешательстве. – Небо как небо…

- Ты знаешь какие-нибудь созвездия? – продолжал свою тему Александр.

- Ну да… - ответила Клава и, посмотрев на лицо Александра, она вдруг застенчиво заулыбалась и, смутившись сама не зная от чего, уткнулась лбом ему в грудь.

Они были уже не там. В их мире не существовало никакого магазинчика, не было крыльца, на котором кто-то стоял, сидел или болтал. Они вообще не слышали, о чем говорили другие, их просто там не было. Они были в своей вселенной и кроме них в этом мире ни кого не было. Была бархатная тьма, окутывающая их теплым одеялом, звездное небо и они… Александр и Клава.

Он положил руки на ее плечи, а она вдруг развернувшись, посмотрела на небо и тихо сказала, а может быть, прошептала:

- Там Медведица, здесь Орион, а тут Кассиопея. – Она развернулась и посмотрела ему в глаза. – Больше я не знаю других.

Но оба знали, что все это не имело, ни какого значения.

- Это все такая мелочь, по сравнению с Вселенной… - начал он, - все эти разговоры… вот о чем они там говорят? – Спросил он, говоря об остальных. – По сути, ни о чем.

Они дышали одним воздухом, смотрели друг другу в глаза, их лица были так близко друг к другу… сколько это все длилось, не важно, но каждый из них сохранит это мгновение до конца своих дней и пронесет его по жизни.

Вдруг она устремила свой взгляд вниз и тихо спросила:

- Ответь мне на несколько вопросов. Только честно. Пожалуйста, обещай, что честно ответишь! А я в свою очередь пообещаю не обижаться на твой ответ и не изменю своего отношения к тебе.

- Хорошо, я согласен, но только на взаимные честные ответы, на некоторые мои вопросы. – Согласился он.

Она медлила и, посмотрев ему в глаза, спросила:

- Почему ты со мной? – В день их знакомства они стояли с Женькой, и можно было подумать, что они пара. – Или ты хочешь позлить Женьку, и я для этого просто хороший повод?

Он молчал и все так же пристально смотрел на нее, не прошло и пары секунд, но для нее прошла уже целая вечность, а он молчал.

Тогда она, ощущая горький привкус приближающегося разочарования, сказала:

- Неужели я не достойна правды? Что я сделала тебе плохого, что заслужила быть в неведении? – Она судорожно вздохнула. – Если ты таким образом хочешь вернуть Женьку ты мне только скажи… пойми я пока еще могу изменить свое отношение к тебе, я сдерживаю свои чувства, например сейчас сдерживаюсь, что бы не поцеловать тебя, а так я буду знать, что ты не больше чем друг. Если захочешь, я помогу тебе…

- Ко мне подходил Еврей, пока ты ругалась с Филькой… - перебил он ее. – Он сказал, что ты его девушка… - он сделал паузу, пристально поглядев на нее.

- Оглянись, он там с Машкой, а я здесь рядом с тобой. – Она была раздосадована, что Еврей влез в ее личную жизнь, решив все испортить – как «Собака на сене – не мне и не тебе». – Перед моим отъездом он стал ухаживать за мной, я это принимала, но не более того. Когда приехала, он уже с другой. Так что я не с ним и тем более, я не его девушка. – Она сделала акцент на слове его, подчеркивая тем самым, что она не вещь и сама решает с кем быть.

Наступила пауза… он улыбался, смотря на нее:

- Какая же ты глупая! – И тут крепко обнял, не давая ей возможности даже пошевелиться. – Моя глупая малышка… - его глаза искрились радостью.– Глупышка!

Она вывернулась из его объятий:

- Ты так и не ответил… - ей необходимо было услышать, что она ему не безразлична, что действительно интересна. – Пожалуйста… - в глазах блеснули слезы.

- Неужели ты так и не поняла? – Он усмехнулся и преодолел в долю секунды расстояние между ними.

Дыхание перехватило, его мокрые губы, пахнущие выкуренной сигаретой, коснулись ее пересохших губ. Все произошло настолько мгновенно быстро.

- Оглянись, я здесь рядом с тобой, а не с Женькой. – Ответил он ей в такт ее словам. И вновь спросил: - Ты не против, что я курю? – он улыбнулся.

- Нет, не против. – Ответила Клава смущенная всем и сразу.

Он взял ее за руки, они оказались ледяными.

- Какие холодные руки? Ты замерзла? – Спросил он заботливо.

- Немного.

- Давай их сюда под куртку. – И положил их себе под футболку, вздрогнув от холода.

- Не надо, не стоит. Ты замерзнешь. – Начала было протестовать она. Но он обнял ее, и ей ни чего не оставалось, как обнять и приложить свои ледышки к его спине.

- Зимой, когда я катаюсь на сноуборде, бывает так жарко, что я раздеваюсь и ложусь на снег загорать…

Она промолчала, ей не хотелось портить это мгновение разговорами, по сути, ни о чем.

Он положил подбородок ей на голову:

- Моя глупая малышка – повторил он.

Так они и стояли, не зная, сколько прошло времени, потерявшись в настоящем, прошлом, будущем. Но зная, что здесь и сейчас их вселенная.

Только их.

 

@KLaraNeus 2017

KLaraNeus

Посвящается всем нам (людям с планеты Земля)

 

Мысли, как обычно, бурной рекой изливаются водопадом в мое сознание. Сегодня у меня день мизантропии, поэтому особо любящих человеков, советую лучше не читать эту статейку.

Все мы НЕБЛАГОДАРНЫЕ СВИНЬИ!!! Хотя по большому счету свиньи не такие уж и плохие животные и сравнивать с ними нас-недостойных просто возмутительно. Хех… оксюморон: сравниваю и сама же этому сравнению возмущаюсь. Ну что поделаешь я ж тоже такая же неблагодарная свинья.

Люди – заср***цы. Ну посмотрите, во что мы превратили нашу планету. Скоро и правда мы превратим наш рай в ад. Недавно прочитала книгу Бернарда Вебера «Звездная бабочка» думаю, нас именно такое будущее и ждет (Интерстеллар кстати очень напоминает это произведение). Блин отвлеклась оттого, что хотела в итоге сказать. Продолжим…

Как так может быть, что настолько умные люди-человеки не могут ужиться с природой породившей нас… хотя… может быть мы вообще не с этой планеты? Может быть, мы когда-то прибыли на эту Землю из своей родной планеты, которую «убили». И теперь как паразиты вновь «убиваем»… сегодня я ненавижу нас! Мы убиваем то, что нас породило, приютило, стало нашим домом. Как можно не понимать, что без Земли не станет и нас. Что же делать? Продвигать технологии не разрушающие природу. Отдать ей (природе) то, что ей принадлежит. Да полностью отказаться, от каких-то благ сразу вот так просто невозможно, но ведь можно же это сделать постепенно!!! Почему наука направлена на создание оружия, которое разрушает? Почему нельзя просто созидать и констатировать факты? Ненавижу людей, войны, беспорядки… Все это не больше чем одно большое ЭГО одного человека (например главы правительства). Все это не больше чем глупое выяснение отношений. Чья территория, кому принадлежит… или еще хуже как больше украсть у простого народа. Под простым народом я понимаю людей из небольших деревень. Такие люди охотятся, ловят рыбу, занимаются собирательством, но все это в рамках нужды. Их кредо «Убью столько сколько съем». Такое же кредо было и у наших предков. А теперь с появлением городов-мегаполисов, молодежь стремиться, туда. Их идеалы заместились бредом, что там можно взять халявные бабки! А вообще «бабки» это всего лишь бумажки, куски железа. Да это блага, которые дают власть. А что власть? Власть всегда эгоистична и поддерживает лишь то, что выгодно только ей. Например, войны… а что бы поддерживать ее, нужно оружие… где его взять??? лучше создать новое, такое, что у других не будет. Вот и выходит, что мы сами себя убиваем, а рикошетом мы убиваем и природу вокруг нас. Но главное мы убиваем планету… к чему это, думайте сами.

@KLaraNeus 24/11/2017

KLaraNeus

Посвящаю это тебе и для тебя.

Немного сумбур, но и в этом то же есть я.

Сегодня я вновь увидела того, человека которого когда-то искренне и безоговорочно полюбила. Мы не виделись года 4, может больше. Тогда я поблагодарила тебя за все и просто ушла, пообещав, что больше меня в твоей жизни не будет. Я решила исчезнуть. Относительно, но мне это удалось. Я постоянно жила и дышала только тобой, поэтому первое, что я решила, это перестать мчаться сломя голову за тобой, остановиться и оглядеться. Остановиться-то было не проблемой, а вот с тем, что бы увидеть рядом другого было сложнее. Я чувствовала себя предателем по отношению к тебе, т.к. когда-то (лет 9 от момента сейчас) я пообещала, что дождусь твоего ответа – что ты ко мне чувствуешь? Ждала, когда ты разберешься в себе, но этого так и не произошло. Исчезнув для тебя, я перестать себя мучить, мучить ожиданием и пустыми мечтами.

 С той встречи столько всего произошло... Рядом появился человек, который полюбил меня, так как когда-то полюбила тебя я. Глупо было, но я решила быть с ним (полная твоя противоположность). Думала, что смогу полюбить, что лучше быть с тем, кто любит меня, чем жить в постоянном ожидании чуда, которое никогда не свершится.

Это мое решение кардинальным образом изменило меня и мою последующую жизнь. Я изменилась как внешне, так и внутри. Я замкнулась в себе и стала черствой как «сухарь». Это мой осознанный выбор. Это теперешняя я.

Вскоре изменилось и мое мировоззрение, мне даже стало казаться, что я забыла тебя и полюбила наконец-таки его. Что ни когда не уйду, что мне больше ни кто и ни что не нужно, что больше не хочу о тебе думать, что пора начать жизнь в настоящем… но я ошиблась. Я поняла это на следующий день.

Брошенное в воздух простое желание увидеть тебя. Вдруг сбылось. Скажете абсурд? Но это именно так и вышло.

Судьба/Бог/Вселенная так распорядилась, что мы встретились. Я не знаю, в какой момент я поняла, что это ты. Но первое, что я испытала дикий и жуткий страх. Мне захотелось выскочить из кабинета, убежать. Но мозг дал команду сидеть и попытаться взять под контроль тело в свои руки, но и они не слушались они застыли, а потом пришло чувство озноба – стало жутко холодно, так что меня, в конце концов, начало трясти. Я до сих пор не могу понять, почему при виде тебя, даже по прошествии стольких лет, меня начинает трясти?

 Ты чуть заметно кивнул, я ответила. Эти еле заметные движения кажется ни кто не заметил. Только ты. Только я. Я смотрела, бесцеремонно разглядывая и запоминая, наверно, тем самым, отвлекая тебя (уж прости). Ты, может быть, смотрел, в моменты, когда я не смотрела, но работать уже было не возможно.

Ты был рядом, ты был тут, ты был здесь.

Я не знаю в какой момент ты понял, что это я. И какие чувства у тебя возникли. Я все пыталась понять рад ли ты?  И не понимала. Как наверняка и ты не понимал: рада ли я? Видя меня бледную как смерть испуганную, дрожащую, исхудавшую и такую уставшую от жизни.

После я как кошка, загнанная в клетку ходила от стены к стене, меря шагами уборную, ища выход, вопрошая Бога/Вселенную/Судьбу. Тогда я решила, что если ты подойдешь, поговоришь (пусть разговор будет банальным типа: как дела и все в таком же роде) попросишь номер телефона или о встрече, я уйду от него. Если ты не подойдешь, то значит, Судьба/Бог/Вселенная подарили мне эту встречу для прощания…

Ты так и не подошел, а я все ждала и ждала. И даже сейчас, я сижу и жду. Надеюсь, как тогда, давным-давно, я ждала ответа на свой вопрос, который так и остался висеть немым ответом в воздухе…

@KLaraNeus 23/11/2017

×