Jump to content
Sign in to follow this  
Bobr0212

Пишу фэнтези

Recommended Posts

Пишу фентези. Может, почитаете, оцените? Это отрывок. Вся вещь называется "Гора".

Часть первая. Война.

Никогда не знаешь, какова настоящая жизнь. Запах истории перебивает ее, кружит голову по воле тихони с пером пугливого гоа, склонившегося над пергаментом, и ни честный трискер, ни сумеречный луид не ведают, как далеки они от настоящего вкуса мира. Летописцы опасны, но не стоит их упрекать в чужих грехах. Каждый народ сам выбирает себе повязку на глаза, сам творит свой обман. Так уж устроен мир: всем нам суждено плясать под чужую дудку случая, потому что даже Жрец из касты творцов, запершихся в землянках эльфов, – раб, позорный слуга на пиршестве сошедшихся в битве неведомых нам сил. Только и остается беспомощно назвать их чем-то расплывчатым и таинственным – Роком, Судьбой.

Думал ли так Крол, когда поднимался к своему бастиону через прозрачный лесок в тот последний мирный день? Сказать сложно. Но в воздухе уже пахло страданием. Каждый трискер ощущал это. А воин и подавно. Молодой Крол еще никогда не был в бою, но века селекции сделали свое дело: он будет беспощаден к врагу и к себе, несмотря на этот страшный воздух предчувствия, сводящий с ума всех, кто был рожден для мирной жизни. Поэтому он не думал о предстоящем, он шел вверх мимо этих притихших деревьев, ссохшихся кустарников по жесткой траве. Как любой солдат он относился спокойно к своей возможной смерти и не испытывал никакого потрясения от ее близости. Что поделаешь, три года назад они стали героями. А герои долго не живут. По крайней мере, так было положено считать Кролу. Хотя… На этом «хотя» мысль обычно останавливалась и не могла обрести ясного содержания: природа не позволяла. И все же Крола в некоторой степени можно было считать вольнодумцем. Ведь никто из его касты не додумался до этого «хотя». Крол усмехнулся. Обкрадывает ли каста его, когда накладывает табу на мысль? Нет, так даже думать стыдно…

Поток мыслей прекратился сразу, Крол остановился и превратился в слух и зрение. Напротив него возвышался кустарник, но не он заставил его насторожиться. Решив срезать путь, огибающий очередной холм, Крол сошел с тропы, хотя старцы из касты всегда были против подобного нарушения. В мирной жизни Воин должен быть предсказуем. Крол хорошо знал, что источает ауру смерти, поэтому невольный страх трискеров перед ним был ему знаком. Но в лесу, когда никого рядом нет, следовать инструкциям по крайней мере глупо. Или нет? Впервые за свою новую жизнь героя он ощутил нечто знакомое, предназначенное ему как воину: опасность. Сзади кто-то крался. Крол быстро развернулся и еле удержал свой уже выхваченный дротик: перед ним в ужасе застыл зверь. Вместо того чтобы броситься от героя, лось оцепенел и не мог оторвать взгляда от боевой экипировки латника. Крол мысленно выругался. Он совсем забыл, что в лесу никогда не бываешь один. Как умел, извинился перед зверем. И тот, как рассудительный трискер, кивнув в знак согласия огромной мордой, ушел куда-то вниз, хрустя мелкими ветвями. Пока война не началась, воин должен быть безобидней суслика. Несмотря на то, что звери бессознательны, они прекрасно ощущают добро и зло. И подобно тому, как трискеры мстят луидам за зло, так и лес возвращает долги своим врагам. Поэтому и гибли в лесу в свое время не дети, а в основном охотники. Это открытие касты творцов долго не могли принять все. Оно означало, что охота на животных становилась преступлением. Понадобилось долгих двести лет, чтобы обычный трискер больше не замышлял убийства зверей. Словом, лес трогать было нельзя. Потому Крол и стоял в лесу, как слон в посудной лавке, страшась еще кого-нибудь напугать. Не нужно было сходить с тропы. Не нужно. Его тяжелая поступь латника все это время заставляла вздрагивать обитателей леса. Касту воинов страшно боялись и животные тоже, потому что когда-то она была выведена из убийц ночного леса – охотников. И чуткий волк, и яростный барс – хозяева иных миров и отношений, – даже находясь в другом конце своего дома, всегда точно знали, когда к ним приходил кто-нибудь похожий на Крола.

Наконец Крол двинулся с места. Но едва пройдя пару шагов, услышал голос.

- Не спеши так, латник… если только не хочешь взлететь, как птица, к небу…

Крол почувствовал, как его правую ногу обхватила ворсистая петля веревки. Ловушка. Перерубить ее несложно, но скорей всего, это не единственный сюрприз: под ним, вероятно, яма с кольями: поэтому, перерубая веревку, обрекаешь себя на смерть. Но разговаривали с ним явно не луиды, поэтому о природе воина можно было забыть. Только с врагом нужно чувствовать себя оружием со всеми остальными – трискером.

- Кто ты? Что нужно тебе?

- Я – Троль. Так вы, кажется, меня называете.

Услышав это, Крол дернулся и, подхваченный за ногу, взлетел к толстой ветви огромной сосны. Сделав несколько конвульсивных движений, Крол успокоился.

Из кустов, тех самых, которых Крол не опасался, вышел он, похожий на трискера, но уже не трискер, Троль. Чернь дала ему это прозвище, в котором соединились презрение и страх. Оно означало «предатель», «оборотень». Он тоже когда-то был трискером. Но бежал с поля боя и навсегда покрыл себя позором. Его следовало бы казнить самой страшной казнью. Само его существование говорило о том, что среди трискеров могут быть трусы.

И вот он перед ним – позор и мерзость мира, прохаживается, усмехается, благодушный и спокойный. У него в руках дротик, дротик Крола, у него в руках нож, нож Крола. Кажется, он наслаждается победой и унижением трискера. Воин выгнулся и попытался дотянуться до ветви, на которую был подвешен. Безуспешно.

- Я этого и боялся. Воины не умеют держать себя в руках. Обрати внимание, никто не собирался тебя убивать. Ты, наверное, думал, что под тобой страшная яма с оточенными пиками, которые только того и ждут, как бы поскорей проткнуть твое пузо? Но я не кровожаден.

- Не думай, что ты добряк. Ты – трус, – глухо выдавил из себя Крол.

- Вот он и начался, наш разговор. Только из-за него я подвесил тебя на эту замечательную сосну. Да, я – трус. Я очень переживал из-за этого. А потом я подумал, что мир состоит из другого: глотка молока из кувшина, который держит девушка; из дрожащей на траве росы; из лепехи, которую выдавил из себя бодливый кымчак. Да-да, и из этого тоже. Мы же все давим из себя лепехи. И ради этого стоит жить.

- Там на западе столько плодородных земель, а вы уперлись с луидами в эту гору. Гнусно это все, гнусно. Да, я трус. Но разве лучше быть убийцей? Подумай. Ты умеешь думать? Мы снова встретимся, когда ты научишься думать. А пока передай своим: я со своими ребятами тоже влезу в общую заварушку, но не для того чтобы убивать, а чтобы спасти таких, как ты, и таких, какие на нас непохожи.

Предатель бросил на землю нож и дротик честного воина, поднял голову и спросил:

- Как тебя зовут?

- Для тебе я просто трискер…

- Ну, до свидания, Трискер, – сказал Троль и пошел вниз. Следом к нему присоединились и другие, те, кто незримо наблюдал за происходящим все это время: двое трискеров-предателей из числа крестьян и один луид. Этот последний был значительно крупней коренных обитателей поверхности. Он тяжело дышал: избыток кислорода в воздухе переносился демонами с трудом. Там, откуда они пришли, воздух был горячим, с парами серы; кислорода в нем было раза в три меньше, чем на поверхности. Но несмотря на это, он двигался бесшумно и быстро. Мощный хвост, вытянутая морда, оранжевая кожа, выгнутые, как у зверей, нижние лапы – во всем проступала сила и мощь веками воюющего народа.

Крол начал освобождаться.

Share this post


Link to post

Спасибо за отзыв. Ссылку читал. Понравилось. Именно ваша вещь и толкнула на то, чтобы предложить свое. На счет стиля: они просто разные. В вашем случае динамичный сюжет рассчитан на короткий рассказ. А у меня длинная песня - роман. Поэтому все по-другому.

Share this post


Link to post

Bobr0212, Спасибо. Ну как динамичный сюжет)) 2-ю главу пишу оочень долго уже)))

Добавлено спустя 4 минуты 4 секунды:

Кстати, заметил, что на улановке много народу пишет хорошо))

Share this post


Link to post
ихони с пером пугливого гоа, склонившегося над пергаментом, и ни честный трискер, ни сумеречный луид не ведают, как далеки они от настоящего вкуса мира

Сначало вызвало рвотные позывы)

потом подумав, я пришел к выводу что Не всякое фэнтази должно начинатся словами:

"Рассказ у нас пойдет в особенности о хоббитах, и любознательный читатель многое узнает об их нравах и кое-что из их истории. Самых любознательных отсылаем к повести под названием «Хоббит», где пересказаны начальные главы Алой Книги Западных Пределов, которые написал Бильбо Торбинс, впервые прославивший свой народец в большом мире. Главы эти носят общий подзаголовок «Туда и обратно», потому что повествуют о странствии Бильбо на восток и возвращении домой. Как раз по милости Бильбо хоббиты и угодили в самую лавину грозных событий, о которых нам предстоит поведать."

Есть же всадники Перна и Трицветок с запахом волшебства. Есть ваха и Белянин. да короче есть много чего, жаль только что ваше фэнтази никогда не будет дописано и уйдет к Мастеру в библиотеку недописаных книг.)

Share this post


Link to post

Всем

Спасибо за внимание к моей скромной персоне.

teKILLajazz

И за рвотные позывы тоже спасибо. Ведь это означает, что предварительно пища была съедена )) А по поводу Мастера недописанных книг - ошибаетесь. Оно будет дописано. 130 страниц из 240 уже написал. Видимо уже не брошу.

Share this post


Link to post

Ros.pro

По поводу времени, которое вы тратите на рассказ. Мне кажется, такие вещи, как ваши, создаются по времени не меньше романов. Придумать оригинальный сюжетный ход с неожиданной развязкой - большое искусство. Снимаю шляпу. ))

Share this post


Link to post

Bobr0212, ну спасибо, конечно, но я все же не думаю, что мой рассказ дотягивает до "высокого" уровня)))

А вам, сил и вдохновения дописать до конца! )

Share this post


Link to post

откровенно плохо. стиль неряшлив, повествование бессвязно.

Share this post


Link to post

qwe3215! Вы писали: "откровенно плохо. стиль неряшлив, повествование бессвязно".

Если это просто плевок мимоходом, мне грустно, ибо всегда ждешь понимания. Нарываться на быдло всегда неприятно.

А если Вы отзывались серьезно, то я хотел бы чему-нибудь научиться. Потому что сам чувствую, что-то не так, но вот только что? Написать просто "плохо" не совсем то, что я ожидал услышать. Что Вы понимаете под "стилем"? В чем его "неряшливость"? В длиннотах? По поводу "бессвязного" повествования вообще пропускаю, поскольку оно и не начиналось. Страниц сорок нужно выложить, чтобы что-то уловить. Роман все-таки.

Спасибо за отзыв и за то, что отзоветесь еще.

Share this post


Link to post

Bobr0212

А мне понравилось если честно, даж не заметил как дочитал, а то обычно такую муть напишут, что пару строчек с трудом прочитаешь.

Сам фэнтэзи увлекался, особенно Сальваторе с его темным эльфом прикалывали.

Эх было б время, не отказался бы какое нибудь качественное фэнтэзи почитать...

Share this post


Link to post

Ну раз уж так получилось, то советую зайти на этот сайт http://zhurnal.lib.ru/cgi-bin/login и зарегистрироваться и в дальнейшем выкладывать главы. Ну, там сами разберетесь. Отсюда начинали многие авторы. Было бы круто, если бы издался один из наших.:)

з.ы. Ну и совет наверное. Лучше все сразу не выкладывайте. Травите понемножку. Каждый день, скажем. Чтобы глаза мозолила в новинках.:) Удачи!

Share this post


Link to post

Bobr0212, книга должна привлекать читателя сразу. возможно, в подростковом возрасте, когда я читал все подряд, я и дочитал бы до 41-ой страницы. а сейчас я прихожу домой с завода ночью, в грязи и мазуте, уставший, выпиваю пол-литра водки, включаю Вороваек и хочу, чтобы книга радовала меня сразу, потому что мне скоро уже спать ложиться))))

если серьезно, то меня приятно удивила ваша реакция. вероятно, вы не безнадежны ) но в вашем случае конкретный совет дать сложно.

вы, часом, не Саймону Грину подражаете? ) даже если нет, очень похоже. у Грина романы тоже тяжеловаты: тоже много придуманных им слов и лишних размышлений, которые отягощают изложение. но вот у него как-то читабельно, а у вас нет. возможно, он тоже начинал, как вы )

"длинноты", как вы изволили выразиться, сами по себе не преступление. но в сочетании с морем новой информации о мире вашей книги становятся совершенно нечитаемыми.

хорошо, что вы хотите создать новый фэнтезийный мир, но для первого романа задача может оказаться невыполнимой. и опять же: здесь цитировали хоббита, вот вам классический пример: создавая величайшую придуманную вселенную, Толкиен не огорошивает всех с ходу, а постепенно вводит нас в этот мир.

у фэнтези есть свои законы ) и они существуют не потому, что все дураки и неспособны придумать ничего нового, а потому, что законы эти позволяют написать вполне качественное произведение. например, Эрагон, который состоит из штампов чуть менее, чем полностью, и тем не менее остается хорошей, годной книгой ))

вы же любите фэнтези, раз стали его писать ) попробуйте следовать законам жанра, в этом нет ничего зазорного: все учатся, подражая ) напишите какое-то введение, или откажитесь от экшна в первой же главе, и пусть ваш герой повспоминает былое, позволив нам хоть что-то узнать о его мире ) у вас есть такая наметка, но она не удалась.

возможно, стоит также на некоторое время отложить написанное и не писать нового, а потом перечитать ) почти всегда это очень действенно, но возможно, это не ваш случай. во всяком случае, не повредит )

ну и собственно, давайте уж тогда дальше, посмотрим, что вы имеете в плане развития сюжета )

Share this post


Link to post

qwe3215! Спасибо за мнение. Для меня оно оказалось полезным. Наверное, Вы правы глава слегка так перегружена. Однако с другой стороны, В Толкиене я как раз не читал начало, где дано подробное описание. Поэтому и отказался от него... Хотя с точки зрения композиции - это нужно сделать. А уж читать его или нет - дело читателя. Уже думаю над ПРОЛОГОМ. Хотя и переделывать главу не хочется. Легла она как-то. Еще раз спасибо. ))

Preston Обязательно последую Вашему совету. Но сначала допишу. ))

Dmitrius Благодарю за высокую оценку. Могу выслать пару глав. А заодно еще раз послушать мнение.

Share this post


Link to post

Почему нет? Если есть интерес...

Добавлено спустя 5 минут:

Выкладываю. Продолжение.

Они сидели в одной из «Трехсот крепостей», охраняющих подступы к Горе. Со времен первых столкновений с демонами или луидами (как называли себя сами пришельцы) трискеры успели переселиться к подножию, начав свой великий поход к небу, к неведомой вершине Великой Горы, которой поклонялись и которая манила их. Народ подчинил себя духовному, и угроза войны лишь объединила его в достижении главной цели. Считалось, что по мере продвижения народа к вершине башни («крепости») будут сдаваться врагу. Поэтому трискеры на расстоянии двух пеших переходов от первой линии обороны уже начали возводить новую, которая со временем должна была принять на себя последующие удары луидов. Чем выше будет подниматься народ к Горе, тем больше брошенных линий укреплений должно было оставаться внизу. Для любого воина была очевидна пагубность этой затеи. Добровольная сдача укреплений – подарок врагу, плацдарм, с которого удобно совершать набеги. Но правители решили, а воины приказов не обсуждают. Тем более, что до сих пор удавалось избежать масштабного кровопролития. Сюзерен, олицетворяющий светскую власть, и Епископ Северный – глава Космической Церкви Трискеров – организовали встречу с врагом. Долгих три года шли переговоры в Клане Творцов. Но дело двигалось трудно. Демоны были неуступчивы и на все последние инициативы трискеров отвечали угрозами. Их требования были наглыми и святотатственными – дать доступ к Великой Горе, позволить начать собственное восхождение с восточной стороны. И что бы ни говорили послы Церкви и Сюзерена, в ответ они получали витиеватые словеса. Стало очевидно, что луиды готовятся к войне. Действительно, за эти годы к границам трискеров были стянуты громадные силы. Изменились и повадки пришельцев. За это время сдержанные поначалу и дипломатичные луиды стали настоящими исчадиями: грабили крестьян, уводили скот, сжигали угодья. В безопасности могли себя чувствовать себя лишь те, кто решился посвятить себя великому походу и ушел за линию «Трехсот крепостей». В конце концов на равнине остались лишь те, кто либо жил в глуши, либо был слишком привязан к привычному образу жизни. Но таких было мало. Весь народ снялся с места и двинулся в гору, оставляя за собой лишь воинов в крепостях. Обстановка накалялась. Все ждали полномасштабного вторжения.

Вообще-то это был уже второй круг войны. Едва вступив на поверхность, демоны столкнулись с яростным сопротивлением и ужасом местных. Пораженные внешним видом луидов, трискеры затрепетали в суеверном страхе. Тогда в народе ходили слухи о том, что сам Эрлих поднялся на землю. Кликуши и прорицатели разных мастей кричали о конце света. Однако ужас произвел очень странный эффект – он мобилизовал народ. Трискеры, не желая терять бессмертную душу, бились с демонами насмерть. Целые деревни сжигали себя заживо, крестьяне бросались в самые толпы демонов с зажигательной смесью, не забывая поджечь ее. Поэтому луиды были тоже напуганы. Словом, первый круг был страшен для обеих сторон.

И вот наступал круг второй.

Война должна была начаться завтра на рассвете. Воины готовились. Обученные наспех крестьяне повторяли уроки военного искусства, мистики призывали стихии и заглядывали в будущее, качая головами с безумными глазами: общающийся с миром духов никогда не находился только там или только здесь – всегда между. Сотня же (обученные кастой воины, основная сила крепостей) занималась своими делами. Кто-то писал письма родным, кто-то заигрывал с крестьянскими девушками, млеющими от захватывающего отблеска смерти в облике Воинов, кто-то играл в карты. Последнее вообще-то было запрещено, но каста смотрела на это сквозь пальцы: тех, кому суждено умереть, стыдно упрекать в грехах.

Крол и Лион сидели у крепостной стены, на ступеньках, ведущих наверх и чистили латы.

- Говоришь, демоны якшаются с Тролем? Знаешь, что меня во всем этом удивляет? Он все время хочет быть кем-то! Дай ему волю, и он саму Гору оседлал бы… – брякнул Лион и почувствовал: зря. О святынях всуе не говорят. Добавил серьезно:

- Крол, извини, сорвалось как-то. Сам не знаю.

- Ничего, просто Троль и в самом деле мразь. А я-то как ему попался, вспомнить стыдно. А все от того что с тропы сошел, лес напугал…

- Ну, ты же не лазутчик, слава богу. Пусть шпионы играют в эти игры с Тролем и ему подобными. Наша честь – в другом, – Лион горделиво расправил плечи: он был уверен, что подсматривать и подслушивать – дело мелких вороватых проныр, у которых нет ни чести, ни имени.

- А вообще-то чего тебя вниз-то понесло? – спросил Лион.

- К дому ходил. Мои-то давно уже в Гору ушли. А меня знаешь, что-то потянуло… Ностальгия типа. Ну хоть посмотрел.

- Вообще-то опасно. Могли и демоны заловить. А завтра нам каждый воин нужен будет, тем более из касты… – Лион почти всегда говорил банальности с видом Главного Педагога, за что над ним подсмеивались, но другом он был надежным.

- Кто стал Полководцем?

- А ты не знаешь? – у Лиона вытянулась физиономия. – Ты что на Совете не был? К старейшинам дуй, да во все лопатки. Завтра ж такое, а ты… Беги, скорей.

Латник усмехнулся. Все-таки он порой слишком правильный этот Лион, до глупости правильный… Хотя Крол и сам собирался идти к мудрецам. Его задерживало лишь то, что ему предстояло рассказать о своем позоре с Тролем. Но идти было нужно. Тяжело поднявшись со ступенек, латник двинул в противоположный конец крепости, твердо ступая по удобной дорожке. Выложенная камнем брусчатка была особой гордостью башни Лью. Ни в одной из трехсот ее не было, а в Лью была. Вообще-то башен было не триста, а всего пятьдесят, но однажды в воинственной речи Сюзерена прозвучало: мол, у нас уже есть сила в триста крепостей, так что бояться трискерам нечего. Что имел тогда в виду Правитель, никто не знает, но оборонительная линия быстро обрела свое неповторимое имя: «Триста крепостей».

Здесь, в западной стороне крепости, за небольшой охраной, перед тесной палаткой сидели они, старейшины. Даже странно, что такие хлипкие существа могли породить таких богатырей, как Лион или Крол. Латнику всегда казалось, что старейшины целыми днями занимаются какими-то важными делами, но когда он приблизился, то обнаружил другое. Вместо того чтобы обсуждать план сражения или заниматься организацией провизии или чем-то еще, они играли в карты…

- Простите, Мудрые, что прерываю… – Крол подавил усмешку: слава богу, они тоже трискеры и тоже имеют слабости. Старейшины, захваченные какой-то игровой интригой между собой, лишь через минуту подняли головы к нему.

- Я – Крол. Меня сегодня не было на Совете. Но я не слышал последних распоряжений не по своей воле. Троль заманил меня в ловушку, – начал латник, поднял голову и удивился: ни один из четырех уже не слушал его. Они вновь уставились друг на друга, продолжая свое развлечение. Крол замолчал. Отсутствие Воина на Совете всегда было как минимум проступком, а тут его даже выслушать не хотели. Наконец Номер Один (старейшины не имели имен, а лишь цифры) улыбнулся Воину:

- Продолжайте, солдат, продолжайте…

Однако продолжения не последовало. Номер Один поймал глаза Крола и тот в оцепенении уставился в его темные зрачки, чувствуя, как теряет контроль над собой. Инстинктивно рука потянулась к мечу. Еще немного и вся мощь и выучка Воина обрушилась бы на четверку мудрецов, поскольку Темная сила, внушающая страх всем трискерам и, как выяснил Крол, даже животным и лесу, больше не подчинялась ему. Такое должно было происходить лишь в бою, именно это состояние делало Воинов очень опасной силой с любым противником. Но Номер один, кажется, знал, что делал: в тот момент, когда мышцы Крола уже практически начали свой боевой танец, он оборвал это странное действие. Выхваченный меч, занесенный над головой Номера Три, последним усилием латника был отведен и с силой вошел в центр образованного старейшинами круга, разметав и перерезав половину колоды. Но на этом все не закончилось.

Вдруг из палатки выскочил кто-то в грязных лохмотьях и с пронзительным визгом кинулся к картам и залопотал на странном языке. Но вместо того чтобы унять безумца, старейшины сами вдруг бросились к картам: каждый стал тянуть к себе обрезки. Номер Два, пожалуй, самый старый и всегда внушавший трепет и уважение, схватил две обрезанных карты, поднес их к лицу и восторженными глазами уставился на них, другой – третий или четвертый – плясал в центре, стараясь как можно сильней втоптать карты в землю. Кто-то плакал, кто-то выл. И только Номер Один сохранял невозмутимость. Его загорелое лицо, испещренное многочисленными морщинами, уже давно не было лицом трискера, оно было похоже на образ Видящего, первопредка народа, каким его изображали на картинах и фресках. Лишь оно сохраняло спокойствие и внушало Кролу и обомлевшей охране обычную для трискеров мысль: старейшинам нужно доверять, что бы они не делали. Действие продолжалось минуты полторы, пока тот, что в лохмотьях, не упал. В то же мгновение Номер Один страшным голосом взревел:

- Вернись!

Старейшины в один момент перестали придуриваться и уставились на тело упавшего. И его Крол узнал: это был Иона, мистик и прорицатель. Конечно! А действие это было Актом Ясности перед битвой. Как он сразу не догадался! Через некоторое время Иона открыл глаза. Номер Один, улыбнувшись, попросил уйти всех посторонних. Охрана и Крол неохотно отошли от старейшин.

И тогда, взглянув на мудрецов, Иона сказал просто и без двусмысленных образов, к которым так любят прибегать гадатели всех мастей:

- Я видел море рыжих волков, они как трава в степи стелились и волнами набегали на наши крепости. Братья, нас ждет ужасное… Мы совсем не знаем своих врагов. Решать, конечно, старейшинам, но я думаю, что готовиться нужно к худшему.

Знают ли Мудрые врагов, судить Ионе, конечно, не стоило. Но никто не выразил неудовольствия поведением мистика. И объяснялось это просто. Его разумная речь не вязалась с собственным обликом. Безумные глаза безумного трискера после транса были особенно страшны. Мистик стоял, еле удерживая равновесие. Этот Акт дался ему особенно трудно. Это видели все. Поэтому и его невольное вмешательство в дела Мудрых не было воспринято как нарушение этикета. Порой Ионе можно было все. Старейшины молчали.

- Лью падет? – Номер Два поднял глаза на мистика.

- Да.

- Спасибо, Иона, как всегда твоя помощь бесценна, – Номер Один наклонил голову в знак благодарности.

- Я всегда в Вашем распоряжении, Мудрые… – и Иона, слегка покачиваясь, пошел туда, где стоял Крол.

- Вручим себя в руки Единого, и да поможет Он нам… Номер Один, готовьте гонцов, Сузерен должен знать… – Полководцем был избран Номер Два, и он уже отдавал распоряжения, поскольку его полномочия вступили в силу сразу после Совета.

Номер Три покачал головой и удивленно обронил:

- Как же это? У нас почти два десятка Непобедимых Воинов, и башня все равно падет?

- Значит, их раз в десять больше. Иона прав: мы ничего не знаем о наших врагах. Наши лазутчики недостаточно изворотливы.

- Номер Два, я услышал упрек. Принял к сведению. Мне хочется ответить, но я понимаю, что Номер Два прав. Лазутчики сработали плохо, – тихие слова Номера Четыре всегда были взвешены. И если Номер Три мог себе позволить какие-то сентенции, то Номер Четыре почти всегда молчал. Порой было ощущение, что его просто не было среди Старейшин. И, конечно, его длинная речь произвела впечатление.

- Может быть, задачи слишком тяжелы и вам стоит больше работать с мистиками? – Номер Два хотел подбодрить, но у него не получилось.

Номер Четыре лишь кивнул головой. Ему вообще хотелось поскорей выйти из поля общего внимания.

Тем временем Крол стоял в отдалении и наблюдал, как отошедшая охрана Старейшин затеяла борьбу. Они демонстрировали неплохую технику, но ясно, что до Воинов им было далеко. Особенно был хорош крепыш с широкой спиной и мощными руками. Он ловко проходил сопернику в ноги и, обладая немалой физической силой, выдергивал их из-под противника. Соперник тут же валился на зад под дружный хохот окруживших охрану ополченцев и еще не ушедших из башни девушек.

Подошел Иона. Это не могло быть случайностью. Мистик знаком был лишь со Старейшинами и больше ни с кем даже не здоровался. Крол прекрасно знал, что во время Акта Ясности обязательно должен быть тот, кто понятия не имел о нем. Только присутствие непосвященного позволяло начать действие. Так что Воин не опасался, что делал что-то не так. Он боялся другого. Произошедшее было проверкой для Крола как Воина. Если он не может держать в себе Темную силу под контролем, то он – недоучка, и он опасен не только для окружающих, но и для самого себя. Если Темная сила поработит его: он никогда более не будет трискером. Более того, он не будет ни живым, ни мертвым: оба мира откажутся от него, и он навечно останется темным призраком, внушающим страх и ужас крестьянам. Так что, когда Иона шел к Кролу, тот боялся, что мистик с присущей ему проницательностью увидел в нем недоучку. Если это было бы так, то ему пришлось бы ритуально покончить собой, чтобы сохранить бессмертную душу.

Но все обошлось. Иона спросил о другом. Но прежде он, конечно, поздоровался:

- Да хранит тебя, Единый…

- Крол, – представился Воин. – Тебя так же, Иона.

- Крол, – продолжил предсказатель. – Когда ты подошел к палатке, ты собирался сказать о чем-то важном, не так ли?

- Извини, Иона, но я не могу тебе сказать этого. Не потому что не доверяю, а потому что знаю твое дело: мистики всегда находятся по обе стороны Тьмы и Света, жизни и смерти, трискеров и лиудов… Прости, Иона.

- Ты, ничего об этом не знаешь, Воин! Как ты смеешь обвинять меня в том, чего обо мне не знаешь!

- Я не обвиняю…

- Обвиняешь. Ты только что усомнился в том, что я – трискер…

- Я всего лишь следую Закону. А Закон требует, чтобы отношения Воинов с мистиками не выходили за рамки предписанного.

- Правила? Тебе нельзя было сходить с тропы, но ты сошел и попался Тролю. Если б ты не нарушил закон, мы бы не знали, что гнусный предатель снюхался с демонами. Так это?

- Может, нам этого и не стоило знать?

- Тогда не ходи к старейшинам и ничего не рассказывай им…

- Что? Постой, как ты узнал про Троля? – спохватился вдруг Крол. Внезапно он вспомнил о коварности мистиков и уже испугался, что незаметно проболтался Ионе.

- Когда ты подходил к палатке, я уже был в трансе, поэтому прочитал тебя как открытую книгу.

- Так чего ты донимаешь меня?

- Ты не должен ходить к старейшинам и говорить про демона, которого ты видел у Троля.

- Почему?

- Потому что ты нарушил закон. Если сейчас ты не исправишь эту ошибку, то демоны победят в этой войне…

Правитель, чей народ совершает духовный подвиг, не имеет право на роскошь. Это хорошо понимал Сюзерен, поэтому он оставил свой дворец в Коринфах, построенный триста лет назад, и переселился в обычный дом. Округлый как все дома трискеров он, конечно, был больше и даже напоминал чем-то его былые палаты. И все же это был просто дом в деревне на берегу маленького озера. Здесь было легко, деревенский воздух бодрил силы, и какое-то время Правитель даже пытался следовать учению Простоты, адепты которого восхваляли естественную жизнь, уходили в леса и там пытались жить в единении с природой и самим собой. Место действительно было хорошее, в отличие от времени. Именно отсюда он пытался вести переговоры с луидами, именно здесь он обдумывал каждый шаг своего последнего правления. Он уже знал, что войдет в историю, и теперь старался быть по-настоящему достойным своей династии. Восхождение могло стать делом жизни народа, которое прославит трискеров в веках. Но оно же могло стать началом конца. Решение о походе ему далось нелегко, но слишком уж наседал Епископ: тот был уверен, что Единый поможет им. И когда священник был рядом, Сюзерен действительно верил, но едва оставался один, как его тут же одолевали сомнения. Любой крестьянин скажет, что сначала нужно накормить кымчака, а потом уже обращаться к Единому с молитвой. И вот сейчас, похоже, наступила расплата за наивность. Накануне каждой битвы мистики трискеров проводили Акт Времени, который ясно отвечал на вопрос, кто станет победителем. Акт ни разу не соврал. И вот со всех семи крепостей, которым было суждено биться завтра, прибыли гонцы со страшными вестями. Ни одна из семи крепостей не выстоит… Сюзерен тут же послал за Членами Большого Совета. Следовало срочно организовывать четвертую линию обороны и менять тактику начинающейся войны.

«Большая четверка» – Мудрые Первого, Второго, Третьего и Четвертого Ведомств – прибыли практически сразу. Они вошли в овальный зал и молча заняли свои места. Казалось, они уже обо всем знают. Сюзерен понимал, что настоящая сила и власть этих четырех невзрачных существ такова, что любой из них накануне мог легко выведать, почему они здесь. Но, в то же время, Сюзерен был уверен, что никто из них этого не делал. На то он и Совет, чтоб решение было честным, а не обусловленным чьими-то политическими интересами. Такого состояния Совета династия добивалась долго и достигла его всего около семидесяти лет назад. Именно тогда был последний зафиксированный случай политического давления на Большой Совет. Честность и знание, стоящего за ними ведомства, были залогом правильных решений. Даже само то, что Совет одобрил восхождение на Гору, свидетельствовал о многом. Несмотря на большие дебаты, все Члены Большого Совета одобрили это решение.

И вот настал момент принять новое. Признать ошибку или продолжать упорствовать в религиозном рвении? Вот главный вопрос, к которому они вновь должны обратиться.

Наконец, появился Епископ Северный. С некоторых пор его влияние в Совете стало возрастать. Сегодня, похоже, он немного сдаст свои позиции. Вряд ли этот седой проницательный трискер будет отрицать очевидное. Скорей всего, он будет молчать и соглашаться. Можно было начинать:

- Ваше Святейшество и Мудрые Четырех Ведомств Трискеров! Приветствую Вас!

Совет при этих словах уже стоял на ногах, а при последних – преклонил колени. Каждый приложил правую руку к груди в знак верности и почитания Сюзерена и тут же занял свое место за столом.

- Нетрудно догадаться, почему вы снова сегодня здесь. Уже везде прошли Акты Времени, и к нам прибыли гонцы. И они принесли страшные новости. То, что я сейчас скажу нельзя понять и принять сразу. Поэтому приготовьтесь, – Сюзерен вздохнул. И набрав воздуха, тихим отстраненным голосом произнес:

- Во всех семи башнях: «Рао», «На излучине», «Берта», «Лью», «Белая», «Неприступная», «Луч» – нас ждет поражение, – последние слова сказаны были почти шепотом, но тем сильней был эффект.

Тишина повисла в овальном зале. Слово Правителя потрясло. Спустя несколько секунд Совет чуть не в полном составе вскочил на ноги. Старейшина Номер Два, нарушая этикет, воскликнул:

- Ваше Величество, это немыслимо, чтобы во всех семи. Этого не может быть! Это провокация! Номер Четыре, скажите, это диверсия? Можно сделать что-то подобное?

Старейшина Номер Четыре, возглавлявший Ведомство лазутчиков, молчал. Он был единственным кто все еще сидел.

Сюзерен, позволив выговориться, ответил:

- Мы уже сделали это. Едва вести дошли, как тут же были отправлены наши собственные вестовые. Они свяжутся со Старейшинами ваших Ведомств в башнях и прибудут назад с новыми сведениями. Я жду их с минуту на минуту. Более того, я пошел дальше и предположил заговор мистиков. Ведомство лазутчиков уже получило соответствующие указания.

Старейшина Номер Четыре согласно кивнул головой.

- Поднимать шум раньше времени нельзя. Но нам совершенно определенно нужно знать, где будет находиться каждый из семи предсказателей в течение завтрашнего дня. И все же я не верю в такое массовое предательство. Думаю, мистики здесь не при чем. Завтра нас ждет, действительно, черный день.

Сюзерен сделал паузу.

- Но мы переживем его. Важно другое. Разобраться, почему мы завтра проиграем. Каждая из крепостей должна была держаться целый месяц, но падет в первый же день. Почему? Если мы ответим на этот вопрос, то и решение примем верное.

Старейшины медленно заняли свои места. На ногах остался лишь Епископ. Склоненной головой и прижатой к груди правой рукой он у Совета просил слова. И Сюзерен кивнул в знак согласия.

Епископ, не поднимая головы, набрал в легкие воздух. Его левая рука слегка подрагивала – знак высшего возбуждения.

- Ваше Величество и Мудрые Четырех Ведомств Трискеров! Когда умирает дерево, оно еще долго стоит, прежде чем рухнет на землю. Но пока оно стоит, сохраняется форма, которая позволяет ушедшей жизни воссоединиться с Единым. Когда рыба-меч гибнет, проделав последний путь из Большой воды в маленький ручеек, ее крепкий скелет остается нетронутым сотни лет. Все знают, что из него получаются лучшие в мире стрелы…

Сюзерен улыбнулся и кивнул головой. Внешне глава государства вполне благодушно слушал выступление. Но внутри его полыхал пожар, не хуже подземных огней демонов. Едва Епископ произнес первую фразу, как Сюзерен понял, к чему клонит глава Церкви. Этот фанатик готов принести в жертву собственный народ ради мелкого тщеславия. Пожалуй, впервые за историю трискеров религия настолько определяла жизнь государства. И произошло это только потому, что он, Сюзерен Ю-Ди-Тринадцатый, однажды уступил Епископу. Это было ошибкой. Больше такого не повторится.

Тем временем глава Церкви продолжал:

- Форма, мы все знаем, форма определяет наш путь к Единому и обратно в мир… Наше нетронутое погибшее тело – это наш будущий путь и разрушится он может лишь после того, как по нему до конца пройдет смертный. Туда и обратно в мир. Но это всего лишь средний из путей движения к Великой Гармонии Единения…

Похоже, что речь Епископа не слишком вязалась с моментом, и «Большая четверка», кажется, так же, как и Сюзерен, была недовольна неуместными речами. Старейшина Номер Один поднял глаза к небу, красноречиво показывая свое отношение к происходящему. Номер Три опустил голову. Номер Четыре был как всегда невозмутим. И лишь Номер Два не мигая слушал оратора.

- Таким образом, настал момент, когда мы создадим Высший уровень Великой Гармонии. Это произойдет, когда наш богоизбранный народ взойдет на Великую Гору…

Наконец, Номер Один не выдержал:

- Не предлагаете ли вы, Ваше Святейшество, трискерам помереть, чтобы этот Высший уровень в конце концов разродился?

От неожиданности Епископ оборвал свою вдохновенную речь. Говоря честно, он попросту заткнулся. Номер Три хохотнул. Сюзерен ликовал про себя. Получил, чертов идиот? Вовремя вмешался Старейшина, вовремя…

Пока Епископ не очнулся, нужно было что-то сказать, чтоб едкая реплика не стала причиной раскола:

- Иначе говоря, глава Церкви предлагает оставить наше предыдущее решение в силе. Не так ли дорогой Епископ?

Только после слов Сюзерена бедный Епископ пришел в себя и зло прошипел:

- Никогда прежде, слышите, никогда Церковь не была предметом насмешек!

Он уперся горящим взглядом в обидчика-Старейшину. А тот, в свою очередь, скрестив на груди руки, и, будто пряча на губах улыбку, глядел снова вверх. Но в следующий момент и он не выдержал:

- Просто никогда прежде вы, Ваше Святейшество, не подходили к нам так близко…

Сюзерен встал. Пора было прекращать мелкие обиды.

- Ваше Святейшество и Мудрые Четырех Ведомств Трискеров! Нам нужно решить не отношение к Церкви отдельных Членов Совета, а нечто совершенно иное. Давайте займемся делом.

Тем временем в овальный кабинет вошел Секретарь:

- Вестовые прибыли…

Это было кстати. Конфликт тут же прекратился. По крайней мере, внешне. Как и ожидал Сюзерен, проверка ничего не дала. Всем семи крепостям была уготована тяжкая участь побежденных.

Share this post


Link to post

диалоги подтяни, можно спокойно половину текста выкинуть в корзинку.

Сначала резать-резать... а потом расческой грести грести...

Share this post


Link to post

Bobr0212

Прочитал, вобщем норм., но как сказал teKILLajazz доработать следует.

С твоим "Актом ясности" если честно мозг сломал... Ты как-бы у себя на уме писал, тебе то понятно, ты же создатель))) Я вот например так и не понял почему они в карты играли, может невнимательно читал.

Share this post


Link to post

ligalize =)) я понимаю, но я хотел обратить внимание автора, на построение предложений.

2 Bobr0212, извини, прочитал бегло - не было времени. Под конец текста, стал чувствоваться стиль, двигайся в том же направлении) уже намного лучше)

Share this post


Link to post

Bobr0212, чем дальше, тем лучше у вас получается ) но начало, скорее всего, придется переделывать чуть менее, чем полностью ) вам, похоже, просто нужно писать - и, конечно, перечитывать написанное ))

Share this post


Link to post

Сейчас перечитал и увидел ошибки. С замечаниями согласен. И диалоги и детали, которые в дальнейшем сюжете не важны. Буду переделывать. Сам-то ушел далеко вперед (на седьмой главе сижу, а здесь первая и та не полностью), а начало давно не смотрел. Всем большое спасибо.

Share this post


Link to post

Bobr0212

Привет.

как можно почитать твой труд целиком.

п.с. пишу книгу.

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...