Jump to content
Sign in to follow this  
teKILLajazz

Оценим) Роман "Искра" Пролог+начало 1главы.

Recommended Posts

Искра.

Пролог.

Человек, который зажег звезду в мире темном и пустынном, станет подобным богу, благодатью этого мира и его проклятьем. Путь его будет тернист и не всегда звезда, зажженная им, сможет осветить дорогу, по которой он пойдет. Быть может свет, исходящий из сжатых ладоней испепелит своего владельца, а может, принесет новую надежду.

Пелена тумана встала перед носом группы, едва туристы вышли из лагеря. Утро двадцать первого числа летнего месяца августа выдалось на редкость промозглым и не по-летнему бодрящим. Роса серебрилась на брезентовом полотне палаток и папоротнике, обещая солнечную и знойную погоду днем, но создавая неприятное ощущение при ходьбе. Холодными каплями, скатываясь за голенища ботинок и пропитывая штанины «энцефалиток» по колено, влага доставляла массу неприятностей. Во-первых, Артему Короткову никак не удавалось согреться, а во-вторых, значительно замедляла движение, в третьих, хроническая нелюбовь к утренним водным процедурам, что было намного хуже, чем первые два пункта, давала о себе знать. Приятного мало, когда мохнатая лапа ельника со звонким щелчком бьет тебя по носу, разбрызгивая холодину вокруг. Кожа покрывается мерзкими пупырышками и как будто проводит ток в несколько вольт.

А еще туман. Необычный. Липкий, тянущий тепло в себя. Плотный, как мучная болтушка и от этого еще более неприятный. Словно неведомый кашевар кинул ложку противной каши из очертаний деревьев и вязкой водяной взвеси посреди леса, да так и забыл прибрать за собой. Они прошли пару километров прежде чем Егор, старший группы, заметил неладное.

- Группа стоп, привал пять минут. – Сразу же смачно на землю попадали рюкзаки. – У кого часы есть? Мои не работают.

- Девять пятнадцать, - Сашка Малой, отозвался сразу же, помахав над головой запястьем с часами, продолжил. – Говорил тебе, не бери новомодную электронную байду, механика вещь!

- Молодец, таежник. – Ухмыльнулся Артем. – Минут двадцать назад к ЛЭПу должны были выйти, хотя туман хер проссышь, может, отклонились.

- Ну, по-любому на просеку выйдем, - Отозвался Саныч, самый опытный турист из группы. – Даже если кругами ходить будем, по просеке до места километров двадцать не больше.

- Ага, там еще пятьсот, ну максимум километр, в сторону махать, не зги не видно. Гребаный туман.

- Да разберемся, дойти бы. – Егор кивнул в сторону Малого, тот кивнул в ответ . – Пять минут, пошли мужики, холодно, бля.

Опора ЛЭП вынырнула неожиданно, чуть не стукнув по лбу, образно выражаясь, Саныча. Казалось, что она является только частью конструкции, уходящей ввысь, настолько плотно наверху вровень с верхушками сосен стоял туман. Монолитная и непоколебимая она стояла, как дань власти человека над природой. Словно металлическая роспись посреди зеленой бумаги, «Я – человек, Я – покоритель».

- Ходу мужики, ходу. – Бросил Егор, переваливаясь через поваленное дерево. – В график не входим.

В ответ раздалось настырное пыхтенье и котелки убыстрили такт позвякивания. «Бдзень –бдзень» тянуло через лес.

Пеший поход - нудная вещь. Чтобы кто не говорил, романтика, она вечером возле костра на привале, гитара, походный суп у костра, песни и пара бутылок водки, а если повезет звездная ночь и молодое девичье тело в спальном мешке. А когда твои ноги месят чавкающую грязь, травяной настил, мох, это не романтично, это нудно. Шаг, еще один, еще, за невидимой целью, обогнуть муравейник, перепрыгнуть через яму в земле, шаг, еще один. В такие моменты, человек остается наедине с собой. Мысли вьются словно маятник, туда-сюда, цепляясь неровностями друг за друга и утопая в глубине других мыслей. В такт покачивается спина твоего спутника, так же в такт видится товарищу, оставшемуся позади, твоя спина. Шаг, еще один…

Стена тумана кончилась так же внезапно, как и появилась. Вот так раз и оборвало, пелену, как отрезало ножом, ровно так, без зазубрин. Егор вздохнул, шумно выдохнув ртом. Пробормотал что-то вроде - «чертовщина» и оглянув группу, зашагал дальше.

- Премся, премся, третью неделю уже. Куда? Зачем? Кто бы сказал? – Сашка, сбивая дыхание, выплюнул слова. – Егор, пару км осталось, давай что ли колись уже. Не злоебучая же, тебе победа в ориентировании нужна.

- Спокойно, Малой, сейчас до точки допрыгаем, там и видно будет. – Егор не стал уточнять, но про себя отметил, что сбитое дыхание товарища, делало его речь больше похожей на жалобный собачий скулеж, чем на человеческие слова. – Ты главное дыхание береги. Я тащить твое барахло не буду.

- Цыц, командир, бля, - Сашка сплюнул под ноги, и попав на гачу, мотнул вихрастой рыжей головой. – Я тебя еще переплюну, твои пожитки потащу на своей, не казенной, горбушке.

Полчаса - час это совсем немного, если судить по пешим походам, это в городе, где жизнь бежит по секундам и время отмеряется их долями, час уйма времени. А тут, просто рукой подать. Старший группы подал сигнал к привалу. Люди попадали там, где стояли, уж очень быстрый темп задал Егор Летов. Мужчины сидели на земле покрытые испариной и шумно дышали. Тяжелее всех приходилось Санычу, грузный мужчина в годах, с уже посеребренной головой и глубокими морщинами вокруг глаз. Он с трудом переносил такие нагрузки, пока был молод, шастал вдоль Алтая и по Забайкалью с геологами, успел на БАМе отметиться, но сейчас время взяло свое. А тут на тебе, решил на старости лет вспомнить прошлое, тряхнуть так сказать воспоминаниями. По всем правилам ему полагалось сегодня остаться в лагере, кашеварить и спать до обеда, но в это утро он вышел из лагеря вместе со всеми, Егор пояснил это необходимостью лишних рук, призрачно намекая на несметные богатства, которые не то что лопатой, экскаватором не разгребешь.

- Ну что там, как с целью то, определились уже, али нет? - Саныч сунул в рот уже набитую табаком трубку и попытался зажечь дрожащими руками. Получалось плохо и он впустую сосал мундштук.

- Ну вот и допрыгали, пронесло нас. Рассаживайтесь, расскажу все, что сам знаю. Отолью только. – Закончил Егор и скинув рюкзак нырнул в заросли.

- Шустряк, быстро сдриснул. – гоготнул Артем. – Давайте что ли костерок запалим, вещи мал-мало просушим.

Мужчины на полянке быстро организовали кострище и стягивая с себя промокшие вещи, лениво строили предположения почему их сюда притащили. Тем временем из кустов вылез смущенный и чем-то напуганный Егор.

-Мужики, вы не поверите, там баба голая лежит.

- Где? – Первым полез Сашка Малой, большой охотник до этого дела. За ним гурьбой ломанулись остальные.

Звучный хлопок, раздавшийся со стороны оставшегося позади Летова, заставил вздрогнуть всех. От испуга Саныч, шедший последним, споткнулся и по инерции пройдя метра полтора неловко растянулся посреди покрытой высохшими сосновыми иголками земли, подняв тучу пыли. Сразу же за первым прозвучали еще несколько хлопков. Шумно вздохнув кулем упал Сашка. Что-то больно ударило в плечо Артема, а ужалив и зацепившись как рыболовный крючок за ключицу, понесло за собой. Да так, что он со всей дури вломился в лапник. На мгновение мир озарился вспышкой света и кто-то невидимый вывернул ручку контраста до предела. Уже в падении он рефлекторно мотнул головой, пытаясь рассмотреть то, что его ударило, одновременно хватаясь за раненое место рукой, и разглядел бы, но тут ветви ели царапнули его лицо, жестким ершиком унося Артема в белесую муть беспамятства.

Артем медленно приходил в себя, как серфер пытаясь удержатся на гребне волны, балансируя между беспамятством и реальностью. Жутко ныло плечо, тупой болью отдаваясь в закутках тела, хотел встать, но смог только перевернутся на спину, чуть повторно не потеряв сознание. Плечо жгло внутренним огнем, рука онемела, словно отрезали все то, что было ниже локтя.

- Вот оно как, Артемка, бывает, вчера ты еще хозяин своей жизни, сегодня хозяин я. – Летов присел на корточки возле раненого. – Товарищи, наши того. Уже не увидят и даже не узнают что произойдет. Спросишь меня – зачем? Отвечу. В жадности дело, в банальной жадности.

Артем никак не мог сфокусироваться на говорившем. В глазах плыло как в жаркий день. До него плохо доходил смысл сказанного и он отчего-то никак не мог понять почему он лежит посреди леса, когда давно должен бы принять душ и бежать на работу, опять трястись в пыльном автобусе, слушать бренчание радио и по-тихому потеть, ожидая своей остановки.

- Ты представь , я десять лет карачился в институте. Гранты зарабатывал, а ради чего? Ради отметки о бесперспективности моей области. Все, занавес, конец карьеры и мечты. Понимаешь, Артем, моей мечты, она когда рядом, вот-вот можно ее схватить и прямо уходит из под рук, ускользает, что я должен был делать? Молчишь? – Егор истерически всхлипнул, отбивая слова все быстрее и быстрее. – Ты должен понять. Я убийца, убийца ради науки, ради признания. От перспективы, открытого мною, захватывает дух. Понимаешь? Хотя, куда тебе, ты же всего лишь носильщик, инструмент, хотя и образованный. А Громов мне заплатит, слышишь, заплатит и за вас и за меня, за все, одним махом. Я уничтожу его…

Тем временем Короткову удалось, опершись на здоровую руку, сесть. Тяжело привалившись к стволу ели, Артем, наконец, смог настолько придти в себя, что разглядел побоище устроенное Летовым на поляне. Чуть поодаль лежал Малой, полотняная ткань анорака в месте раны успела насквозь пропитаться кровью и темнела на фоне бумажно-белого лица юноши. Взгляд несомкнутых глаз, уперся прямо в спину сидящего перед Артемом палача. Казалось, сейчас Сашка откроет рот и гаркнет: «Ну чего застряли, интеллигенция!». Уткнувшись лицом в землю, лежал Саныч, Артему было видно как сильно разворочен его череп. Ирреальность происходящего заставила Короткова тупо усмехнутся.

-…вот поэтому Артем ты должен понять, почему я поступил именно так… Ах, ты, улыбаешься, сука, тоже не веришь мне, урод, я тебе докажу, всем вам докажу. – Говоривший почти сорвался на крик.

Дернулся в руке Егора ПММ, еще раз и еще раз, с полуметра кровавые брызги летели ему на одежду, в лицо, но он не обращал внимания на подобные мелочи. Лишь когда пистолет встал на затворную задержку, старший туристической группы, теперь в составе из одного человека, повалился на колени, накрыл голову руками и заплакал.

Еще полчаса человек выл и в бессильной злобе колотил руками землю, рвал ее, как будто наказывая за что-то. А потом как-то излишне резко встал и принялся судорожно себя оттряхивать от налипшего мусора, пытаясь оттереть пятна крови на одежде, тем самым больше размазывая их. Видя, что усилия проходят втуне, зло сплюнул на землю и, подхватив рюкзак, быстрыми шагами скрылся в кустах…

Глава первая.

СОН

Он шел напролом как медведь через кустарник, обдирая в кровь лицо и руки, упорно, скупо расходуя движения, но со стороны походил больше на заведенную куклу, нежели на человека. И если бы кто-то смог сейчас взглянуть ему в глаза, он бы увидел только сполохи тумана, подобные тому что он прошел недавно. Не оставалось никакого сомнения, что расцарапанный в кровь человек безумен. Безумен настолько, что руководят им только животные инстинкты и страх. Словно ураганный ветер страх гнал его вперед, задувая в спину и заставляя кожу покрываться пупырышками, страх холодил его затылок, примораживая так, что оглянутся у него не было сил. А при ближайшем рассмотрении становилось понятно, что бредет он так уже не день и не два и, хотя явного истощения не было видно, заросшие щеки и туго обтянутые кожей скулы говорили как минимум о недели такого путешествия. Побитое и бегущее существо, а не человек.

Интересно, как приходит осознание себя? Как годовалый карапуз осознает свое «Я»? Сначала урывками, как из темных морских пучин всплывает невиданное чудовище понимания и снова ныряет вглубь, чтобы через несколько мгновений подняться на поверхность, с каждым разом интервал нырков становится все больше и больше и к тебе приходит чувство того, что ты это ты.

Сосна - знакомое дерево, куст непонятного назначения, опять сосна. Стоп. Где это я? Мысли в голове неслись со скоростью трамвая, со звоном цеплявшегося в местах соединения рельс эхом, отдававшимся в пустой черепной коробке. Незнакомый лес. Сосновый. Судя по всему лето на дворе. А я тут… Стоп. Кто это я? Как меня зовут? Более важные вопросы, чем мое месторасположение.

Если ты не знаешь кто ты, несмотря на абсурдность фразы, самое первое что нужно сделать это осмотреть себя на предмет вещей, способных освежить в памяти твое прошлое.

Рюкзак, видимо туристический. Довольно тяжелый, но небольшой, литров на пятьдесят. В основном отделе: тонкое шерстяное одеяло, коврик, моток прочной веревки, теплая куртка с пустыми карманами, сменные носки, высокие нубуковые ботинки, ручная цепная пила. Далее, по боковым отделам распиханы: походный армейский котелок, кусок хозяйственного мыла, чистая бумага и карандаш, карта, сразу зацепившая мое внимание, неработающий GPS-навигатор, неработающий спутниковый телефон, потертый кожаный кошелек с рублями и долларами, две симки непонятного назначения и другим неважным барахлом, вроде ложек, вилок. Нож какой-то скандинавской наружности и аптечка. Никаких документов и записей. В кармане «энцефалитки» только спички и сигареты. И все, никаких зацепок и даже догадок по поводу моей личности не было...

Share this post


Link to post

А мне понравилось! ) Сначала(первый абзац) не мог въехать в "ритм" написанного, но позже все пошло гладко) Хорошое начало) так держать)

Share this post


Link to post

Понравилось. Видимо, хорошая вещь. Все бы прочитать. А за прочитанное - спасибо.

Share this post


Link to post

Класс)) С нетерпением жду продолжения.

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...