Jump to content

Bado

Users
  • Content Count

    732
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

143 Хорошо

About Bado

  • Rank
    Активный пользователь
  1. Рабочий 17" ЭЛТ-монитор Samsung Syncmaster 793mb, на банку колы. звоните 89025350185.
  2. сервер когда работать будет?
  3. Sidorov, гнилая статья. Да и "анализ" совсем не марксистский. По стилю похоже на Леонтьева. Россияне сваливающие в Европу, многие живут на этот самый вэлфер, и работать не хотят. И чем тогда они отличаются от негров? У товарища друг уехал в Париж, получает это пособие и в ус не дует. Ему хватает. "Занимается музыкой". Но в реальности он занимается самообманом, поскольку долго это не может длиться, и так как у него есть ребенок, то рано или поздно ему придётся подумать о том, как его "поднять на ноги". И обвинять негров во всех грехах нельзя - они продукты этого общества. Их такими сделали. И делают - тупыми, необразованными, говоря по-нашему, это "головары", с приставкой "евро". Но это не вина негров, как и не вина головаров что они такие необразованные и неразвитые культурно люди. Просто такова капиталистическая система. Детям с детства вдалбливают в головы капиталистические ценности, вот и вырастает стадо дебилов одержимых одной целью - набить желудок, в буквальном и переносном смыслах. А их родителям нет времени воспитывать своих детей - так как работают на износ, чтобы прокормить этих детей. При нормальной системе и нормальном воспитании из любого подрастающего человека можно сделать ЧЕЛОВЕКА. Но в капиталистичеком окружении это трудная задача, и каждый родитель заботится сам о воспитании собственного ребенка по своему разумению, в зависимости от уровня интеллектуального и культурного развития. Т.е. я хочу сказать, что нельзя говорить что "человек так устроен" или "такова его природа", имея в виду отрицательные стороны человеческой деятельности. Как можно рассматривать человека как нечто застывшее? Человек не стоит на месте - он развивается или деградирует постоянно. Т.е. человека надо изучать и рассматривать в движении, в развитии. Это хорошо видно на примере маленьких детей - следить как развивается их сознание - как они учатся ползать, ходить, говорить. Петр Первый своего арапчонка Ибрагима Ганнибала воспитал, научил грамоте и наукам, а правнук его, Александр Сергеевич Пушкин, стал величайшим русским поэтом. Т.е. на человека оказывают влияние материальные условия его жизни. Бытие определяет сознание. Почему современные дети-подростки-школьники-студенты не уступают старикам и женщинам места в трамвае или автобусе? Потому что таково капиталистическое общество и его установки - "человек человеку - волк". И чему тогда удивляться и пенять детям на "невоспитанность"? Дети - всего лишь продукты общества в котором живут. "Жить в обществе и быть свободным от него нельзя" )) И общественное бытие определяет общественное сознание. Если бы любого из вас, в младенческом возрасте воспитали животные, например, волки или собаки, то вы бы не стали человеком, а остались животным. Поэтому пафосные заявления некоторых, что, дескать "такова природа человека" говорят лишь об умственной и культурной ограниченности заявителя.
  4. Никто не видит параллелей с Майданом? Технологии те же. Только с китайцами у американцев не вышло - загасили сразу. И обращаю ваше внимание на классовую сущность лидеров этой толпы студентов. И еще раз прочтите более внимательно: Навязанные американской пропагандой штампы прочно засели в головах некоторых читателей. По той же рекламно-пропагандистской технологии, которая жестко вдолбила молодежи рекламные слоганы вроде "just do it" и "бери от жизни всё". Пора бы думать собственной головой и самостоятельно анализировать информацию. 1989 год, через 2 года случился ГКЧП и разрушение СССР. По тому же сценарию, с тем отличием, что КПСС разложилась изнутри, так как неизбежно обросла карьеристами, мошенниками и проходимцами - это судьба любой большой организации или партии. Именно поэтому чистки необходимы в любой организации и партии. Кто работает на госслужбе или в крупной корпорации, или в любой партии - прекрасно знает как они обрастают карьеристами и приспособленцами, которые тормозят и саботируют любые движения. И не дай бог таким уродам встать у руля. Но как мы все видим, именно такие уроды в капиталистическом обществе и проникают во власть.
  5. Ровно двадцать пять лет назад каждое американское новостное издание вместе с тогдашним президентом Бушем и Конгрессом США раздувало полномасштабную бурную истерию, нападая на китайское правительство за то, что описывалось как хладнокровное убийство многих тысяч ненасильственных "продемократических" студентов, оккупировавших в течение семи недель площадь Тяньаньмэнь. Эта истерия, раздутая вокруг "бойни" на площади Тяньаньмэнь, была основана на вымышленном изложении фактов о том, что действительно произошло, когда китайское правительство, наконец, очистило площадь от протестующих 4 июня 1989 года. Демонизация Китая была крайне эффективной. Почти все сектора американского общества, включая большинство "левых", приняли империалистическую подачу того, что произошло. В то время официальные сообщения Китая о событиях были сразу отвергнуты без долгих слов как фальшивая пропаганда. Китай сообщил, что около 300 человек погибли в столкновениях 4 июня и что многие из погибших были солдатами Народно-освободительной армии. Китай настойчиво заявлял, что никакой бойни студентов на площади Таньаньмэнь не было, и что солдаты очистили площадь Тяньаньмэнь от студентов без какой-либо стрельбы. Китайское правительство также заявило, что солдаты без оружия, вошедшие на площадь Тяньаньмэнь за два дня до 4 июня, были подожжены и подверглись линчеванию, а их трупы повесили с автобусов. Другие солдаты были сожжены, когда были подожжены армейские машины, а солдаты не смогли их покинуть, многие другие были сильно избиты во время ожесточенных нападений толпы. Эти рассказы были достоверными и хорошо задокументированы. Нетрудно себе представить, насколько ожесточенно отреагировали бы Пентагон и американские правоохранительные органы, если бы движение "Оккупай", например, аналогичным образом сжигало бы солдат и полицейских, забрало бы их оружие и линчевало их, когда правительство попыталось бы разогнать их из мест общего пользования. В статье от 5 июня 1989 года "Вашингтон Пост" описала то, как антиправительственные бойцы были организованы в формирования по 100-150 человек. Они были вооружены "коктейлями Молотова" и железными дубинками, чтобы встретить солдат армии, которые еще не были вооружены в те дни перед 4 июня. То, что произошло в Китае, что лишило жизни противников правительства и солдат 4 июня, было не бойней мирных студентов, а битвой между солдатами Народно-освободительной армии и вооруженными отрядами так называемого продемократического движения. На одном из проспектов в западной части Пекина демонстранты сожгли целую военную колонну, состоявшую из более чем 100 грузовиков и бронемашин. Аэроснимки большого пожара и столбов дыма сильно укрепило аргументы [китайского] правительства, что солдаты были жертвами, а не палачами. Другие сцены показывают трупы солдат и то, как демонстранты отбирают автоматическое оружие у несопротивляющихся солдат", - признала "Вашингтон Пост" в материале, который был в поддержку антиправительственной оппозиции, от 12 июня 1989 года. "Уолл Стрит Джорнал", ведущий голос антикоммунизма, являлся громким сторонником продемократического движения. И все же в своих материалах после 4 июня они признали, что многие "радикализованные протестующие, некоторые уже вооруженные и на машинах, захаченных у военных", готовились к более широкой вооруженной борьбе. В сообщении "Уолл Стрит Джорнал" о событиях 4 июня представлена живая картина: Когда колонны танков и десятки тысяч солдат приблизились к Тянаньмэнь, многие солдаты подверглись нападению разозленных толп ... Десятки солдат были вытащены из грузовиков, сильно избиты и оставлены умирать. На перекрестке к западу от площади тело молодого солдата, которого забили до смерти, было раздето догола и повешено на автобусе. Труп другого солдата был подвешен на перекрестке к востоку от площади." Бойня, которой не было В дни, последовавшие сразу за 4 июня 1989 года, в заголовках, статьях и передовицах "Нью-Йорк Таймс" использовалась цифра, что "тысячи" мирных активистов были массово убиты, когда армия послала танки и войска на площадь. Цифра, которую использовала "Ньюй-Йорк Таймс", являлась оценкой погибших и составляла 2600 человек. Эта цифра использовалась как дежурное число студентов-активистов, которых уничтожили на площади Тяньаньмэнь. Почти все американские СМИ сообщили о "многих тысячах" убитых. Многие СМИ заявили, что было массово убито до 8000 человек. Тим Рассерт, глава вашингтонского бюро NBC, появившись позднее в программе "Meet the Press", сказал, что на площади Тяньаньмэнь погибли "десятки тысяч" человек. Художественно обработанная версия "бойни" была позднее в очень незначительной степени подправлена западными журналистами, которые участвовали в фабрикациях и которые были заинтересованы в том, чтобы подретушировать факты, чтобы они могли сказать, что они внесли "исправления". Но к тому времени было слишком поздно, и они это также знали. Общественное сознание было обработано. Фальшивое изложение фактов стало доминирующим. Они успешно уничтожили факты, чтобы подогнать их под политические нужды правительства США. "Большая часть сотен иностранных журналистов в тот вечер, включая меня, находились в других частях города или же были удалены с площади, чтобы они не могли стать свидетелями финальной главы истории студентов. Те, кто попытался остаться поближе, передали драматичные рассказы, которые в некоторых случаях подкрепляли миф о бойне студентов", - написал Джей Мэтьюс, первый глава бюро "Вашингтон Пост" в Пекине, в статье 1998 года в Columbia Journalism Review. Статья Мэтьюса, которая включает его собственные признания, что он использовал терминологию бойни на площади Тяньаньмэнь, появилась через девять лет после события, и он признал, что более поздние поправки мало на что повлияли. "Факты о Тяньаньмэнь были давно известны. Когда Клинтон посетил площадь в этом июне, "Вашингтон Пост" и "Нью-Йорк Таймс" объяснили, что там [на площади Тяньаньмэнь] никто не погиб во время разгона в 1989 году. Но это были короткие объяснения в конце длинных статей. Я сомневаюсь, что они как-то могли покончить с этим мифом". В момент событий все сообщения о бойне студентов повторяли по сути одно и то же, и поэтому казалось, что они должны быть правдивыми. Но эти сообщения не основывались на рассказах очевидцев. Что произошло на самом деле В течение семи недель до 4 июня китайское правительство было необычайно сдержанно, не противодействуя тем, кто парализовал центральный район китайской столицы. Премьер-министр непосредственно встречался с лидерами протеста, и эта встреча показывалась по национальному телевидению. Это не разрядило обстановку, скорее, придало храбрости лидерам протеста, которые знали, что их полностью поддерживают Соединенные Штаты. Лидеры протеста воздвигли огромную статую, напоминавшую американскую статую Свободы, посреди площади Тяньаньмэнь. Они посылали сигнал всему миру, что их политические симпатии - с капиталистическими странами и в особенности с Соединенными Штатами. Они объявили, что продолжат протесты, пока правительство не будет смещено. Не видя этому конца, китайское правительство решило покончить с протестами, очистив площадь Тяньаньмэнь. На площадь прибыли солдаты без оружия 2 июня, и многие солдаты были избиты, некоторых убили, а армейские машины были сожжены. 4 июня армия снова вошла на площадь, с оружием. Согласно сообщениям в американских СМИ того времени, именно в тот момент вооруженные автоматическим оружием солдаты Народно-освободительной армии Китая уничтожили мирный студенческий протест в бойне, в которой погибли тысячи людей. Китай заявил, что сообщения о "бойне" на площади Тяньаньмэнь являются фабрикацией, созданной западными СМИ и лидерами протеста, которые использовали охотно желавшие помочь западные СМИ как платформу для международной кампании пропаганды в своих интересах. 12 июня 1989 года, через восемь дней после столкновения, "Нью-Йорк Таймс" опубликовала "исчерпывающий", но на самом деле полностью сфабрикованный рассказа очевидца о "Бойне на Тяньаньмэнь" - студента Вэнь Вэй По. Рассказ был полон подробностей о жестокости, массовых убийствах и героических уличных боях. В нем рассказывалось об автоматчиках Народно-освободительной армии Китая на крыше Революционного музея, возвышающегося над площадью, и о студентах, которых уничтожали на площади. Этот рассказ был подхвачен многими американскими СМИ. Хотя к нему относились как к священному писанию и как к неопровержимому доказательству того, что Китай лжет, рассказ "очевидца" от 12 июня Вэнь Вэй По был настолько большим перебором и настолько мог дискредитировать "Нью-Йорк Таймс" в Китае, что корреспондент газеты в Пекине Николас Кристоф, являвшийся рупором для протестующих, стал возражать против основных моментов в статье. Кристоф написал в статье от 13 июня, что "Вопрос о том, где произошла стрельба, имеет значение, так как правительство утверждает, что на площади Тяньаньмэнь никого не убили. Гостелевидение даже показало фильм о том, как студенты мирно уходят с площади вскоре после рассвета, как доказательство того, что их не убили". "Центральной историей в статье [очевидца] является то, как военные избивали и убивали из автоматов безоружных студентов, собравшихся вокруг Монумента народным героям посреди площади Тяньаньмэнь. Несколько других очевидцев, как китайцы, так и иностранцы, говорят, что этого не было", - написал Кристоф. Нет также никаких свидетельств об огневых позициях автоматчиков на крыше исторического музея, о которых сообщалось в статье Вэнь Вэй По. Пишущий это журналист находился прямо к северу от музея и не видел там никаких автоматчиков. Другие журналисты и свидетели в том районе также их не видели. Главной темой в статье Вэнь Вэй По было то, что войска затем избили и застрелили из автоматов студентов в районе рядом с монументом, и что их отход отрезала колонна бронемашин. Но свидетели говорят, что бронемашины не окружали монумент - они оставались на северном конце площади - и что солдаты не атаковали студентов, собравшихся вокруг монумента. Несколько других иностранных журналистов также находились рядом с монументом в ту ночь и никто из них не сообщал, что студентов атаковали рядом с монументом", - написал Кристоф в статье от 13 июня 1989 года. В сообщении китайского правительства признается, что в соседних районах имели место уличные бои и вооруженные столкновения. Сообщалось, что приблизительно триста человек погибли в ту ночь, включая многих солдат, погибших от стрельбы, "коктейлей Молотова" и избиений. Но правительство настаивало на том, что никакой бойни не было. Кристоф также говорит, что на нескольких улицах были столкновения, но опровергает рассказ "очевидца" о бойне студентов на площади Тяньаньмэнь, "...Вместо этого студенты и поп-певец Хоу Децзянь вели переговоры с солдатами и решили уйти на рассвете, между 5 и 6 часами утра. Студенты ушли все вместе. Китайское телевидение показало сцены ухода студентов и явно пустую площадь, когда туда вошли солдаты, а студенты ушли". Попытка контрреволюции в Китае На самом деле правительство США активно участвовало в "продемократических" протестах посредством обширной, хорошо финансируемой, международно координируемой пропагандистской машины, которая выдавала на-гора слухи, полуправду и ложь с момента начала протестов в середине апреля 1989 года. Целью правительства США было осуществление смены режима в Китае и свержение Коммунистической партии Китая, которая являлась правящей партией с момента революции в 1949 году. Так как многие активисты в сегодняшнем прогрессивном движении еще не родились или были детьми на момент инцидента на Тяньаньмэнь в 1989 году, то самым лучшим недавним примером того, как работает такая империалистическая операция по дестабилизации/смене режима, является недавнее свержение украинского правительства. Мирные протесты на центральной площади получают международную поддержку, финансирование и медийную поддержку от Соединенных Штатов и западных держав; со временем ими начинают руководить вооруженные группы, которых Wall Street Journal, FOX News и другие СМИ провозглашают борцами за свободу; и, наконец, правительство, ставшее мишенью для свержения силами ЦРУ, полностью демонизируется, если оно использует полицию или вооруженные силы. В случае с "продемократическими" протестами в Китае в 1989 году правительство США пыталось вызвать гражданскую войну. "Голос Америки" увеличил свои передачи на китайском языке до 11 часов ежедневно и нацеливал вещание "непосредственно на около 2000 спутниковых тарелок в Китае, которыми управляла по большей части Народно-освободительная армия." Вещание "Голоса Америки" на части китайской армии было полно сообщений о том, что некоторые армейские части стреляли в другие, и что одни военные формирования были верны протестующим, а другие - правительству. "Голос Америки" и американские новостные издания пытались вызвать неразбериху и панику среди сторонников правительства. Как раз перед 4 июня они сообщили, что премьер-министр Китая Ли Пэн был застрелен и что Дэн Сяопин находился на грани смерти. Большинство в правительстве США и в СМИ ожидали, что китайское правительство будет свергнуто прозападными политическими силами, как это начало происходить со свержением социалистических правительств по всей Восточной и Центральной Европе в тот период (1988-1991) после введения прокапиталистических реформ Горбачевым в Советском Союзе в 1991 году. В Китае же "продемократическое" протестное движение возглавляли состоятельные, с хорошими связями студенты из элитных университетов, которые открыто призывали к замене социализма капитализмом. Лидеры были конкретно связаны с Соединенными Штатами. Конечно, тысячи других студентов, участвовавших в протестах, находились на площади из-за того, что у них было недовольство в отношении правительства. Но у связанного с империалистами руководства движения был ясный план по свержению правительства. Чай Лин, которая была признанным лидером студентов, дала интервью западным репортерам накануне 4 июня, в котором она признала, что целью руководителей протестов было возглавить население в борьбе ради свержения Коммунистической партии Китая, что, как она объяснила, будет возможно только в том случае, если они смогут спровоцировать правительство на насильственные атаки против демонстраций. Это интервью было показано в фильме "Gate of Heavenly Peace". Чай Лин также объяснила, почему они не могут рассказать рядовым протестующим студентам о настоящих планах лидеров. "Стремление к богатству является частью стимула к демократии", - объяснил другой ведущий лидер студентов Ван Дань в интервью с "Вашингтон Пост" в 1993 году, в четвертую годовщину этой истории. Ван Дань был во всех американских СМИ до и после истории с Тяньаньмэнь. Он был знаменит тем, что объяснил, почему принадлежащие к элите лидеры студентов не хотят, чтобы к их движению присоединились китайские рабочие. Он заявил, что "движение не готово к участию рабочих, потому что демократия должна быть сначала усвоена студентами и интеллигенцией, прежде чем они смогут распространить ее на других". Двадцать пять лет спустя - США все еще стремятся к смене режима и контрреволюции в Китае Действия китайского правительства по разгону так называемого продемократического движения в 1989 году были встречены с горькой досадой в правящих политических кругах США. США ввели сначала экономические санкции в отношении Китая, но их воздействие было минимальным, и вашингтонские политические правящие круги и банки с Уолл-стрит поняли, что американские корпорации и банки станут большими проигравшими в 1990-е, если они попытаются полностью изолировать Китай, в то время как Китай еще больше открывал свой огромный рынок труда и рынок сырья для прямых инвестиций западных корпораций. Крупнейшие банки и корпорации придавали первостепенное значение своей норме прибыли и вашингтонские политики последовали примеру класса миллиардеров по этому вопросу. Но вопрос о контрреволюции в Китае снова будет поднят. Экономические реформы, начатые после смерти Мао, открыли страну для иностранных инвестиций. Эта стратегия развития была разработана, чтобы быстро преодолеть наследие бедности и отставания в развитии посредством импорта иностранных технологий. Взамен западные корпорации получили мега-прибыли. Пост-маоистское руководство в Коммунистической партии рассчитывало, что эта стратегия принесет пользу Китаю за счет быстрой передачи технологий от империалистического мира Китаю. И действительно, Китай делает большие экономические успехи. Но вдобавок к экономическому развитию в Китае появился большой капиталистический класс, и значительную часть этого класса и их детей обхаживают различные организации, финансируемые правительством США, американскими финансовыми учреждениями и университетскими центрами. Коммунистическая партия Китая также расколота на проамериканские и просоциалистические группировки и направления. Сегодня правительство США оказывает все большее военное давление на Китай. Оно форсирует борьбу против подъема Китая, скрепляя новые военные и стратегические союзы с другими азиатскими странами. Оно также надеется, что при достаточном давлении некоторые люди в китайском руководстве, выступающие за отказ от поддержки Северной Кореи, возьмут верх. Если контрреволюция в Китае состоится, последствия для китайского народа и для Китая будут катастрофическими. Китай, по всей вероятности, расколется на части, как это произошло с Советским Союзом, когда Коммунистическая партия Советского Союза была отстранена от власти. Та же судьба постигла бывшую Югославию. Контрреволюция и расчленение страны отшвырнут Китай назад. Это затормозит стремительный мирный подъем Китая из экономической отсталости. Во влиятельных внешнеполитических кругах США десятилетиями серьезно обсуждается расчленение Китая, что ослабит Китай как страну и позволит Соединенным Штатам и западным державам захватить его наиболее прибыльные части. Это тот самый сценарий, повергший Китай в столетие унижения, когда западные капиталистические державы контролировали страну. У китайской революции было много этапов, побед, отходов назад и неудач. Ее противоречия неисчислимы. Но она все еще жива. В противостоянии между мировым империализмом и Китайской Народной Республикой прогрессивные люди должны знать, какова их позиция - и это не роль наблюдателей. Примечания i Jim Abrams, “Rival military units battle in Beijing,” Associated Press, June 6, 1989. ii John Burgess, “Images Vilify Protesters; Chinese Launch Propaganda Campaign,” Washington Post, June 12, 1989 iii James P. Sterba, Adi Ignatius and Robert S. Greenberger, “Class Struggle: China’s Harsh Actions Threaten to Set Back 10-Year Reform Drive — Suspicions of Westernization Are Ascendant, and Army Has a Political Role Again — A Movement Unlikely to Die,” Wall Street Journal, June 5, 1989 iv Jay Mathews, “The Myth of Tiananmen and the Price of a Passive Press,” Columbia Journalism Review September/October 1998 v Mathews, там же. vi Wen Wei Po, “Turmoil in China; Student Tells the Tiananmen Story: And Then, ‘Machine Guns Erupted’” New York Times, June 12, 1989 vii Nicholas Kristof, “Turmoil in China; Tiananmen Crackdown: Student’s Account Questioned on Major Points,” New York Times, June 13, 1989 viii “Voice of America Beams TV Signals to China,” New York Times, June 9, 1989 ix Lena Sun, “A Radical Transformation 4 Years After Tiananmen,” Washington Post, June 6, 1993. x ”PSL Resolution: For the defense of China against counterrevolution, imperialist intervention and dismemberment,” China: Revolution and counterrevolution, PSL Publications, 2008. См. онлайн здесь - http://www.pslweb.org/liberationnews/pages/for-the-defense-of-china.html http://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/91377/
  6. Парадокс торжеств в честь высадки союзников Главы государств-союзников во время Второй мировой войны, королева Елизавета II, Франсуа Оланд, Ангела Меркель, Барак Обама и Владимир Путин, вместе отмечают 70-ю годовщину высадки в Нормандии и разгрома фашизма в Европе. Однако лидеры так называемого "Запада" способствуют возврату нацизма на Украине и вновь проводят антироссийскую политику. Но это кажущийся парадокс, считает Финиан Кэннингэм… Торжества в память окончания Второй мировой войны в этом году могут смутить многих в свете событий, происходящих на Украине. Фашистский режим в Киеве, поддерживаемый западными лидерами, вызвал волну насилия и гибель противостоящих ему про-проссийских граждан. В Одессе, Мариуполе и Донецке во время наступательных операций, инициированных правительством, погибли сотни людей. Эти убийства были совершены карательными силами государства, тесно взаимодействующих с нацистскими военизированными группами. Они наносят удары в то время, когда мир празднует разгром коалиционных сил того же самого фашизма 70 лет тому назад. Многие на "Западе" не знают, что происходящее сейчас на Украине не является историческим казусом и нисколько не противоречит прошлому. События на Украине вписаны в логику геостратегических целей "Запада" и последующей агрессивной политики в отношении России. В этом году, как в каждую предыдущую годовщину, на торжественной церемонии в память о Второй мировой войне вспоминают о миллионах солдат, партизан и мучеников, павших в борьбе за победу над силами фашистской коалиции в Европе и в первую очередь — за победу над нацистской Германией, вступившей с конца 1930-х годов и до 1945 года в захватническую войну, включающую программу массового уничтожения населения других европейских стран. Невозможно отрицать жертвенность и оспаривать почести, оказываемые солдатам и гражданам, погибшим в борьбе против варварства. Но стоит внимательно рассмотреть глубинные замыслы, лежавшие в основе действий и решений западных лидеров до, во время и после Второй мировой войны и вплоть до наших дней. На первый взгляд, силы Соединённых Штатов, Великобритании и Советского Союза вместе противостояли гитлеровской Германии, объединившейся с другими странами фашистской Оси. Между тем, происходящие сейчас события представляются противоречащими истории. Соединённые Штаты, Великобритания и разные прочие страны "западного" лагеря предпринимают совместные усилия по возврату нацизма на Украину. Режим правящей хунты, приведённой к власти в феврале после смертоносного мятежа, тайно разожженного и организованного ЦРУ, находится в руках наследников украинских фашистов прошлого века. Они поднимают на свои знамена пособничество оккупантам и тех, кто способствовал осуществлению планов нацистской Германии по завоеванию России, начиная с операции "Барбаросса" в 1941 году. Современная партия "Свобода" и министры самопровозглашённого правительства в Киеве, вышедшие из её рядов, гордо представляют себя как продолжателей и верных последователей ОУН, организации украинских националистов, которой некогда руководил пособник немецких оккупантов Степан Бандера. Бандера и его нацистские полки совместно с интервенционными войсками СС Вермахта (Einsatzgruppen SS) участвовали в геноциде миллионов евреев, поляков, русских и других. Их активное содействие усилило нацистскую военную машину и облегчило продвижение их войск, которые к концу 1941 года были уже в 30 км от Москвы. Героизм и огромные жертвы солдат Красной Армии и русского народа переломили ход войны, и войска нацистов были вынуждены постепенно отступать до Берлина, где 9 мая 1945 года было признано их полное поражение. Во всех международных мероприятиях, посвящённых памяти о войне, почётное место по праву принадлежит России. Никто не может даже пытаться это оспорить. Нацистскую Германию победила Красная Армия. Почти 14 миллионов солдат (и столько же гражданских) принесли жизнь на алтарь этой исторической битвы. Вместе с тем, в сражениях погибли 290 000 американских и столько же британских солдат. Из трёх держав, будто бы связанных союзом против Третьего рейха, именно Россия выдержала самые трудные битвы, и именно на её долю выпали ужасные страдания в течение всей этой, агрессивной войны, развязанной нацистской Германией. Именно Россия в конце концов сразила врага и одержала историческую победу: 90% всех потерь, понесённых немецкими войсками в течение всего конфликта, записаны на счёт Восточного фронта, в военных действиях против Советского Союза. Не будем забывать, что американцы и британцы ждали лета 44 года, чтобы начать наступление против нацистской Германии на европейской земле несмотря на то, что Сталин гораздо раньше неоднократно призывал их принять участие в боевых действиях, чтобы облегчить страдания России. Общее число жертв Второй мировой войны, гражданских и военных, оценивается в 60 миллионов в 30 странах. Из всех этих погибших примерно 30 миллионов относятся к России и другим государствам советского лагеря. Следовательно, никто не может подвергать сомнению героические жертвы, принесённые Россией, или оспаривать её выдающуюся роль в историческом разгроме фашизма на европейском континенте. Вот почему, несмотря на напряжённость на Юго-Востоке в связи с украинским кризисом, президент Франсуа Олланд повторил своё приглашение российскому президенту Владимиру Путину принять участие в торжествах по поводу 70-й годовщины высадки союзников в Нормандии. Президент Барак Обама, канцлер Ангела Меркель и королева Елизавета II также участвуют в этом мероприятии. Это в порядке вещей, что Владимир Путин почтит мероприятие своим присутствием, потому что, как было недавно отмечено, войну выиграла Россия – и западные державы это прекрасно знают. Официальные празднества стали бы не более чем нелепым фарсом, если бы из них исключили Россию по причине нынешних раздоров с Западом. Только представьте – Франция, законное правительство которой взаимодействовало с нацистами, собиралась бы отмечать поражение нацистской Германии в отсутствие главного творца победы: России. Выше было сказано, что 90% всех потерь нацистской Германии за всё время конфликта, числятся за Восточным фронтом, в войне против Советского Союза. Этот факт вносит отрезвляющие коррективы в чванство "Запада" и исторически опровергает их заявления. Англичане и американцы с одинаковым апломбом напрасно хвастают, приписывая себе победу. Достаточно вспомнить длинный ряд голливудских поделок, которые проводят идею, крайне распространённую на "Западе", о том, что якобы героические подвиги "Америки" и Великобритании позволили "освободить Европу". Но можно извлечь ещё один хороший урок из фактов огромного ущерба, нанесённого России во время Второй мировой войны, и её преобладающей, непропорциональной доли в общем итоге бедствий и опустошений, причинённых этим конфликтом. На "Западе" этот аспект событий практически скрыт, потому что он ведёт к открытию правды, крайне шокирующей, о настоящих причинах войны и о логике, которая руководила развязыванием конфликта и его различными перипетиями. Полное понимание движущих сил Второй мировой войны не оставит камня на камне от наглых попыток "Запада" на благородную роль в разгроме нацистской Германии. Бахвальство "западных" лидеров — ни что иное, как противоположность исторической правды, мошенничество и обман. В своей книге "Сговор Чемберлена с Гитлером" Клеман Лейбовиц показывает, что в течение 1930-х годов под величайшим секретом правящие классы "Запада" коллегиально оказывали поддержку становлению нацистской военной машины. С 1929 по 1940 год крупные американские корпорации увеличили инвестиции в гитлеровскую Германию в гораздо большей степени по сравнению с любой другой европейской страной. Они значительно способствовали усилению военно-промышленного потенциала зарождающегося Третьего рейха, пренебрегая формальным запретом на перевооружение Германии по Версальскому договору после Первой мировой войны. Британский правящий класс внёс огромный вклад в усиление гитлеровской власти. Лондон закрывал глаза на ремилитаризацию Рейнской области в 1936 году. В 1937 и 1938 годах Партия консерваторов, руководимая Невиллом Чемберленом, тогдашним премьер-министром, провела серию тайных встреч с канцлером Адольфом Гитлером и другими нацистскими руководителями [1]. Эти дискуссии достигли апогея после заключения Мюнхенского договора в 1938 году. Когда Чемберлен после возвращения в Великобританию размахивал листком бумаги, восклицая "Мы спасли мир!", его многие обвиняли тогда, и продолжают обвинять сегодня, в уступках требованиям Гитлера для его "умиротворения". Но, как открыл Лейбовиц в своих кропотливых исследованиях официальной переписки между Лондоном и Берлином, целью переговоров было не "умиротворение", а скорее подготовка сговора с нацистской Германией. "Здесь между нами не должно быть никакого конфликта", — объявил Гитлер Чемберлену во время встречи, состоявшейся в обстановке глубокой секретности в Годесберге 23 сентября 1938 года. Фюрер считал, что Великобритания и Германия являют собой две опоры, поддерживающие европейский социальный порядок. Британский премьер-министр и его министр иностранных дел лорд Галифакс в окружении других известных членов лондонского правительства, со своей стороны, сообщили Гитлеру, что высоко ценят "великую силу его национализма и его ‘расиализма’". Подписание мюнхенского соглашения выдаётся за желание избежать войны с Германией, признав её раздел по Версальскому договору чрезмерным действием. В действительности суть заключается в восстановлении ударной силы Германии с целью разрушения СССР. Чем это объясняется? Чтобы понять это, установление нацистского режима в Германии и других фашистских европейских режимов (Муссолини в Италии, Франко в Испании и Салазара в Португалии) следует рассматривать в их историческом контексте. Русская революция 1917 года возвестила о возникновении освободительного движения трудящихся, экспроприации и конце всемогущества капиталистов, и это сильно пошатнуло власть правящих классов во всех западных капиталистических странах. С другой стороны, европейские фашисты были движимы не только своими принципами расистской идеологии, различающей "высшую расу" и "низших людей" (Untermenschen), они были яростными антикоммунистами и особенно ненавидели Советский Союз и его социалистические принципы. Гитлеровская партия поднимала, тем не менее, флаг "национал-социализма" (ложный). Гитлер питал патологическую ненависть к марксизму, как и все остальные руководители Третьего рейха. Именно этот неистовый антикоммунизм вдохновлял и восхищал капиталистических правителей "Запада". Они рассматривали Гитлера как бастион для защиты от распространения коммунистической революции, в то время как капитализм испытывал глубокий кризис и великую депрессию и нищета повсеместно распространялась в "западных" странах. Сговор между Гитлером и Чемберленом был скреплён секретным пактом. Этот сговор отражал геостратегические опасения правящих классов Соединённых Штатов и Великобритании. Поэтому было решено пустить в ход нацистскую военную машину с целью разрушить Советский Союз. Вот что скрывалось в действительности под так называемой "политикой умиротворения" Чемберлена в отношении нацистской Германии. Это был замысел "развязать руки" гитлеровской Германии для распространения на Восток. Вот почему Великобритания никак не осудила аннексию Австрии и Судетской области (в ущерб Чехословакии) в 1938 году. Британские лидеры тайно, но недвусмысленно дали Гитлеру карт-бланш для сохранения европейского общественного строя (капиталистического), для подавления опасного распространения социализма, вдохновляемого Россией. В действительности нацистская Германия была просто наёмным режимом капиталистической англо-американской оси, также как и другие европейские фашистские режимы. Это объясняет, почему нацистская военная машина обратила свою страшную огневую мощь против Советского Союза. И именно там янычары, исполняющие программу уничтожения "Untermenschen" (низших людей) совершали свои самые жуткие варварские злодеяния. Гитлер сделал именно то, чего ждали от него правящие классы "Запада", которые помогли ему прийти к власти благодаря его яростному антисоветизму. Страдания и зверства, которые испытали русские и другие славянские народы, по неслыханному размаху и дикости были несравнимы с бедствиями пленных англичан и американцев в Западной Европе. В отношениях западных стран с их клиентами видны тактические манёвры, связанные с развитием событий. Война Ирака против Ирана, которую разожгли и спонсировали Соединённые Штаты и Великобритания в 1900-х и 2000-х годах, может служить прекрасной иллюстрацией. Сначала подтолкнув Саддама Хусейна начать войну против Ирана, затем они изменили свою позицию в отношении президента Ирака, когда он стал причиной потенциальной региональной угрозы их интересам. "Западные" империалисты часто ставят в один ряд Саддама Хусейна и Адольфа Гитлера, пытаясь оправдать войны, развязанные ими против Ирака в течение двух последних десятилетий. С иронией можно отметить, что это поверхностное сравнение, если заглянуть вглубь, весьма уместно. В том и в другом случае империалистические державы просто-напросто сбросили диктатора, которого сначала сочли удобным водворить для достижения своих собственных целей. Когда те же самые циничные интересы, подверженные различным превратностям, изменились, западные заказчики предпочли избавиться от союзника, ставшего неудобным. Таким же образом, нарушение Гитлером подразумеваемых пределов для его экспансионистских амбиций, позволявших ему действовать по своему усмотрению на своей восточной границе для разрушения Советского Союза, в конце концов обратило его заказчиков против него. В иронично перевёрнутом альянсе "западные" лидеры сочли за благо заключить соглашение со своим вчерашним противником (Россией), чтобы уничтожить гитлеровскую власть, которую сами же спонсировали и вооружали до зубов с целью уничтожения России, ставшей теперь союзником. И всё же заключённый во время войны альянс был весьма двусмысленным. Россия три долгих года должна была отражать натиск нацистских войск, пока западные лидеры не решились наконец развернуть войска в Европе. Очевидно, что западное участие на европейском поле началось только после впечатляющего наступления Красной армии, когда вермахт столь явно отступал, что вся Германия и другие страны Центральной Европы рисковали оказаться в руках Сталина. С этого времени новая стратегия определяла планы, решения и действия "западных" столиц. Они вернулись к деятельности, оставленной в 1917 году, к главному приоритету — победить Советский Союз. Для уничтожения коммунистической угрозы правящие классы "Запада" вытащили из рукава карты гитлеровского режима, и этот выбор оказался ужасным. В конце концов, из циничных геополитических соображений антисоветская военная машина нацистов должна была быть ликвидирована ценой огромного урона. "Западные" лидеры никогда не упоминают этих глубоких мотивов своих предшественников на ежегодных мемориальных торжествах в честь поражения нацистской Германии и её союзников. Но в конце Второй мировой войны тайные геополитические интересы капиталистических стран ничуть не изменились. Главной проблемой была сохраняющаяся опасность, которую Советский Союз представлял для мирового капиталистического порядка. Страхи западных элит усиливались ростом престижа Советского Союза среди населения западных стран, которые знали всё об исторических жертвах русского народа, понесённых во имя освобождения Европы от кабалы и варварства фашистов. Так, именно презрением трудового населения к правящему классу объясняется тот факт, что глава партии консерваторов Уинстон Черчилль, преемник Чемберлена на посту главы правительства после 1940 года, был отправлен избирателями в отставку сразу после войны. В первый раз британцы привели к власти лейбористов, провозглашавших социалистические идеи. Одного лестного образа Уинстона Черчилля как энергичного, твёрдого и решительного военачальника было недостаточно для симпатий избирателей. Как только закончилась Вторая мировая война, правящие классы Великобритании и США начали холодную войну и враждебные кампании против Советского Союза. В один миг западный переворот сделал из Сталина, вчерашнего союзника, нового сатану. Начиная с этого момента, страна, которая раздавила преступного монстра фашизма, стала подвергаться бичеванию как смертельный враг. Западная пропаганда перешла на неистовый бред, по любому поводу пугая "красной угрозой" и вредоносной "Империей зла". Последовали десятилетия пропаганды, исполненной ненависти и лжи, для внушения страха по отношении к России и социализму. Сегодня коммунизм не является официальной идеологией России. Тем не менее, само существование сильной России остаётся геостратегической угрозой капиталистическому порядку на Западе и его гегемонистским амбициям планетарного масштаба. В частности, США видят в России препятствие своим экспансионистским целям на Ближнем Востоке и в Тихоокеанском регионе. Решительная поддержка Сирии со стороны Москвы практически свела на нет усилия Вашингтона, направленные на смену режима, что в свою очередь, повредило планам США ослабить Иран, также союзника России. Сейчас, через двадцать с лишним лет после развала Советского Союза и окончания холодной войны мы наблюдаем агрессивный экспансионизм стран НАТО под руководством США, стремление расширить контролируемую ими зону до самых границ России. Побудительные причины этой динамики очень редко упоминаются в официальных речах "западных" лидеров. Тем не менее, рассмотрение этого вопроса весьма поучительно. Эта агрессивная стратегия "западных" стран во главе с Вашингтоном, направленная против России, непосредственно связана с их отношением к Москве сразу после революции большевиков 1917 года. С этого времени они видели в Москве врага, способного повредить их гегемонистским амбициям. Их враждебная политика непосредственно связана с превращением европейского фашизма в копьё их агрессивных происков против СССР в 1930-е годы, в основе развязывания международного конфликта, самого ужасного, какой был когда-либо. Эта же политика лежала в основе развязывания холодной войны "Западом" в 1945 году и изоляции России в течение почти полувека, запрете на нормальное развитие и гармонию в международных отношениях, и эта же политика питает воинственную кампанию, которую ведут сейчас Вашингтон и его западные капиталистические союзники, под предлогом украинского кризиса извергающие непрерывную лавину лжи и сфабрикованных из воздуха обвинений о "путинской России"… В итоге, глубокая геостратегическая вражда, определяющая все связи "западных" держав с Россией, разражается в торжественные дни как будто абсурдным историческим парадоксом: 70-я годовщина разгрома фашизма в Европе избрана западными державами как время ковать альянс с неонацистами, узурпировавшими власть в Киеве. Сквозь завесу лжи и провокаций просматривается конечный замысел, всегдашняя стратегическая цель, от которой они не отступали никогда: агрессия против России. Объяснение тому, что стоит за "перезагрузкой" отношений между Вашингтоном и Москвой вполне очевидно. Западные капиталистические державы готовы к сговору с любыми силами, сколь угодно презренными и порочными, если они будут способствовать реализации их гегемонистских планов. Таким образом, с точки зрения западных капиталистических держав, Вторая мировая война не заканчивалась. После краткой паузы она продолжилась холодной войной. Сегодня "западные" капиталистические державы заняты тем, что снова направляют огонь против своего вечного непримиримого врага: России. Примечания [1] Малоизвестный исторический факт: На следующий день после подписания мюнхенских соглашений британский премьер-министр Невилл Чемберлен пригласил канцлера Гитлера на частную встречу. Он извлёк из кармана бумагу, гласящую: "Мы, нижеподписавшиеся, фюрер, канцлер Германии, и премьер-министр Великобритании провели сегодня новую встречу и пришли к соглашению считать вопрос англо-германских соглашений имеющим первостепенное значение для наших двух стран и для Европы". Также в этом документе написано, что руководители этих двух стран считают "подписанное прошлой ночью соглашение и морской германо-британский договор символом стремления двух стран никогда не вступать в войну друг с другом". Историки обычно забывают упомянуть этот документ. Между тем, вероятно, именно это непротокольное соглашение развязало руки Гитлеру для его агрессии на Восток. Явно не одно лишь мюнхенское соглашение решало судьбу Чехословакии! Перевод: Ольга Николаева (прислан по электронной почте) Оригинал Статья неплохая, полезная, и надо оценивать её ТОЛЬКО с КЛАССОВЫХ ПОЗИЦИЙ. Диаматически. Потому что классовая борьба никуда не делась.
  7. читаю "Женщина и социализм" Августа Бебеля

  8. Slip2008 выработайте в себе материалистическое понимание истории, избавьтесь от идеализма (в смысле философском), и тогда вас не будет удивлять эта цикличность, поскольку вы будете знать и понимать механику и причины этой цикличности. Если вас действительно это интересует, то рекомендую учебник по историческому материализму . Если при чтении вас будет коробить от идеологии, просто не обращайте внимания, попытайтесь схватить и понять суть этого научного метода - исторического материализма, материалистического взгляда на историю. Если читать и изучать истмат не будете, можете не отвечать на данный пост. По той простой и очевидной причине, что не владея материалом, не понимая сути этого метода, вам нечего будет и сказать. Для понимания значения Великой французской революции и Парижской коммуны, вам стоит обратиться к работе "Гражданская война во Франции" современника этих событий Карла Маркса. Выделил жирным строчку о МО: Ф. Энгельс Введение к работе К. Маркса «Гражданская война во Франции» Предложение переиздать воззвание Генерального Совета Интернационала «Гражданская война во Франции» и снабдить его введением было для меня неожиданным. Поэтому я могу здесь лишь вкратце затронуть важнейшие пункты. Вышеупомянутой, большей по размерам, работе я предпосылаю оба более кратких воззвания Генерального Совета о франко-прусской войне. Во-первых, потому, что в «Гражданской войне» есть ссылки на второе воззвание, которое само по себе, без первого, не везде понятно. А также и потому, что оба эти воззвания, тоже написанные Марксом, являются не менее, чем «Гражданская война», выдающимися образцами удивительного, впервые проявившегося в «Восемнадцатом брюмера Луи Бонапарта» дара автора верно схватывать характер, значение и необходимые последствия крупных исторических событий в то время, когда эти события ещё только разыгрываются перед нашими глазами или только что свершились. И, наконец, потому, что нам в Германии ещё и поныне приходится страдать от предсказанных Марксом последствий этих событий. Разве не оправдалось предсказание первого воззвания, что если оборонительная война Германии против Луи Бонапарта выродится в завоевательную войну против французского народа, то все те несчастья, которые постигли Германию после так называемой освободительной войны, обрушатся на неё снова с ещё большей силой? Разве не пережили мы после этого целых двадцать лет бисмарковского господства, а вместо преследований демагогов — исключительный закон и травлю социалистов с тем же полицейским произволом и буквально с тем же возмутительнейшим толкованием закона. И разве не буквально оправдалось предсказание, что аннексия Эльзас-Лотарингии «бросит Францию в объятия России» и что после этой аннексии Германия должна будет либо открыто стать лакеем России, либо после короткой передышки начать готовиться к новой войне, а именно к «войне расовой, к войне против объединённых славянской и романской рас»? Разве аннексия французских провинций не бросила Францию в объятия России? Разве Бисмарк не домогался тщетно целых двадцать лет благоволения царя и не прислуживал ему ещё более раболепно, чем это обычно делала, припадая к стопам «святой Руси», маленькая Пруссия, до того как она стала «первой великой европейской державой»? И разве не висит постоянно над нашими головами дамоклов меч войны, которая в первый же день развеет в прах все скреплённые протоколами союзы государей, войны, относительно которой не известно ничего определённого, кроме абсолютной неопределённости её исхода, войны расовой, которая отдаст всю Европу на поток и разграбление пятнадцати или двадцати миллионам вооружённых солдат и которая ещё не разразилась только потому, что абсолютная невозможность предвидеть её конечные результаты внушает страх даже самому сильному из крупных военных государств? Это тем более обязывает нас сделать вновь доступными для немецких рабочих эти полузабытые документы, блестяще свидетельствующие о дальновидности интернациональной рабочей политики 1870 года. То, что я сказал об этих двух воззваниях, относится также к воззванию «Гражданская война во Франции». 28 мая последние бойцы Коммуны пали на склонах Бельвиля в борьбе с превосходящими неприятельскими силами, а уже через два дня, 30 мая, Маркс прочёл Генеральному Совету своё произведение, в котором историческое значение Парижской Коммуны было обрисовано краткими, сильными штрихами, но с такой меткостью и — главное — верностью, каких никогда не достигала вся последующая обширная литература по этому вопросу. Благодаря экономическому и политическому развитию Франции с 1789 г. в Париже за последние пятьдесят лет сложилось такое положение, что каждая вспыхивавшая в нём революция не могла не принимать пролетарского характера, а именно: оплатив победу своей кровью, пролетариат выступал после победы с собственными требованиями. Эти требования бывали более или менее туманными и даже путанными, в зависимости каждый раз от степени развития парижских рабочих; но все они в конце концов сводились к уничтожению классовой противоположности между капиталистами и рабочими. Как оно должно произойти, — этого, правда, не знали. Но уже самое требование, при всей его неопределённости, заключало в себе опасность для существующего общественного строя; рабочие, предъявлявшие это требование, бывали ещё вооружены; поэтому для буржуа, находившихся у государственного кормила, первой заповедью было разоружение рабочих. Отсюда — после каждой завоёванной рабочими революции — новая борьба, которая оканчивается поражением рабочих. Также небольшая статья Энгельса "Тактика пехоты и её материальные основы" как пример применения метода диалектического материализма к истории. В XIV веке порох и огнестрельное оружие стали известны в Западной и Центральной Европе, и любой школьник знает теперь, что этот чисто технический прогресс революционизировал всё военное дело. Эта революция совершалась, однако, очень медленно. Первое огнестрельное оружие было очень примитивно, в особенности карабины. И хотя уже довольно рано было изобретено множество отдельных усовершенствований — нарезной ствол, ружьё, заряжающееся с казённой части, колесцовый замок и т. д., — тем не менее прошло более 300 лет, пока было создано, к концу XVII века, ружьё, годное для вооружения всей пехоты. В XVI и XVII веках пехота состояла частью из пехотинцев, вооружённых пиками, частью из стрелков. Первоначально назначение пикинёров заключалось в том, что они в решающий момент битвы шли в атаку с холодным оружием, защитой же служил огонь стрелков. Поэтому пикинёры сражались сомкнутыми массами, подобно древнегреческой фаланге; стрелки же строились по 8–10 человек в глубину, потому что при таком именно количестве они, пока один заряжал ружьё, успевали друг за другом производить выстрелы. Кто был готов к стрельбе, выбегал вперёд, стрелял и затем уходил на последнее место в ряду, чтобы вновь зарядить своё ружьё. Постепенное усовершенствование огнестрельного оружия изменило это соотношение. Фитильное ружьё заряжалось так быстро, что для поддержания непрерывного огня требовалось уже только 5 человек, так что группы стрелков должны были иметь 5 рядов в глубину. Теперь, следовательно, можно было с прежним количеством мушкетёров занимать фронт, почти вдвое более длинный, чем раньше. Ввиду того что ружейный огонь оказывал особенно опустошающее действие на большие, сплошные массы, пикинёры строились теперь тоже только в шесть или восемь рядов, и таким образом боевой порядок всё более и более приближался к линейному строю, при котором исход битвы решался ружейным огнём, а пикинёры имели своим назначением уже не нападение, а прикрытие стрелков от кавалерии. К концу этого периода боевой строй состоял из двух эшелонов боевого порядка и одной резервной части. Каждый эшелон выстраивался в виде линии, состоявшей в большинстве случаев из шести шеренг. Артиллерия и конница размещались частью в промежутках между батальонами, частью на флангах. При этом в каждом пехотном батальоне самое большее одна треть состояла из пикинёров и, по меньшей мере, две трети — из мушкетёров. В конце XVII века появилось, наконец, кремнёвое ружьё со штыком, заряжающееся готовыми патронами. Тем самым пика была окончательно вытеснена из вооружения пехоты. Теперь требовалось меньше времени, чтобы зарядить ружьё, более быстрый огонь сам себе служил защитой, штык в случае необходимости заменял пику. Вследствие этого можно было сократить глубину боевой линии с шести до четырёх, затем до трёх и кое-где, наконец, до двух человек. Таким образом при одинаковом количестве людей линия всё больше удлинялась, всё большее количество ружей вступало в действие одновременно. Но вместе с тем эти длинные и тонкие линии становились и всё более неповоротливыми. Они могли двигаться в боевом порядке только на ровной местности, где не встречалось препятствий, — да и то лишь медленно, делая 70–75 шагов в минуту. Но как раз на равнине эти линии давали кавалерии противника возможность успешного нападения, особенно на флангах. Отчасти для того, чтобы защищать эти фланги, отчасти же для усиления линии огня, решающей исход боя, — всю кавалерию ставили на флангах, так что действительная боевая линия в собственном смысле слова состояла из одной только пехоты с её лёгкими батальонными пушками. Чрезвычайно неуклюжие тяжёлые орудия стояли на флангах и за всё время битвы могли менять своё положение не больше одного раза. Пехотинцы выстраивались в два эшелона, фланги которых прикрывались пехотой, построенной под прямым углом, так что всё это построение образовывало один очень длинный, пустой внутри четырёхугольник. Эта масса, совершенно беспомощная в тех случаях, когда она не могла двигаться как одно целое, разделялась только на три части — на центр и два фланга. Всё движение частей заключалось в том, чтобы — с целью обхода противника — выдвигать фланг, численно превосходивший вражеский, в то время как другой фланг задерживался как угроза, чтобы помешать врагу произвести соответствующую перемену фронта. Изменение боевого строя в ходе самого сражения требовало так много времени и давало противнику возможность заметить столько слабых мест, что подобные попытки почти всегда были равносильны поражению. Первоначальное построение должно было, таким образом, сохраняться во всё время сражения, и как только пехота вступала в бой, исход битвы решался одним сокрушительным ударом. Весь этот способ ведения боя, чрезвычайно усовершенствованный Фридрихом II, представлял собой неизбежное следствие совместного действия двух материальных факторов. Одним из этих факторов был людской состав навербованного монархами войска, которое отчасти составлялось даже из вражеских, насильно зачисленных в армию военнопленных, — оно было хорошо вымуштровано, но ненадёжно, и только палка держала его в повиновении. Вторым фактором являлось вооружение — неуклюжие тяжёлые пушки и гладкоствольное, быстро, но плохо стрелявшее кремнёвое ружьё со штыком. Этот способ ведения боя применялся до тех пор, пока оба противника находились в одинаковом положении в отношении людского состава и вооружения, так что каждой из сторон было выгодно держаться однажды установленных правил. Но когда в Америке разразилась война за независимость, против этих навербованных, хорошо вымуштрованных солдат выступили вдруг отряды повстанцев, которые, правда, не умели маршировать, но зато отлично стреляли, в большинстве случаев располагали хорошо стреляющими ружьями и, сражаясь за своё кровное дело, не дезертировали. Эти повстанцы не доставляли англичанам удовольствия — медленным шагом протанцевать с ними в открытой местности знакомый боевой менуэт по всем правилам военного этикета. Они завлекали противника в густые леса, где его длинные маршевые колонны были беззащитны против огня рассыпанных, невидимых стрелков. Рассыпаясь подвижными цепями, они пользовались каждым естественным прикрытием, чтобы наносить врагу удары. При этом, благодаря своей большой подвижности, они оставались всегда недосягаемыми для неповоротливого вражеского войска. Таким образом, боевой огонь рассыпанных стрелков, который играл некоторую роль уже при введении ручного огнестрельного оружия, показал теперь, — в известных случаях, особенно в партизанской войне, — своё превосходство над линейным строем. Если солдаты европейских навербованных войск не были пригодны для партизанской войны, то ещё менее пригодно было для этого их вооружение. Правда, при стрельбе не надо было уже упирать ружьё в грудь, как это делали прежде мушкетёры со своими мушкетами, снабжёнными фитильными замками: ружья прикладывались к плечу, как это делается и теперь. Но о прицеливании не могло быть и речи, так как при совершенно прямом прикладе, представлявшем собой продолжение ствола, глаз не мог свободно скользить вдоль ствола. Только в 1777 г. изогнутый приклад охотничьего ружья был принят во Франции и для пехотного ружья, и благодаря этому стал возможен эффективный стрелковый огонь. Вторым, заслуживающим внимания усовершенствованием были построенные в середине XVIII века Грибовалем более лёгкие, но тем не менее прочные лафеты для орудий: они-то и придали артиллерии бо́льшую подвижность, которая впоследствии стала для неё обязательным требованием. Французской революции выпало на долю использовать на поле битвы оба эти технические усовершенствования. далее читать по ссылке выше Букв много, но для действительно интересующихся всем этим, это не проблема. А тем, кто тут ради "красного словца" - лучше промолчите, сойдете за умных.
  9. Шендерович - редкостный мудак
  10. Что сделают с «правым сектором» в ЕС, если в него примут Украину? (Часть третья) Разумеется, это знал и Путин, но он акцентировал внимание мировой общественности на фашизации украинского националистического движения лишь ради того, чтобы усложнить работу западным политикам и их журналистам. Имея свои планы, Путин предвидел, какие обвинения будут выдвинуты конкурентами после присоединений Крыма к РФ. Путин не мог не догадываться, что он будет обвинен ведущими мировыми политиками и российскими либералами в крайней агрессивности, в попытках использовать исторический опыт «аншлюса» Австрии или Судет. И все эти обвинения, действительно, прозвучали. Но их было бы труднее отбивать, если бы Путин первым не обратил внимание мировой общественности на фашистскую риторику «правого сектора» и, следовательно, антифашистский характер внешней политики Кремля, защищающего крымчан от фашистов. Путин ждал от украинских фашистов, когда у них возникнет первое головокружение от успехов. И дождался. Если бы у украинских фашистов в зобу не сперло дыхание от известия, что законного президента нет на территории Украины, что они победили, если бы они не заявили, что начнут изживать всё неукраинское на территории Украины и, прежде всего, всё москальское, начиная с языка, то Восточная Украина и Крым и не подумали бы воспользоваться бегством Януковича. Но поскольку людям стало ясно, какую политику поведут украинские националисты на территории Восточной Украины и в Крыму, постольку повсеместно стало возникать четко мотивированное недовольство поощрительным отношением киевской хунты к нацизму «правого сектора». Только после того, «как плод созрел», Путин, в своей «антифашистской борьбе» мог рассчитывать на поддержку миллионов обеспокоенных граждан Украины и, прежде всего, в Крыму. Все, и Обама, и Бжезинский, и Меркель, и Путин, понимали, что украинские националисты, при любом развороте событий, лишены возможности хоть в малейшей степени повторить германский опыт и превратиться в новую серьезную фашистскую угрозу в Европе. Только лидеры украинских националистов, в силу своего, типичного для всех националистов, нижайшего уровня умственного развития, не понимали, что им позволят немного поиграть в фашистов лишь в первом акте украинской драмы, а потом устранят их из игры самым стандартным способом, как только надобность в них отпадет. Путин не строил никаких иллюзий относительно того, что Меркель, как только узнает со слов Путина о фашистских проявлениях на Майдане, движимая угрызением совести, применит самые решительные санкции против «замайданцев». Но законы политического жанра требовали от Путина инсценировать своё возмущение разгулом фашизма на Украине, обнажая двурушничество западных политиков и демократических журналистов по вопросу их отношения к фашизму, хотя он и сам понимает, что, ВСЕГДА, как и в 1938 году, европейские олигархи и политики пойдут на самый тесный союз с фашиствующими националистами ради достижения своих целей на Востоке. Более того, подобными фашистскими организациями, и даже гитлеровскими, как показала историческая практика, можно манипулировать достаточно продолжительное время, эксплуатируя иллюзии их вождей относительно достижимости их целей. Фашизм выкармливался и всегда поощрялся руководством демократических колониальных империй до тех пор, пока действия фашистских лидеров соответствовали стратегическим интересам олигархов США и Англии в их борьбе с большевизмом за укрепление мирового господства рыночной империалистической системы, в которой они уже давно занимали доминирующее положение. Как только фашистский блок начинал выходить за линию «красных флажков», военно-промышленный комплекс США и Англии с удовольствием давал команду «фас» своим вооруженным силам. Исходя из опыта «арабских весен», западные политики, оплачивавшие Майдан, считали, что первый акт спектакля закончится, как и в Ливии, физическим растерзанием Януковича. Но Путин совершенно неожиданно «спрятал» легитимность Украины, Януковича, у себя, в Ростове-на-Дону. Поэтому существует шанс, что законный президент Украины въедет в Донецк на белом коне и объявит его временной столицей Украины и пригласит войска одной из дружественных стран для восстановления конституционного порядка. Западные политики предполагали, что во втором акте спектакля о революции, когда будет перекрыт евро-долларовый дождь в карманы Музычки, Тягнибока и Яроша, весь украинский фашизм опять превратится в армию гастарбайтеров. Многие особо посвященные журналисты и либералы понимали, что весь «правый сектор» налетит мордой «на скалу» безденежья и месяца не прокормится на Майдане. Весь националистический поток тут же уйдет в песок, а пар их лозунгов в прощальный свисток. Разница восприятия - разница воспитания Поэтому, избавление Украины от «правого сектора» и его вождей, для западных кукловодов не составляет никакой сложности. Но, в связи с событиями на Юго-Востоке Украины, киевские путчисты и их западные покровители отложили на время выполнение задачи уничтожения местных фашистов, чтобы еще раз использовать пушечное мясо «правого сектора» для победы над населением Юго-Восток а Украины. А отстрел вождей «правого сектора», можно продолжить и после зачистки востока Украины от этнических русских, тем самым, дезавуировав все обвинения Путина о терпимости Запада к фашизму. Отмывшись от фашизма «правого сектора», киевская хунта спокойно передаст Украину для раздела её между олигархами США и ЕС, как это и было заложено в план свержения Януковича. Так что, разговоры об украинском фашизме, есть лишь PR, примененный Путиным для небольшого усложнения жизни руководителей Западных стран и оправдания экспансионистской политики российской буржуазии. Нужно обладать бездной наивности, чтобы изображать дело так, будто рыночная демократическая РФ искренне решила бороться с украинским фашизмом и, тем более, думать, что на Украине есть фашизм, в перспективе, способный осуществить хоть что-то, подобное деяниям третьего рейха. Относительно решительные действия Путина в украинском вопросе обусловлены нежеланием амбициозного президента приближения НАТО к западным границам РФ, его нежеланием видеть зенитные комплексы НАТО уже не в Польше, а в Донбассе. Если бы в этот момент президентом РФ был бы Немцов или Навальный, Собчак или Алексеева, то противоракетная оборона США, уже 22 февраля 2014 года двигалась бы в направлении к границам КНР и КНДР. Так что, никто из современных политиков, кроме Яценюка, Тягнибока и Турчинова не боится украинского фашизма потому, что с самой большой натяжкой все замайданное войско можно сравнить с толпами талибана. Но это не означает, что фашистской угрозы не существует. Если бы большинство людей обладали диаматическим подходом к исследованию политических явлений, то они сосредоточили бы своё внимание не на свастике, «тризубах», лозунгах, униформе, заявлениях и персоналиях, а на сущности явления. В этом случае нашим читателям не удалось бы найти НИКАКИХ существенных отличий между политикой и экономикой, якобы, демократических США, Великобритании, Франции и фашистской Германии. Не нужно никакой науки, чтобы называть Германию фашистской или нацистской потому, что так её назвал Гитлер, а США и Англию называть демократической потому, что так их называли, например, Рузвельт или Черчилль. Самая главная причина терпимого отношения олигархитета и политической элиты Запада ко всем современным проявлениям украинского «фашизма», тем более к их зародышевым и местечковым формам и масштабам, в том, что именно олигархи, крупнейшие политики наиболее развитых демократических рыночных стран, отлично знают про себя то, что именно они всегда осуществляли и осуществляют просто фашистскую политику. Англия и США отличаются от фашистской Германии лишь тем, что Гитлер разболтал всё то, что всю свою историю остальные олигархи и политики Запада делали молча. Часто фашизм Германии пытаются выставить уникальным, с точки зрения практики и масштабов преследования евреев. Кто может сегодня доказать, что жители Масада зарезали сами себя? Нужно слепо верить древним еврейским текстам? А разве Риму была невыгодна такая версия? И враг мертв, и виновных нет. С другой стороны, можно подумать, что римляне, разрушив Карфаген, обошлись с его населением гуманно, как и с остатками войска Ганнибала. Главное, город был завоеван, а население его больше не будет докучать Риму. А Карфаген это или Масад римлянам не важно. Если уж в римских легионах децимация собственных солдат не вызывала ни малейших сложностей, то, что мешало римлянам вырезать ничтожное количество жителей, переоценивших неприступность своей крепости и, на этом основании, ведших себя неучтиво по отношению к Риму? Что было бы, если бы все противники Рима, как жители Масада, всегда сами резали себя. Могло ли это лишить итальянцев завоевательских аппетитов и вызвать приступ жгучей совести? Но демонизация одной Германии выгодна сегодня всем, чья реальная история не уступает фашистской, с точки зрения интенсивности уничтожения и закабаления народов, в том числе и еврейского. Разговоры об Украинском фашизме могут подействовать только на те неокрепшие умы, кто забывает библейское свидетельство о многовековом рабском прошлом иудеев в Египте, кто не помнит о колониальной политике древней Греции, Рима в Палестине, перипетии иудеев в Испании, в Англии, еврейские погромы в России, описанные Деникиным. А чем завоевания и рабство, организованное олигархами Германии, отличалось принципиально от завоеваний Португалии, Испании, Франции и, наконец, Англии во всех частях света? Может турецкие власти отнеслись иначе к армянам? Почему гонение на евреев в Германии должно затмить аналогичную историю евреев в Португалии, Испании, Англии, тем более что за этими странами числится истребление, местами поголовное, многих других народов Азии и Африки, истребление многих коренных народов на Американском континенте и использование земель истребленных народов в качестве своих жизненных пространств. Но, если учесть, что Германия намного позже всех европейских народов встала на путь колониализма и, всего на всего, попыталась в короткий срок осуществить точно то, что другие народы осуществляли в течение многих веков, то становится понятным стремление политиков Англии и США и развитых стран переложить ужасы своего многовекового фашизма и геноцида на козлов отпущения германского происхождения, а холокост сделать единственным случаем геноцида евреев. Нет кинохроники нашествия конкистадоров, голландцев, французов и англичан на Америку. Нет кинохроники английского геноцида в Индии, в Африке. А злодеяния немецких фашистов на кинопленке зафиксированы в значительном объеме. Это тоже дает моральное право современным английским и американским политикам тыкать пальчиком в немцев, «забывая» признаться миру, что поголовное уничтожение некоторых этносов, рвы, заваленные скальпированными индейцами, это все история фашизма Португалии, Испании, Англии, Франции. Иными словами, фашизм в Германии никогда не состоялся, если бы все, что делал фашизм Германии не было бы признано полезным для всех ведущих колониальных, т.е. фашистских держав Запада. Фашизм на Украине в 2013 году не поднял бы голову, если бы он не был выгоден, прежде всего, фашистам США. Для науки совершенно неважно, кто и как объясняет происходящие события. Научная точка зрения на вещи может быть только одна, и она должна не противоречить широкой общественно-исторической практике. Любой завоевательский поход есть акт, ничем не отличающийся по своему содержанию и сущности от того, что позже стали называть фашизмом, будь то крестовый поход или война США во Вьетнаме. Практика событий на Украине позволяет сделать вывод: о фашизме следует судить не по тому, кто сам себя и как называет, кто цепляет на свою пустую голову кастрюлю со свастикой, а по тому, КТО сегодня в силу экономических причин вынужден поднимать вопрос о «золотом миллиарде», КТО в силу массы своей экономики не только претендует, но и реально шаг за шагом поглощает материальные и трудовые ресурсы некогда суверенных народов. Гитлер всегда откровенно высказывался за мировое господство немецкого капитала. Но выступления Гитлера лишь самым незначительным образом, стилистикой, отличаются, например, от пассажей Бжезинского, сформулированных им после развала СССР, о расширении и укреплении мирового господства монополий США. Именно этими откровениями и обусловлена скоропостижность, с которой образована зона евро в ЕС? Именно угрозой того, что практику усиления своего мирового господства США собираются распространить и на все европейские карликовые страны. Даже европейские обыватели поняли, что, только образовав Соединенные Штаты ЕВРОПЫ, зажав в тиски низких зарплат население Восточной Европы, европейские олигархи смогут противостоять политике США. И все европейские обыватели принялись спасать своих родных олигархов. И глупенькими являются те люди, которые вздрагивают от словосочетания «украинский фашизм», кто с ужасом смотрит на их предводителя, «кролика», но не боятся молиться на США, т.е. не боятся повторить судьбу индейцев США, т.е. стать жертвами политики, которая по своему СОДЕРЖАНИЮ и СУЩНОСТИ и является концентрированной формой всего того, о чем болтал Гитлер, и что всегда молча делали олигархи США, в том числе и вооружая гитлеровских идиотов для похода до Сталинграда и обратно. Разумеется, среди либералов, в том числе еврейской национальности найдутся такие, которые попытаются доказать, что США и ЕС не подпадают по сути под определение фашизма. Начнут канючить, что, дескать, слово фашизм происходит от итальянского «фашио»… и т.д. Но таких даже опасность возрождения Бабьего Яра на американские деньги ничему научить не может. Мы же говорим, что, даже, если какая-то часть необразованной западно-украинской молодежи и выжившие из ума старые украинские эсэсовцы повторяют все то, что делал Шухевич, нужно иметь в виду, что, начав бороться с этим местечковым фашизмом, вам тут же придется бороться с его папеньками и спонсорами, т.е. с США и ЕС. Так что, на Украине есть и «фашизм» и фашизм. Причем настоящий фашизм на Украине не украинский. Он импортный. Ногами некоторой части умственно запущенных украинцев водят американские фашисты, преследующие цель установления мирового господства олигархов США. Смешно думать, что Украина, если адекватно оценивать её «фашистскую» экономику и уровень подготовки командного состава ярошюгенда, способна осуществить что-либо из того, чего не захотят, а тем более, не оплатят США. Причем, американские олигархи стали фашистами не в силу своего психического нездоровья, как это стало, например, с Сашко Билым, а в силу того, что они искренне преданы идее рыночной демократической экономики, которая неизбежно, через конкуренцию и неравномерное развитие, позволяет одной из групп олигархов взобраться на самый верх, и ставит их перед необходимостью пожирать чужие жизненные пространства. Причем, в рыночной экономике, если не будешь поедать своих ближних ты, они начнут поедать тебя, т.е. осуществляя обыкновенный фашизм, но не говоря об этом вслух, поскольку… рот занят. Поэтому, если кто-то искренне хочет победить фашизм, борясь с украинским «талибаном», то ему место в детской песочнице. Тем более, если кто-то думает, что победив украинский «фашизм», он победит фашизм. * * * 2. События начала 2014 года и на Украине, и в РФ подтвердили отсутствие коммунистических партий во всем мире. Разумеется, организации, носящие коммунистические названия, практически, во всех странах есть. И это позитивный момент. Некоторые из них даже зарегистрированы соответствующими «минюстами», представлены депутатами в национальных парламентах. Но события показали, что эти организации НЕ СПОСОБНЫ выполнить ни одной функции из перечня, позволяющего отнести подобные объединения людей к разряду коммунистических партий. Дело, естественно, не в том, что политический кризис на Украине должен был перерасти в коммунистическую революцию. Всё это время массовые выступления носили ярко выраженный мелкобуржуазный характер, результатами которых планировали воспользоваться олигархи ЕС, США, РФ и Украины. Достаточно обратить внимание на отношение крымчан к превращению Крыма в пятую игорную зону РФ. Речь идет о том, что КПУ, как и КПРФ не имели ни малейшего отношения к происходящему. Ни к возникновению общенационального кризиса на Украине, ни к поведению сил сопротивления украинскому «талибану». Трудно было обнаружить следы деятельности КПУ на протяжении всех этих месяцев необычайного роста политизированности масс. Пока, частично, плодами мелкобуржуазного украинского бунта пользуются лишь российские и украинские олигархи. Олигархи США и ЕС, растратив миллиарды, собранные со своих налогоплательщиков, оказались впервые, за длительный промежуток времени, обманутыми своими коллегами-конкурентами, прежде всего, украинскими, которые готовы и дальше высасывать из бюджетов этих стран и из «закромов» МВФ еще десятки миллиардов долларов, гарантируя лишь полный... невозврат этих средств. Правда, западные стратеги, идя сознательно на создание всех предпосылок для полного банкротства Украины как суверенной страны, надеются, в результате, получить десятки миллионов единиц квалифицированной, но дешевейшей украинской рабочей силы и новые стартовые позиции у границ РФ. Подобная односторонность, нестратегичность мышления местного олигархитета будет ещё иметь положительные последствия для мирового коммунистического движения, но не в ближайшее время, плод должен созреть, и скрытые грабительские планы олигархов должны получить свое внешнее выражение. Только пройдя через подобные коллизии, массы могут получить полное представление о сущности современной рыночной демократии и осознать свое плачевное место в ней. Но пока очередной социальный нарыв только начал созревать. Практика Вьетнама, Кубы, КНДР, Венесуэлы, Ливии показывает, что социалистические преобразования, продолжительное функционирование подобных общественно-политических систем, вполне подпадающих под определение «социалистические», возможны даже в небольших странах, существенно ограниченных в количестве людских и природных ресурсах по сравнению, например, с СССР или Китаем. Но крушение социализма в СССР убедительно доказывает, что изобилие биологических и минеральных ресурсов не является достаточным фактором построения коммунизма. Достаточным фактором построения коммунизма может быть только наличие партии, полностью соответствующей марксистско-ленинским критериям, т.е. партии безусловной мировоззренческой научности. Продолжительное существование КНДР в статусе социалистического общества доказывает, что общество социальной справедливости, высокой степени социального равенства граждан этой страны, возможно при очень ограниченных природных ресурсах, что компенсируется целенаправленной практикой справедливого, т.е. научно обоснованного нормирования производства и потребления на основе социалистического принципа распределения. Становится ясным и то, что длительное пребывание таких стран в статусе социалистических, т.е. без движения в сторону коммунизма, можно объяснить лишь тем, что партии, руководящие этими странами, в своем развитии не поднялись выше теории первой фазы коммунизма. А в этом вопросе тоже необходимо быть экспертом. Само собой очевидно, что отличный архитектор, гениальный хирург или дирижёр, короче говоря, узкие специалисты не способны, на базе своих профессиональных знаний разработать научно обоснованную программу развития общества в сторону формирования системы бесконфликтных общественных отношений. Величайшая заслуга Маркса и Ленина состоит в том, что они научно доказали, что наступающая в XX веке эпоха есть эпоха господства монополий, финансового капитала, мировых войн. Не понимая этого, невозможно понять то, как в недрах государственно-монополистического капитализма формируются объективные материальные предпосылки построения коммунизма, что именно следует отрицать в капитализме, а что развивать. Ленин и Сталин на практике доказали, что даже на первой фазе коммунизма можно приобрести превосходство над капитализмом в важнейших стратегических компонентах только, последовательно заменяя капиталистические производственные отношения коммунистическими и, тем самым, избавляя людей от мировых войн. Но это, в свою очередь, возможно, если удастся построить партию, члены которой обладают не только твердым характером, материалистическим мировоззрением, но и диалектическим мышлением, позволяющим быть не только стойким борцом за прогресс, но и, что самое главное, УМЕЛЫМ борцом и строителем нового, прогрессивного общества в сложных условиях мирового переходного периода. Невозможно победить фашизм, не победив монополизм. Нацизм, фашизм в полном смысле этих политических слов, могут осуществлять только те субъекты, которые, в своем монополизме и, следовательно, империализме поднялись выше всех, или реально на это претендуют. События на Украине доказывают, что там нет ни фашизма, который бы боролся за господство в мире, ни коммунизма, который бы мог объяснить народу, что нужно делать в этих условиях. А практика без теории, конечно, тоже хороший учитель, но бьет очень сильно. Валерий Подгузов Март - апрель 2014
  11. Опыт анализа некоторых фактов новейшей истории Украины О чем думали украинцы, свергая Януковича? (Часть первая) Финита ля комедия? Президент демократической рыночной Украины то ли свергнут, то ли нет. Да здравствует... абы-хто. В ходе решительной замены шила на мыло, чуть было не сбылась мечта украинских националистов, либералов и других идиотов. Ведь нужно быть именно полным, не поддающимся обучению идиотом, чтобы свято верить, что украинские националисты, русские националисты, националисты США или ЕЭС, или кто-либо еще из правящей мировой элиты в современной рыночной действительности думает об украинском, тем более, о трудовом народе, а не о своем личном благе. Попробуйте логически стройно объяснить причину, по которой националистам, например, США, Германии, Англии или РФ нужна вильна, цилкова, самостийна, мицна Украина, как говорит Яценюк, «с высоким уровнем конкурентоспособности её товаров». Они, что, любители геморроидальных узлов? Однако, нет худа без добра. Майдан еще раз доказал состоятельность марксизма-ленинизма и, даже, толстовства в той их части, где говорится об относительной легкости свержения любого политического режима, если на это поднялась «дубина народного» мелкобуржуазного гнева. Как говорил Ленин, для осуществления политического переворота требуется всего несколько дней, в худшем случае, несколько недель организованной борьбы масс, поскольку любой демократический режим при капитализме держится лишь на штыках платной, тупой, совершенно не мотивированной полицейской силы. Она относительно быстро выдыхается и перестает выполнять свои функции. А затем, чаще всего, очередной отряд олигархических прохвостов крадет победу у масс, чья борьба осуществляется сегодня и повсеместно, исключительно, на основе ЧУВСТВА гнева, жажды справедливости без научного понимания причин, порождающих несправедливость и страдания тружеников. Недели борьбы не прошли совсем уж даром и для многих майдаванцев. Некоторые из них уже осознали, насколько несоразмерны их жертвы на баррикадах и плоды их «победы», в результате которой к власти, на посты мэров и губернаторов, пришли уже не ставленники олигархов, а... сами олигархи, которые будут транжирить не только уворованную у рабочих прибыль, но и налоги со всех своих холопов, как это делали чистокровные ясновельможные паны. Удивляет только то, что Майдан, свергший Януковича, принудивший его бежать, ничего не может поделать с ненавистными уже Яценюком и Торчиновым. И тут становится ясно, что вожди Майдана действовали по команде центра, стоящего существенно выше и Яценюка, и Яроша, и всех остальных марионеток. Многие майдаванцы объединились в отряды мелких экспроприаторов, пироманов, другие продолжают сидеть на, ставшей ридной, Майданщине и пытаются кустарно осмыслить ситуацию. А посоветовать задумавшимся мужикам сегодня и в Украине, как и в РФ, НЕКОМУ. Нет сегодня на планете партии, способной компетентно помочь всему трудовому народу понять, что делать дальше. Некоторые украинские пролетарии умственного и физического труда только сейчас начинают понимать, сколь идиотски они поступили, свергая с постаментов памятники Ленину ради… лучшей доли. Многие из этих победителей памятников, так и не узнают, что прогрессивный и НЕОБРАТИМЫЙ характер изменений, могущих последовать за политическим переворотом, возможен лишь при наличии у восставших масс авангарда, вооруженного не библией, а научной теорией СТРОИТЕЛЬСТВА общества, лишенного рыночных пороков. Но именно этого, крайне необходимого элемента в условиях подъема политической активности масс нет сегодня ни в Украине, ни в Ливии, ни в Египте, ни в РФ. Во многих странах мира в двадцать первом веке уже произошло по нескольку свержений «ненавистных режимов», при самом активном и героическом участии и националистов, и клерикалов, и местных либералов, прикормленных западными финансовыми центрами, но без малейшей нацеленности построить нечто, избавляющее народ от необходимости свергать очередные ненавистные режимы. Возникла парадоксальная ситуация: массы на интуитивном уровне начинают понимать, что так жить нельзя, но так же как, например, Говорухин, не представляют, а как же нужно жить. Между тем, именно в навязывании народам разрушительных режимов и состоит львиная доля западной политической стратегии и «культуры». Народу предлагают не осмысленную политику, а право выбора меньшего дурака из двух предложенных. Через некоторое время, намучившись с выбранным дураком, избиратели многих стран, кто в рамках конституции, кто вне этих рамок, опять свергают законно избранную власть, чтобы вновь выбрать харизматического... дурака в мешке. Эту модель «устойчивого развития» и предлагают всему остальному миру США, чтобы… ослабить потенциалы стран-конкурентов, исключив, тем самым, создание иной, не американизированной системы управления мировым сообществом, которая может оказаться лучше американской, обеспечивающей сегодня тираническую власть в мире лишь за кучкой НЕСМЕНЯЕМЫХ и НЕ ИЗБИРАЕМЫХ американских олигархов. Политологи США уже давно поняли, что скорость поглощения стран, недавно вставших на путь рыночной демократии, прямо пропорциональна интенсивности демократической чехарды и количеству реформ, проводимых в единицу времени, т.е. неустойчивости системы управления страной, а также обилию политиков, жаждущих, хоть годок, пожить, подуроломствовать, как Саакашвили, Ющенко или, на худой конец, как Янукович с Яценюком, а то и, просто, слегка пограбить государственные закрома. Не требует особых доказательств та истина, что слабость страны, т.е. опасность быть поглощенной конкурентами, пропорциональна её миниатюрности. Чем меньше страна, тем в меньшей степени она обладает конкурентоспособной массой. Недаром ЕС остервенело борется за свое экстенсивное расширение за счет неконкурентоспособных карликовых осколков Югославии, Восточной Европы, Прибалтики. Потому Запад и оплачивал до поры сборную солянку «оппозиционеров» на Майдане, чтобы, объективно конкурентоспособная, Украина полностью утратила реальный суверенитет. Сегодня это уже произошло, правда, с некоторым отступлением от западного сценария. Тем не менее, в НАТО Украину не принимают, в ЕС тоже, но её закабаление и ограбление посредством кредитной формы экспансии набирают темпы. Запад попытался, просто, проглотить Украину целиком, оплатив организацию междоусобицы, но не рассчитал, что её внутренними противоречиями раньше догадается воспользоваться демократическая рыночная РФ, усвоившая американские исторические уроки обогащения за счет, например, аннексии Техаса и рабского труда африканцев. Поэтому и Путина волнует вопрос, где тогда будут работать дешевые украинские гастарбайтеры. Хочется обратить внимание читателей на анекдотичность предположения многих обывателей, что олигархи Европы или РФ хотели бы видеть в лице Украины достойного, развитого, устойчивого и умелого конкурента, равного по силе Германии или Англии. Относительная твердость олигархов РФ по вопросу поддержки Путина, сегодня, в значительной мере, объясняется их общим желанием получить в свое распоряжение страну в минимально управляемом состоянии, при низкой цене на рабочую силу. Так мыслят олигархи всего мира. Рядовые сторонники западнизации Украины упускают из виду, что все современные учебники макро и микро-экономики, воспевающие либеральный рынок и совершенную конкуренцию, указывают на, якобы, экономическую слабость монополизированных «рынков» и стран с «диктаторскими» режимами. Казалось бы, олигархи США должны радоваться, если в экономике конкурентов имеет место засилье монополий и диктаторские режимы, хотя бы по типу белорусского. Можно насладиться собственной «совершенной конкуренцией», возможностью легкой победы над страной с несовершенным устройством экономической и политической систем. Но, с забавной настойчивостью, отпетые «альтруисты» Запада, развитые страны со «свободными», т.е. теоретически «идеальными» рынками, делают всё, чтобы избавить своих конкурентов от, якобы, удушающих их монополий, строго следят за соблюдением антимонопольного законодательства в других странах и тратят миллиарды долларов, но не на решение социальных проблем в собственных странах, а на систематическое свержение «диктаторов» во всех развивающихся странах именно тогда, когда, со всей очевидностью, жизнь в этих странах начинает приобретать устойчивый поступательный характер. Их устраивает только такое развитие событий, когда диктаторов вешают, насилуют, а их столицы, например, Могадишо, Белград, Багдад, Триполи, Дамаск, Киев лежат в руинах. Нужно обладать бездной наивности, чтобы не видеть цинизма западных доброхотов. Но самое главное состоит в том, что, как только падает очередной несовершенный режим, все богатства страны достаются, прежде всего, американским, реже европейским олигархам. Поэтому Франция активно участвует в восстановлении своего влияния в ЦАР и Мали, Италия в Тунисе, а Англия в Ираке и Египте. Несмотря на очевидность всего этого, большинство современных украинских политиков, как зеленые мухи летят на предложения сутенеров из США и ЕС, которые, якобы, жаждут приобрести себе геморрой и сделать из украинской экономики успешного конкурента. Но такова особенность лидеров из стран с большой прослойкой населения, верующего в бога. Бесчисленное количество войн, развязанных европейцами во всем мире, многовековое рабовладение, работорговля, колониализм, геноцид мировых войн убедительно доказывают, что добрососедство не в европейской ментальности. История Европы - есть, прежде всего, история войн у себя дома и во всем мире. Ничем, кроме как тупой завистью, жадностью, неуживчивостью, агрессивностью, недальновидностью, многовековой некоммуникабельностью невозможно объяснить изобилие, например,… европейских языков, в то время как огромные пространства Земли заселены, например, арабами, славянами или тюркскими народами, говорящими на понятных друг для друга языках и диалектах. Ясно, что большая часть истории этих народов протекала в обстановке более высокой атмосферы миролюбия и взаимоуважения, чем в Западной Европе. Общинность, коммуникабельность многих этносов были бы еще выше, если бы не пример и «помощь» западно-европейского эгоизма, его наглой вороватости и мизантропии. Главная объективная причина европейской склонности к мировому бандитизму коренится в особой преданности европейцев институту частной собственности. Этот атавизм и тяготеет проклятием над всей западноевропейской историей самого стреляющего этноса мира. Как показала вековая практика, для коренных европейцев, более чем для кого-либо, ценен сиюминутный успех в денежном исчислении. Некоторые немцы и многие российские журналисты либеральной ориентации, до сих пор гордятся «успехом», достигнутым гитлеровцами в Польше в сентябре 1939 года, скоростью захвата ими чужой территории, убийством больших масс спящих жителей Польши. Современные европейские демократы и националисты, как всегда, не задумываясь об отдаленных социальных последствиях своих действий, помогли современной Украине, доверившейся Западу, погрузиться в сомалийскую форму хаоса. Купленные Западом, замайданцы, пожалуй, уже переплюнули разрушительство горбачевщины и ельцинизма. Майдан войдет в учебники истории, как один из ярких примеров политической безграмотности некоторой части «пассионарных» масс, превзошедших в этом недостатке даже Тахрир. Народ Египта, свергавший Мубарака во имя ослабления коррумпированности общества, не позволил клерикалам исказить смысл их восстания и поднялся повторно на борьбу именно за светский характер развития Египта. Народ вновь, силой, подтвердил своё искреннее желание прогрессивных перемен. Но египетские клерикалы, пока, не сдаются. От использования армии и полиции в борьбе за сохранение своей тирании, они перешли к террору, а Запад, естественно, им тоже помогает. В направлении укрепления светского характера государства борется и турецкая общественность. Нет сомнения, что украинские националисты, встав на позиции западнизации оставшейся части Украины, быстро промоют мозги и откроют глаза всем украинцам на абсолютную глупость, лживость и цинизм всех видов национализма. К моему удовольствию, пока писались эти строки, пришло известие о начале волнений в Крыму. Что украинцы получили, свергнув Януковича? События последних лет четко показали, что национальный вопрос - один из самых эфемерных вопросов, захвативших мелкобуржуазное массовое сознание, пожалуй, даже сильнее, чем религиозное. Его эфемерность доказывается тем, что, буквально, вопя о своей любви к нации, националисты с особой жестокостью уничтожают земляков. То, с каким остервенением современные арабы одной и той же страны убивают друг друга, или с каким наслаждением украинцы жгли живьем украинцев на Майдане, доказывает, что для всех участников всех гражданских войн националистические лозунги есть лишь ловкий психологический прием, позволяющий навербовать некоторое количество лиц, прежде всего, подростков, готовых, до своей первой пролитой крови, первой потерянной конечности, слепо подчиняться тем, кто артистично вопит о величии нации, которой принадлежат эти отроки. Подобная форма лести, как показала практика, сильно действует на самолюбие подростков и они, на некоторое время, впадают в состояние обожания того «фюрера», который так высоко вознес каждого недоросля в его собственных глазах. На самом деле, национальная принадлежность угнетаемого, убиваемого, сжигаемого заживо не имеет ни малейшего значения для убежденного «фюрера». Он готов послать на смерть в окопах любого своего земляка, который, по глупости, признает предложенную ему формулу борьбы за всю нацию, состоящую из господ и их рабов. Как показала всемирно-историческая практика, все националисты всегда были готовы положить на поле боя любое количество земляков в борьбе за трон, а попутно уничтожить любого земляка, который будет мешать осуществлять тираническую манипуляцию этими массами. А поскольку всем было ясно, что Сашко Музычка отправит к праотцам любого щирого украинца, любого Яроша, заподозренного в нелояльности к самодурству Сашко, постольку ясно, какие планы в отношении самого Сашко могли строить Ярош или Аваков. Нам еще предстоит досмотреть до конца трагикомический сюжет, в котором за власть над украинцами будут бороться между собой украинцы Ярош, Тягнибок, Кличко, Тимошенко, Турчинов и т.д., чтобы превратить Украину в Окраину Западной Европы. А закончится эта борьба так же, как она уже закончилась между, например, грузином Саакашвили и грузином Жвания, в лучшем случае, грузинкой Чебурданидзе, или так, как между арабом Мубараком и арабом Мурфи. Сашко Музычка лишь первая ласточка в этом списке террариума единомышленников. Короче говоря, на планете не существует нации, в которой, ради решения вопроса о личной власти над доверчивой массой, вожди нации не «мочили» бы друг друга. Поэтому на Украине уже идет политически бессмысленная война, прежде всего, между панами, а у холопов трещат чубы. Эта война ведется без намеков, сулящих украинскому народу хоть какие-нибудь РЕАЛЬНЫЕ земные блага при жизни. Стало совершенно очевидно, у лидеров, местами победивших замайданцев, кроме наглых, по степени пустоты и популизма, лозунгов, ничего конкретного за душой нет, даже гривен, и, что «лучшие» из них, может быть, и знают, как ломать страну по теории Шарпа, но не имеют ни малейшего представления о том, как строить, хоть что-нибудь. Поэтому, как и при всех националистических переворотах во всех странах мира, лидеры будут делать то, что оплатит иностранный спонсор. А Европе, всего-навсего, нужно иметь под боком территорию без реального суверенитета, пригодную для продвижения ЕС на Восток, особенно германских зон влияния и многомиллионную армию довольно голодных, а потому покладистых гастарбайтеров. Нет большого риска в предсказании, что Украина как один из заметных субъектов всемирной истории, усилиями своих вождей, решительно подвинута на тропу полного и бесповоротного... самоуничтожения какой бы то ни было этнической самобытности. От победы националистов на Майдане возьмет свое начало интенсивное обрусение, ополячивание, германизация украинского народа мировым олигархитетом. Этот факт находится в точном соответствии с научным прогнозом, сделанным классиками марксизма ещё в «Манифесте КП», где отмечалась огромная роль буржуазии в интернационализации мирового рынка. То, чего не удалось добиться от населения национальных республик за все годы существования СССР, а именно, овладения всем населением языком межнационального общения, т.е. русским языком, рыночная экономика сделала это «одной левой» в кратчайшие исторические сроки. Теперь в Москве редко можно встретить молодого гастарбайтера из Азии или Кавказа, говорящего на русском языке с азиатским или кавказским акцентом. Более того, на территории РФ уже встречаются учащиеся и студенты разных национальностей, практически, не владеющие языком своих предков. Правда, значительное число современных молодых русских считают очень важным знать английский язык, но, естественно, не из любви к Шекспиру. Нет сомнения, что то же самое произойдет, например, и с прибалтийскими, и с украинским языками. Основной блесной, проглоченной украинскими обывателями, особенно «западенцами», является лозунг о том, что Запад им поможет, что достаточно подписать какие-то бумажки с ЕС, и социально-экономическое положение ВСЕГО населения Украины почему-то начнет подниматься до среднегерманского уровня. По крайней мере, все украинцы, кто активно сжигал украинцев же из Беркута на Майдане, думают именно так. Но они, пожалуй, благодаря сугубо национальной системе промывания мозгов уже «не знают да забыли», сколько сотен лет Африка, Азия, Австралия, ВСЯ Америка были «интегрированы» в Европу и что, в результате, коренные народы, проживавшие на этих территориях, или исчезли вовсе, или, в лучшем случае, полностью утратили язык предков и представляют собой беднейшие этносы мира. До сих пор. Замайданцы не понимают, что развитие Индии, Бразилии, Ирака, Египта, Сирии, Ливии стало возможно ровно в той мере, в какой им удалось освободиться из-под североамериканской тирании. Одна из причин активности «замайданцев» и относительно пассивной формы сопротивления значительной части населения, в т.ч. восточных областей, состояла в том, что, в случае присоединения к Западу, у каждого обывателя появляется шикарная ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ возможность, бросив Украину в её нынешнем разграбленном состоянии, устроиться гастарбайтером в рiдной… неметчине, с зарплатой лучшей, чем им подают украинские и российские олигархи. Многие будущие гастарбайтеры слыхали звон, что если в Германии работать долго и честно, то можно зажить как элитный куркуль, утерев нос всем своим бывшим соседям. В этом случае, практически каждому пристроившемуся замайданцу, естественно, наплевать на остальные миллионы украинцев, которым в Европе гарантированно не повезет, как не везет миллионам коренных европейцев в их рiдной Европе. Более того, любому рядовому замайданцу наплевать на то, что ему самому в неметчине может не повезти. Для них главное, пока жареный петух не клюнул, попробовать сорвать куш, а застрелиться всегда успеется. Если бы замайданцы не впали в эйфорию от первых побед и не форсировали бы вопросы языка и религии, а начали осуществлять PR-компанию в виде обещаний западной помощи и быстрых экономических успехов, то и Восточная Украина еще долго пребывала бы в состоянии спячки, а местная администрация постепенно бы приручалась и прикармливалась Западом. Но логика политических переворотов именно такова, что никто из победивших политиков, ни на минуту не покидавших властные кресла, не собирался делиться властью ни с «полевыми командирами», ни с народными массами. Поэтому с закономерной неизбежностью возник раскол в лагере победителей, и тягнивики продолжили, по инерции, политику Майдана в регионах Украины, не понимая, что увеличение количества объектов атаки ведет к распылению сил и удлинению коммуникаций. Разумеется, что, иногда, города берет и наглость, но, как показала всемирная история, если наглость не подкармливать, то и она быстро выдыхается. Фактически речь на Майдане шла и ведется не о том, что делать для действительного развития украинского общества, а о том, что ВЫБРАТЬ: действительную самостийность любой ценой или попрошайничать «Христа ради» у ЕС? Попытаться приспособиться к готовенькому, европейскому «благополучию» или поднять Украину хотя бы до уровня Германии? В этом главный цинизм всех замайданных вождей и тех персон, кто под лозунгами любви к «нэньке» эгоистически думает об индивидуальном благополучии. В западных областях Украины, под националистическим камуфляжем из клятв в любви к Родине, абсолютно преобладают настроения немецких примаков и гастарбайтеров. В целом, сегодня «западенцы» предписали западным регионам и Верховной Раде мимикрию, т.е. победившие махновцы, полевые командиры западных областей поведут своих замайданцев, как и прежде, по пути ополячивания, онемечивания, короче, европизации Украины. Правда, для таких политиков, как Ярош, единственной понятной целью борьбы является личная тирания и ничего более. Но не стоит строить иллюзии относительно того, что русские или еврейские, армянские или английские националисты преследуют какие-либо иные цели. Некоторая часть населения восточных областей Украины, выступающая против Майдана, выглядит в этом вопросе более честно, поскольку и дураку понятно, что сближение с Россией не может принести им тот же «флеш-рояль», который ОТДЕЛЬНЫЕ украинские «ВЕЗУНЧИКИ», как им кажется, могут ухватить, подложив нэньку под западных олигархов. Так что, подтверждается общее правило, чем выше в человеке западная ментальность, тем сильнее в нем вопят мотивы продажности. Вопрос, конечно, риторический, но глубина умственного поражения больших масс населения за последние 20 лет так велика, что впору его задать. Можно ли в Украине добиться уровня жизни для населения, аналогичного германскому рекламному стандарту, тем более, если рассчитывать на германские, общеевропейские кредиты или на помощь МВФ? Теоретически можно предположить всё, что угодно, но нужно ли это самой Германии или США? Можно ли добиться высокого благосостояния на территории Украины, не превзойдя по всем составляющим экономику немецкую или американскую? Заинтересованы ли Германия или США во взращивании на свои деньги конкурента, превосходящего своих благодетелей? Знают ли замайданцы, на чем зиждется благополучие Германии и США? Расплатится ли когда-нибудь Германия с Украиной за гастарбайтеров, вывезенных с её территории в годы ВОВ, не говоря уже об эшелонах вывезенного чернозема и сала? Может ли «самостийная» Украина, и в пределах скольких поколений, превзойти эти страны по уровню государственного патронажа экономики? А может ли «самостийная» Украина превзойти Германию и США по уровню закабаления народов мира методами кредитной политики? Ведь львиная доля всех богатств, поступающих в США и Германию за бесценок, объясняется долгами, навязанными МБРР и ЕБРР многим народам мира. Что нужно сделать Тягнибоку, чтобы гривну, например, в Африке стали брать как доллар или евро? Так что, ни теоретически, ни практически невозможно решить даже эти вопросы, поскольку нет страны, которая хотела бы блага «самостийной» Украине, тем более, этого не могут желать, например, Германия или Польша. За тысячи лет прошедшей истории прецедентов братских отношений в Европе не наблюдалось. Относительно развитые страны не допускали этого на протяжении всей своей истории, беспощадно борясь друг с другом за полную монополию на континенте. Демократы ГДР, Восточной Европы, националисты Прибалтики, все они лгали, обещая своим, как оказалось, безграмотным избирателям в случае вступления в Европу, быстрое достижение благополучия на уровне европейских стандартов. Точно так, и украинские либерал-демократы, и украинские национал-социалисты беззастенчиво врут своему народу об истинных целях «своей борьбы». Но верхом наивности было бы полагать, что российские олигархи чем-то отличаются от украинских, немецких или американских. Это российские пролетарии умственного и физического труда, домохозяйки могут выйти на митинг, помахать трехцветными флагами, собрать немножко денег на хлеб и воду для крымчан, но представить, что российский олигарх сделает что-нибудь, не получив прибыль, т.е. не обобрав крымчан так же, как это сделает украинский или немецкий олигарх - верх наивности. Можно ли надеяться, что российские банкиры не захотят «кинуть» крымских вкладчиков, как они это делают с российскими, как это время от времени делают банкиры всего мира? Майдан как зеркало массового рыночного одичания Наблюдения за массовыми побоищами, время от времени происходящими на площадях практически всех столиц мира, позволяют уяснить, как мало сделано мировой системой просвещения, если возможно массовое умопомрачение подобное тому, которое охватило недавно народы СССР, затем перекинулось на т.н. страны народной демократии, затем обеспечило целую серию «революций» в странах СНГ, захватило практически весь арабский восток и не завершилось очередной победой массовой глупости на Украине. Теперь со всем основанием, слегка перефразировав классика, можно утверждать: «Не дай бог увидеть и украинский бунт, абсолютно бессмысленный и беспощадный». История СССР совершенно определено доказала, что выход из социального кошмара существует, но он лежит не в плоскости рыночного «объединения» славянских, арабских, тюркских или каких либо еще национальностей. Через некоторое время большинству голосовавшего населения Крыма, так же как и ивановцам, вологжанам, воронежцам станет очевидна социальная бесплодность всего произошедшего. РФ еще долго будет дрейфовать в море рыночной стихии, поэтому все мерзости рыночной экономии: кризисы, безработица, бездомность, беспризорность, бандитизм, наркомания, алкоголизм, инфляция, либерализм, фашизм будут волнами захлестывать и остров Крым. Если обозначить собственно «украинские» причины событий 2014 года, временно абстрагировавшись от внешнего фактора, равного по содержанию, но отличающегося по силе финансового вливания различных участников этого влияния, то главная причина произошедшего состоит как раз в массовом падении уровня общей образованности населения, тем более, западных областей Украины. Я имел счастье восемь лет своей жизни в зрелом возрасте провести на львовщине и в Закарпатье. К концу 60-х годов Украина, даже на бытовом уровне, была практически полностью свободна от наследия бандеровщины. Более того, не будет преувеличением, если сказать, что на львовщие в 70-е годы школьное образование, даже в таких городишках как, например, Яворов или Мукачево, было поставлено на самый серьезный уровень и, переведясь в московскую школу, моя дочь не испытала ни малейших дополнительных затруднений в учебе. В Мукачево с населением в 60 тыс. чел. успешно работал русский драматический театр. Одним из следствий развала системы образования и воспитания в Украине, а точнее, приравнивания образованности к владению разговорным украинским языком на уровне не ниже Сашко Билого, явилась катастрофическая утрата способности ДУМАТЬ, а тем более, самостоятельно и логично, основной массой, прежде всего, западенской молодежи. В силу этого они с воодушевлением стали трансформироваться в пушечные котлеты для своих «шарфюреров». Известно с древнейших времен, что учащийся не сосуд для знаний, а, образно говоря, факел, способный гореть, освещая, прежде всего, СЕБЕ путь прогресса. Но система рыночного образования не может существовать иначе, как посвящая все свои достижения неизменной задаче, укреплению в сознании людей положительного отношения лишь к институту частной собственности и односторонней прибыли. Сумма столь «образованных» индивидов превращает личный эгоизм в национализм, и главные достижения науки и техники во всех рыночных демократических странах, огромные финансовые ресурсы направляются, прежде всего, на совершенствование учреждений охраны и технических средств насилия для защиты частной собственности как от соседей по планете, так и от большинства неимущего и малоимущего населения своей страны, на разработку и внедрение средств тотального контроля за КАЖДОЙ личностью и дома и за рубежом, вплоть до генного уровня, а также на безусловное заполнение сознания людей всем тем, что не позволяет развиться творческому мышлению граждан в политологических и социологических областях. Чем дальше, тем больше тратится средств на развитие материально-технической, технологической и кадровой базы PR - системы управления сознанием масс. Если в самых развитых рыночных экономиках мира и происходят изменения в личности, то лишь в виде уродливой гипертрофии, в узко профессиональном, индивидуалистическом, чтобы не сказать, в предельно эгоистическом, бескомпромиссно конкурентном ключе, т.е. осуществляется интенсивная профессиональная кретинизация населения. Все гуманитарное образование Запада и его восточного подхвостья направлено на поощрение всепоглощающей любви индивида к своей частной собственности и её разновидности - своему личному мнению, которое по «загадочной» причине, в подавляющем большинстве случаев, совпадает с рекламным, господствующим взглядом на вещи, назойливо навязываемым рейтинговыми и социологическими агентствами под видом «мониторинга» общественного мнения, а на самом деле, по формированию массового общественного заблуждения. После двадцать лет воздействия этой системы на сознание украинцев, «майданная революция» заняла достойное место среди самых слабоумных «революций» в истории человечества. И все было бы «зовсим погано», если бы отсутствовала объективная составляющая процессов, происходящих в украинском обществе. Всё произошедшее позволило материализоваться идейным установкам вождей украинского национализма. Теперь и российским обывателям, особенно нашим либеральным журналистам, ясно, чего будет стоить им заигрывание с болотной массой, т.е. с активом Болотного майдана. Хотя некоторых «шустеров» история ничему не учит. С каждым прожитым днем разрушительный характер национализма будет все более очевиден миллионам россиян и украинцев, тем более, тысячам майданцев, неделями скакавших на граблях «посторанжевой революции». Объективной причиной событий в Украине является постоянное ухудшение материального и социального положения основной массы населения страны, и все более четкое понимание обывателями того очевидного факта, что господствующий режим не только ИСКЛЮЧАЕТ возможность улучшения их социально-экономического положения, но, в обозримом будущем, сулит еще большие страдания. Однако на большее, чем на жест отчаяния, народные массы не способны, пока ими «керуют» невменяемые националисты, а не партия научного мировоззрения. Конечно, люди, не владеющие диаматикой, не понимают объективной природы субъективного фактора, т.е. того, что общественное сознание в условиях победившего капитализма формируется не активом КПУ или КПРФ, а, прежде всего, объективным базисом, т.е. характером, содержанием и последствиями производственных отношений. Если характер производственных отношений унизительный, содержание - грабительское, результаты - бедственные, то адекватно отрицательное отношение непросвещенных масс к капитализму - гарантировано. Вот тогда и вступает в свои права субъективный фактор, и носители научного мировоззрения, научного централизма, которые способны не только доказательно изложить свою концепцию, но и обладают НАВЫКАМИ организаторской работы как в среде пролетариев физического, так и в среде пролетариев умственного труда, что гораздо сложнее, но крайне необходимо. Постепенно, под давлением пережитых личных трагедий миллионов пролетариев, в сознание народных масс приходит понимание того простого факта, что ЛЮБАЯ рационализация рыночной экономики осуществляется лишь за счет УХУДШЕНИЯ социально-экономического положения основной массы населения, и никакого иного алгоритма событий просто не существует. Привнесение националистических аспектов в капиталистическую экономику лишь ставит значительную часть населения в условие еще большего бесправия. Низкая оплата труда представителей нацменьшинств делает их экономически выгодной рабочей силой, что отягчает социально-экономическое положение коренного населения. В этих условиях коммунистам еще труднее осуществить лозунг о единстве пролетариев, а буржуазии еще легче натравить пролетариев коренной нации и на внутреннего, и на внешнего «врага». К тому факту, что коренное население вынуждено спасаться от голодной смерти, нанимаясь на изнурительную работу к своим же национальным капиталистам, куркулям, добавляется необходимость делать это с песенкой и под вопли тупоголовых «героев» майдана: «Слава Украине!». В этом случае можно кричать про себя самих: «Слава героям!», или получить кулаком в свое национальное личико, если вовремя не восславишь «героев». В этих условиях какая-то часть слегка прозревших пролетариев реагирует на подобное «открытие» попытками мимикрии, другие - погружением в наркоманию, алкоголизм, бродяжничество и суицид, третьи, в бандитизм, и лишь четвертые поднимаются на активную борьбу, вплоть до силовой, но, по содержанию лозунгов и результатов, соответствующей лишь ЭКОНОМИЧЕСКОЙ её форме. Все дело в том, что пролетарские массы самостоятельно не могут четко определить то, на что, конкретно, нужно направить основные усилия в сложившейся исторической ситуации. Рожденный бесплодной, разрозненной, СТИХИЙНОЙ экономической борьбой первых отрядов пролетариата на баррикадах за сокращение продолжительности рабочего дня и повышения зарплаты, гимн пролетариев считал достаточным, если КИПИТ их разум ВОЗМУЩЕННЫЙ, и пролетариат готов вести СМЕРТНЫЙ бой. Или еще один гимн, переделанный российским пролетариатом из окопной песни одного из полков царской армии в эйфории первых актов политической формы классовой борьбы: «Смело мы в бой пойдём за власть Советов, и как один УМРЕМ, в борьбе за это». По крайней мере, Троцкий таким и видел один из возможных финалов его варианта «перманентной мировой революции». Ничем иным невозможно объяснить его провокаторскую позицию, приведшую, например, к срыву первого варианта жизненно необходимого Брестского договора. Именно, свойственное троцкизму, и ставшее правилом со времен Хрущева, пренебрежение научно-теоретической формой классовой борьбы, привело сегодня к тому, что рыночным СМИ, системе буржуазных PR, профсоюзным лидерам удается убедить большую часть населения бороться не с главными причинами их страданий, а с последствиями, не за коренное преобразования общества, а за смену козла отпущения, не за власть, а лишь за представительную демократию, не за социальные гарантии развития каждой личности, а за совершенствование, объективно не поддающейся совершенствованию, рыночной экономики, за усиление контроля за тем, что объективно не поддается контролю, т.е. за унией олигархов и администрации всех рыночных стран. Огромное большинство людей все еще готово бороться с «иноземцами» из бывших республик СССР, с инфляцией, а не с рыночной экономикой, делающей инфляцию, т.е. обесценивание зарплат, что является обязательным методом повышения прибыли всех предпринимателей мира. В этой обстановке чрезвычайно важную роль могли бы сыграть члены партий с коммунистическими названиями, прежде всего, КПУ, КПРФ и РКРП, которые обязаны были внести научное содержание в массовое сознание, пользуясь необычайно возросшей политической активностью масс. Можно и нужно было применять «несимметричные» и нестандартные методы пропаганды и агитации, но ни изобретательности, ни грамотности, ни настойчивости эти многочленные партии не проявили. Прежде они плелись в хвосте пролетарского и профсоюзного движения, а в ходе фашизации Украины и всплеска патриотического движения в РФ, они покорно, повторив «подвиг» немецких социал-демократов 30-х годов прошлого века, сидели и ждали победу украинских национал-социалистов, вступивших во временный союз с украинскими прозападными либералами, ради отъёма власти у коррумпированного клана Януковича, хотя этот клан коррумпирован не более, чем любой другой клан в любой демократической рыночной стране. И местные фашисты, и местные либералы использовали для свержения власти Януковича лозунг борьбы против коррупции и избавления Украины от диктата РФ во имя присоединения к «свободному» ЕС. В этой ситуации руководство партий с коммунистическими названиями оказалось недееспособным, прежде всего, в сфере теоретической и пропагандистской формах классовой борьбы. Оно повторяло абсолютно тривиальные и мелкобуржуазные лозунги, не привнеся в эту острую борьбу ни грамма научного классового содержания. Эти партии не внесли ничего организующего в пролетарские коллективы, прежде всего, потому, что по уровню своей научной подготовки сами ничем не отличаются от современных пролетариев. Добавлено спустя 1 минуту 41 секунду: Что сделают с «правым сектором» в ЕС, если в него примут Украину? (Часть вторая) Разумеется, каждый индивид, представитель той или иной социальной группы, руководители различных стран, теоретики всех наук и калибров уже выразили вслух свою позицию по событиям, имевшим место на Украине в 2014 году. Озвученные выводы можно сгруппировать в два блока противоположных мнений: одобряющих позицию РФ и осуждающих эту позицию. Мировая рыночная элита, если судить по заявлениям в СМИ, раскололась на многих, поддерживающих, в целом, Украину, и отдельных, поддерживающих РФ. О третьих не сообщается. Ситуация позволяет лишний раз убедиться в низкой продуктивности формальной логики, гласящей, что из двух противоположных утверждений правильным может быть только одно. На самом деле, мы имеем тот, типичный для рыночной образованности и воспитанности случай, когда большинство политиков и журналистов сознательно лгут или, в лучшем случае, искренне ошибаются. И обвиняющее большинство, и обвиняемое меньшинство, преследуют свои узкокорыстные цели, и с самого начала скрывают, что все участвующие стороны занимают сознательно реакционные позиции и, лишь в отдельных случаях, добросовестно заблуждаются, но настолько «добросовестно», что речь, всё чаще, заходит о мировой войне. США, страны ЕС, РФ и Украина являются странами рыночными, т.е. с однотипными социально-экономическими моделями организации общества. Отличия между ними носят поверхностный непринципиальный характер. Поэтому, в отношении Украины развитые страны могут думать лишь о заклании слабейшего игрока и разделе его имущества между сильнейшими участниками мирового рынка, а не о её суверенитете и развитии, когда рынок и без того переполнен относительно успешными игроками. Поглощает ли немецкий капитал экономику Греции, Испании и Португалии? Конечно, поглощает. Могут ли германские олигархи вести по отношению к Украине какую-либо иную политику? Ясно, что не могут. Но эти естественные устремления хищники, пока, тщательно маскируют демагогическими заявлениями, в расчете на усыпление, неискушенных в политике, обывателей Западной Украины. Победа над СССР сыграла со многими аналитиками злую шутку. Им показалось, как, например, и Бжезинскому, что обстановка существенно упростилась, и отныне геополитика США будет «игрой в одни ворота». Поэтому в первом раунде борьбы за раздел Украины администрация США и ЕС показала себя верхоглядами, раз за разом пытающимися осуществить одну и ту же схему, частично оправдавшую себя в арабских странах, не учитывая конкретные особенности места и времени событий. Они оставили без внимания и изменения, произошедшие в буржуазной РФ, результаты событий вокруг Осетии и Абхазии. Они недооценили события в Египте и Сирии, а потому основательно споткнулись и на Украине. Как известно, с военно-стратегической точки зрения, фактическими победителями в первой мировой войне были Англия и Франция. США, вошедшие в состав Антанты в конце войны, не успели набрать такого военного потенциала, который бы мог позволить предпринимателям США претендовать на часть немецких и итальянских колоний. Поэтому, дележ этих колоний между собой осуществили Англия и Франция, в пропорциях, соответствующих соотношению их военно-экономических потенциалов. Больший военно-экономический потенциал Англии приобрел большую часть колоний Германии. Меньший военно-экономический потенциал Франции получил меньшую часть колоний Германии. Именно поэтому США сделали все, чтобы столкнуть европейские страны во второй мировой войне, заставить разбомбить европейскую экономику их собственными европейскими руками и отнять у разорившихся европейских стран всё их колониальное хозяйство с помощью Бреттон-Вудских соглашений и плана Маршалла. Правда, вмешался СССР, и возникло социально ориентированное Движение неприсоединения. Нынешняя история с Крымом есть стандартная для рыночной демократии ситуация, при которой олигархи различных стран, испытывающие потребность в новых источниках дешевой рабочей силы и дополнительных порциях материальных ресурсов, опять делят между собой все, что не способно сопротивляться. Некоторым российским олигархам и политикам сегодня удалось переиграть и американских, и европейских партнеров. В результате западной финансовой «помощи» замайданцам, Украина, погруженная в разруху, временно утратила прежнюю привлекательность для «инвесторов» из ЕС. Такое развитие событий отвечает тактическим интересам и американских, и российских олигархов. Но, если российские олигархи уже расширили свои владения, то для американских олигархов это означает автоматическое сокращение сферы их влияния. Таков, со времен Ломоносова, объективный закон всего мироздания, в том числе и рыночной его части: сколько чего в одном месте прибавится, столько того же в другом месте убудет. И именно этого не может спокойно перенести впечатлительная натура любого проигравшего олигарха, тем более, американского. Главное же состоит в том, что у украинских олигархов, в результате доминирования жадности над интеллектом, теперь нет выбора. Их экономическое положение таково, что они не способны защитить свой бизнес ни от своих низов, ни от внешних конкурентов. На Украину, как на недееспособную, объективно лишенную суверенитета единицу геополитических отношений, «положили глаз» сразу три группы крупных субъектов международных рыночных демократических отношений: олигархи ЕС, США и РФ. Но олигархи ЕС и РФ географически близко, а олигархи США - объективно далеко, хотя по привычке, хотели бы быть везде и всегда. Наглядный урок событий, развернувшихся в Украине и вовлекших, практически, весь мир, все органы ООН в свою орбиту, состоит в том, что подобные ситуации возникают и обостряются во всем мире в той мере, в какой углубляется крушение социализма, начатое перестройкой СССР и не прекращающееся по сей день, даже в Китае. Большинство современных индивидов до сих пор воспринимают недостроенность социализма в СССР, имевшую место и к 80-м годам и, следовательно, наличие многих буржуазных пережитков в виде мелкого воровства, хулиганств, спекуляции, коррупции, бюрократизма как недостатки, имманентные самому коммунистическому способу производства, способные лишь усиливаться по мере движения к коммунизму. Низкий уровень методологической культуры подавляющей массы современной интеллигенции, господство мещанских потребностей, убогое представление о смысле жизни и сущности общества в их сознании, не позволяет большинству из них заметить ясно проявляющую себя закономерность: чем упорнее современная либерально, религиозно и национально ориентированная интеллигенция пытается реализовать антикоммунистическую модель, тем выше уровень социальной напряженности в обществе, тем более конфликтным оно становится в быту и в политике. Люди редко задают себе вопрос, почему волюнтаристическое присоединение Крыма к УССР в 1954 году не вызвало НИКАКОЙ реакции у населения, например, в РСФСР, Узбекистане, а тем более, в США? Почему это не вылилось в массовое размахивание «триколорами»? Почему, сразу после оправданного смещения Хрущева с поста генсека КПСС, не было отменено его решение по Крыму? Почему только при капитализме всех взволновал вопрос о принадлежности Крыма? Любой, психически здоровый советский человек, обученный при социализме без применения ЕГЭ, воспитанный на идеях и практике дружбы народов, понимал, что, в условиях строительства коммунизма, любое административное деление есть, во-первых, дань дремучести предшествующих тысячелетий, преодолеть которую невозможно за несколько десятилетий и, во-вторых, в условиях первой фазы строительства коммунизма, исторические сложившиеся формы административного деления страны есть чистый формализм, НИКАК не отразившийся ни на одной из составляющих благополучия россиян или крымчан, а тем более Севастополя. До перехода СССР к рыночной экономике, вопрос о принадлежности Крыма к той или иной республике не ущемлял ни одного социально-экономического, культурного, политического, религиозного права гражданина и личности, как не ущемляли их и неоднократные территориально-административные переделы, например, республик Прибалтики, Закавказья, Средней Азии в условиях СССР. Но, поскольку Андропов в 1983 году организовал перевод экономики СССР на полный хозрасчет, а в кругах меркантильной интеллигенции, особенно с приходом к власти Горбачева и простодушного Лигачева, был поставлен вопрос о возрождении ОТНОШЕНИЙ частной собственности на территории СССР, постольку из некоторых, наиболее претенциозных, но бесталанных представителей национальной интеллигенции поперли все их атавистические религиозные, националистические спекуляции, призывы к пересмотру границ республик. Имена этих провокаторов давно забыты народом, а разгребать продукты их преступлений перед человечеством приходится до сих пор. Совершенно ясно, если при Брежневе было бы принято решение изменить еще раз границы Украины, и вернуть Крым в состав РСФСР, то Украина разразилась бы бурными и продолжительными аплодисментами. Более того, это событие не вызвало бы ни малейшей негативной реакции даже со стороны жителей Львовской области, как не вызвала их возмущения беспрецедентно наглая бесплатная газификация Прикарпатья и Закарпатья со стороны ненавистных москалей без каких-либо газовых войн, цен и долгов. Я, лично, был свидетелем того, как в течение одного года, абсолютно бесплатно произошла оккупационная газификация городов Яворов и Мукачево, некогда бандеровских и мадьяро-фашистских вотчин. Ни один бандеровец или старый эсэсовец не выступил с протестами. Но, едва Горбачев, Лигачев, и другие его советники завели разговор о частных кооперативах и мелкой частной собственности на землю, азербайджанские и армянские националисты, будущие азербайджанские и армянские олигархи, первыми, сначала, в Сумгаите и Баку, затем в Карабахе закопали в землю тысячи своих простодушных земляков, ради присвоения ОБЩЕНАРОДНЫХ богатств в личную собственность. Как только реально воплотилась главная мечта «пражской весны» о возрождении частной собственности, распалась Чехословакия. Рыночный социализм довел до распада и Югославию, возникли кровавые междоусобицы в республиках Средней Азии, потоками полилась кровь в Молдавии. На этой же основе возникла трещина и между населением регионов Украины. И, совершенно очевидно, если бы РФ вообще никак не вмешивалась в события на Украине, бандеровцы все равно вели бы свою борьбу за власть в стране, под лозунгом: «Кто не скачет, тот москаль», с превращением всех остальных жителей страны и, прежде всего, западных её областей, в заповедник непуганых гастарбайтеров. Современная история Крыма, с вхождением его населения и экономических активов в состав РФ, есть чисто рыночная, буржуазная история борьбы российских нуворишей за личное обогащение, рожденная ОТНОШЕНИЯМИ частной собственности. В этой ситуации народным массам приходится выбирать лишь между плохим и «зовсим поганым». Без восстановления социализма на территории бывшего СССР ни один, даже самый бескровный, успешный передел границ не сулит основной массе лиц наемного умственного и физического труда ни малейших благоприятных изменений в их судьбах. Через некоторое время эта же истина неизбежно дойдет до сознания валлонцев и фламандцев, итальянцев и венецианцев, каталонцев и испанцев, крымчан и западенцев, шотландцев и ирландцев, борющихся за самоопределение на рыночной основе. НАЦИОНАЛЬНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ, ЯЗЫКОВЫЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОПРОСЫ В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ДЕМОКРАТИИ НЕ ИМЕЮТ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО РЕШЕНИЯ. ОНИ НЕИЗБЕЖНО ПЕРЕРАСТАЮТ В КОЛОНИАЛЬНУЮ ФОРМУ ИХ «РЕШЕНИЯ». ПОРА БЫ УСВОИТЬ ЭТИ «ГРАБЛИ». Чем дальше от социализма, тем ближе к очередной мировой войне Согласно общим законам развития политических процессов, в определенный момент они неизбежно принимают стремительный и острый характер и, на некоторое время, превращаются в плохо прогнозируемые и управляемые, несмотря на все усилия аналитиков и политтехнологов, обслуживающих конкурентов в мировой экономике. В таких условиях все конфликтующие стороны, ради придания событиям желательной направленности переходят к применению вооруженных сил. Ясно, что в таком случае, в конечном итоге, значительную роль начинает играть соотношение сил сторон, тем более, в стратегическом плане. Вот и на Украине, в начале апреля процесс в очередной раз вошел в стадию применения силы. Причем, уже не только внутри Украины, а в международном масштабе, и потому политики все чаще ведут разговоры о том, что у них не остается выбора, как наращивать применение силового фактора. В информационном поле маниакально часто звучат упоминания уже не столько о ядерном факторе «взаимного сдерживания», сколько о путях преодоления этого фактора в ходе третьей мировой войны. Иначе говоря, третья мировая война, о неизбежности которой журнал «Прорыв» неоднократно предупреждал наших критиков, преданных идеям рыночной демократии, превратилась в вопрос практической политики. Строго говоря, на политическом горизонте легко найти силы, которые едва сдерживают себя от того, чтобы не начать эту войну немедленно и принимают все необходимые меры, чтобы еще лучше подготовить себя к победе в этой войне, но очень трудно обнаружить СИЛЫ, которые хотят и могут остановить развитие событий в этом направлении. Правда, по оценкам большинства экспертов, в течение всего кризиса на Украине, действия руководства РФ выглядят, пока, более осмысленными и планомерными, юридически выверенными, по сравнению с действиями и доводами украинских и натовских «партнеров», но далеко не триумфально. Как показали дипломатические баталии, большинство западных политиков просто игнорируют юридический фактор и собственную правовую международную практику. И нужно обладать бездной наивности, чтобы думать, что в рыночном мире право доминирует над силой. В западной политической традиции РАЗГОВОРЫ о праве превалируют над РАЗГОВОРАМИ о силе, но на практике, сначала, применяется сила, а в случае победы, используется право сильного без оглядки на всякое иное право. В сложившихся условиях свою цель достигнет только та сторона, в распоряжении которой окажется больше материальных, финансовых и кадровых ресурсов, чья система PR окажется более изворотливой, что, впрочем, тоже зависит от финансовых возможностей страны. Большим подспорьем РФ в этой борьбе является лишь конкуренция между олигархами США и ЕС, что существенно затрудняет им координацию усилий в борьбе против олигархов и политиков РФ. Это СССР, в своё время, производя всего 10% от объема промышленного производства капиталистического мира, как показала ВОВ, вышел, в конечном итоге, главным победителем с большими «дивидендами», поскольку система ОБЩЕСТВЕННЫХ производственных отношений первой фазы коммунизма уже тогда давала СССР гигантские преимущества над расточительной, казнокрадской и неповоротливой, спекулятивной системой рыночных отношений капитализма. Но, как уже отмечалось, демократическая РФ и её конкуренты функционируют на базе однотипных РЫНОЧНЫХ производственных отношений, поэтому РФ, будучи юридическим правопреемником СССР, тем не менее, лишена каких-либо экономических преимуществ над своими партнерами. В этих условиях простое количественное превосходство военного потенциала конкурента, чаще всего, приобретает решающее значение. Именно ради этого США и настаивали на переводе экономики СССР на рыночные рельсы. После событий в Крыму для Запада, образно говоря, наступил период политических, экономических, дипломатических и военных импровизаций в условиях цейтнота. И, хотя многие российские политики в этой ситуации выглядят, пока, более компетентными по сравнению со своими западными коллегами, необходимо иметь в виду: ничто так не мобилизует экономику США и ЕС, как локальные, поучительные поражения их политики. В кругах западных политиков проснулся своеобразный реваншистский азарт. Начался интенсивный поиск контригры. После вхождения Крыма в состав РФ в широких народных массах возникло своеобразное ликование. И, даже, большинство левых сегодня оценивают это явление, как прогрессивное и перспективное. По этому вопросу уже не наблюдается никаких принципиальных различий в позициях Путина, Жириновского и Зюганова. Но, если оценить события, произошедшие на Украине в период с 22 февраля до середины апреля 2014, все эти майданы, захваты, референдумы и добровольное вхождение, с научной точки зрения, то необходимо отметить, что в социальном плане, все эти «достижения» иллюзорны. РФ продолжает оставаться частью мирового капиталистического рынка. А от перемены мест слагаемых, т.е. от перехода отдельных территорий и части населения из одной рыночной юрисдикции в другую, рыночная суть стран и народов, их мучительная перспектива не отменяется. Крымчане успешно справились с выбором между плохим и «зовсим поганым» Однако у исторических процессов есть одно конструктивное последствие, действующее, порой, и в пределах жизни одного поколения. Но не каждый раз. Если массовая глупость совершается многократно, как на Майдане или Болотной, где участники многократно «подпрыгнули на одних и тех же граблях», то РЕЗУЛЬТАТЫ такой формы «сизифова труда» заставляют задуматься даже националистов, даже либералов, особенно, когда они остаются без постоянного и обильного притока иностранной валюты. Легко представить, о чем думают ТЕПЕРЬ многие украинские интеллигенты, помогавшие бандерлогам «правого сектора» выковыривать брусчатку ради победы в борьбе за... сокращение своих зарплат и пенсий, за увеличение цен на газ, электричество, за быстрое падение гривны, за рост бандитизма на улицах и т.д. «Бачилы очи, що куповалы, йыштэ, хоть повылазтэ». Жителям восточных областей Украины, которые в течение десяти лет лишь в недоумении НАБЛЮДАЛИ за разгулом варварства на Майдане, несравненно легче приходить к правильному пониманию сущности этой борьбы и «побед». Они приезжали в Киев, проводили параллельные митинги с относительно благоразумными лозунгами, пытаясь остановить участников Майдана от самоубийственной политики. Но последователи Музычки и Яроша предпочли пиррову победу, в результате которой население всей Западной Украины само вогнало себя в идиотское положение, но в котором оказались и, ни в чем не повинные, жители восточных областей Украины. Именно «благодаря» майданному отношению к историческим урокам, человечество тратит на их усвоение тысячелетия и сотни поколений. Приобретение знаний методом «тыка» гигантскими массами населения, т.е. «мордой в собственную грязь», будет еще долго и безрезультатно сопровождать историю человечества, пока интеллигенция не освоит объективные законы развития общества, открытые марксизмом и не встанет на службу трудящимся, которые их кормят. Оглуплённые бессмысленными «успехами» первой оранжевой революции на Украине, революции роз в Грузии, тюльпановой революции в Киргизии, успехами революции в Ливии, ученики Джина Шарпа пытаются продолжить применения технологии «бескровных» революций по всему миру, не замечая, что от «революции» к «революции» события в каждой последующей стране приобретают все менее желательный для США характер, а истинные, деструктивные, ГРАБИТЕЛЬСКИЕ цели спонсоров этих «революций» становятся ПОНЯТНЫМИ все большему количеству их рядовых участников. Все это можно было бы понять и предвидеть теоретически, не погружаясь в реальный хаос, а прочитав труды Маркса или Ленина. Но современные интеллигенты предпочитают действовать методом ненаучного самотыка, проводя самоубийственные эксперименты над собой и народом своей страны. Многие украинцы, в том числе и восточных областей, не понимают, что, современная степень развития производительных сил общества, сложность системы международных рыночных и политических отношений, исключает прогрессивное социальное переустройство общества на основе националистических чувств, эмоциональной жажды справедливости и религиозных моральных установок, а тем более, трескучих лозунгов, продиктованных и оплаченных... хищниками из США. На нынешней стадии общественного развития прогрессивная трансформация общества возможна лишь при соединении широкого народного движения с НАУЧНО состоятельной стратегией борьбы против пороков современной рыночной демократической жизни. Устранить тиранию рыночных олигархических отношений можно, если существует и доведена до массового сознания, прежде всего, пролетариев умственного и физического труда, точная научная модель прогрессивных общественных отношений, и доказано наличие зрелых объективных предпосылок для установления этих отношений. Но, естественно, ни элита США, ни эксперты ЕС не являются носителями научного мировоззрения по вопросам прогресса. Иначе, как объяснить подчинение всей экономической жизни Запада, например, кризисной цикличности, диктату биржи, милитаризму и захватническим войнам? О какой рыночной экономической науке можно вести речь, если именно биржевым сводкам отдается главное предпочтение, и именно игра на бирже раз за разом приводит мировую финансовую систему и отрасли реальной экономики мира в разбалансированное состояние, вгоняя её в кризисы и войны ради передела кусков рынка. Редко, кто из граждан Украины понимал, когда, ломая ногти, они выковыривали из мостовой булыжники, подносили их молодым ОУНовцам, что навязанная им борьба за «европейство», приведет миллионы украинцев в ещё большую социальную яму, к гражданской войне, к возложению на себя, наряду с рыночным олигархическим гнетом, гнета националистических, откровенных бандитствующих вождюков и мировых кредитных учреждений? Естественно, многие верили в улучшение. Но, даже свергнув Януковича и оказавшись в ещё более трагической ситуации, миллионы украинцев так и не поняли, что выбрали тупиковые методы и направление борьбы, что борьба американских олигархов за глобальное насаждение демократии, вбивание бомбами идей рыночной демократии в сознание народов Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии есть главное условие обеспечения тирании олигархов, прежде всего, США в мировой экономике, в том числе и на Украине. Эмоциональные вопли вождей были рассчитаны лишь на пробуждение в замайданцах эмоций, яростных желаний при, пока ещё, относительно полном желудке. Но теперь наступила фаза отрезвляющих действий, прежде всего, Турчинова, Порубия, Авакова и Яроша по проведению экзекуций в восточных областях и свертыванию социальных элементов экономики Украины. А карательные акции, сокращение пенсий и повышение окладов военным, это уже не слова. Это, прежде всего, бессмысленная и бесславная гибель многих из тех, кто будет их выполнять. Эти экзекуции будут способствовать дальнейшему превращению украинских пролетариев, особенно восточных областей, в политически наиболее грамотную и организованную силу всей Украины на фронте борьбы против ужасов и мерзости капитализма. В сложившихся условиях, даже Татьяна Миткова заговорила на НТВ словами Ленина о том, что события на Украине дошли до пункта, когда налицо общенациональный кризис, при котором «низы не хотят, а верхи уже не могут». События делают необходимым в очередной раз обратить внимание наших читателей, на ДВА принципиальных момента, отчетливо проявивших себя в ходе перерастания внутриукраинского кризиса в очередную острую мировую проблему. Не разобравшись в этих двух вопросах, борющиеся обречены еще на двадцать, а может и на двести лет безрезультатной борьбы и сплошных потерь. И, разумеется, дело не в уникальности Украины, а в общих законах развития, проявивших себя и в событиях на Украине. 1. Какой фашизм опасен, который открыто вопит о себе на Майдане, или который молча его осуществляет, например, на Уолл-Стрите? 2. Можно ли победить украинский фашизм, не победив американский? Рассмотрим, как говорится, в порядке поступления. 1. Сходство украинских событий с фашистским спектаклем состоит в том, что, во-первых, десятки миллионов граждан Украины продолжают ПАССИВНО наблюдать за «борьбой» сотен тысяч граждан и все искренне не понимают, что им делать в этой ситуации. А объяснить НЕКОМУ. Во-вторых, как и во всяком спектакле, где артисты заучивают чужие тексты, и профессионально изображают чувства, большинство прозападных «вождей» Майдана озвучивают оплаченные лозунги и лишь изображают горячие чувства к Украине, а людей, которые называют себя коммунистами, не видно, как будто их вообще нет, ни на Украине, ни в РФ. Большинство телезрителей продолжают не замечать, что между сюжетом и текстами, звучащими с мониторов, есть большое противоречие. Руководители большинства развитых стран разглагольствуют о своей приверженности демократии, но реальные сцены данного спектакля, объективно, посвящены похоронам буржуазной демократии на Украине при активном участии местных фашистов в приведении Бабьего Яра опять в рабочее состояние. Вот что выдает интернет на запрос о фашизме на Украине: 1. На Украине наступил обыкновенный фашизм? // KP.RU 05 марта 2014 г. - Мы в России тоже чуть не сошли с ума, три месяца наблюдая в прямом эфире, как на Украине побеждают фашисты. Давайте называть ... 2. Современный фашизм на Украине - новость из рубрики ... В год 65-летия победы над фашизмом на Украине, территории более всего пострадавшей от него, во всю продолжают свою деятельность ... 3. Фашизм в Украине. Расставим точки над i - Эхо Москвы 11 марта 2014 г. - Первое. Мы все сходим с ума. Признаем, что власть в Украине захватили фашисты, которые массово нападают на русских (напомню, ... 4. Первопричина кризиса на Украине - это фашисты ... 29 янв. 2014 г. - 30/01/2014. Такое мы уже видели. Длящиеся два месяца украинские протесты западные СМИ рисуют в соответствии с хорошо ... 5. Моя политика: Украина: главный фашист Украины - жид ... 09 апр. 2013 г. - Украина: главный фашист Украины - жид Тягнибок считает Путина ВРАГОМ (видео). Тягнибок не смог назвать имена выдающихся ... 6. «На Украине нет бандеровцев и фашистов!» 06 марта 2014 г. - Один из читателей с Украины прислал интересную подборку роликов, которая развеивает ложь о том, что бандеровцы не фашисты, ... 7. Украинский фашист Ярош - объявлен в международный розыск ... Информационное пространство буквально вопиет об украинском фашизме, но некоторые российские политики, журналисты, рок-музыканты, в том числе и еврейской национальности, на протяжении все майданной эпопеи, так сочувственно воспевали героизм фашистов «правого сектора», будто не слыхали обещаний «шарфюреров» замайданцев, освободить Украину от всех «неукраинцев», а не только от чистокровных москалей. Более того, каждый раз, когда представитель РФ при ООН пытался обратить внимание членов Совета Безопасности на угрозу со стороны украинских фашистов, никто, из представителей ЕС и США ни разу не выказал ни малейшей обеспокоенности по этому поводу. Даже Меркель, когда Путин затрагивал эту тему в своих выступлениях, лишь терпеливо потупив голову, ждала конца выступления, которое докучало ей не более знаменитой мухи на лбу Обамы. Все её естество выражало мысль: «Господи, ну какой на Украине может быть фашизм. О чем вы говорите, герр Путин». И она, как ни странно, была права. Фашизм, который имел место, например, в Италии, Германии, а потом был принят Австрией, Словакией, Венгрией, Румынией, Хорватией, Францией, Прибалтикой…, т.е. практически всей Европой, на современной Украине невозможен. Хотя желание некоторой части украинцев поиграть в фашистов, может быть, больше и острее, чем у Геббельса. Очевидно, сознавая невозможность достижения Украиной гитлеровских результатов и масштабов, журналисты, в том числе и еврейской национальности, и ведущие политики Запада спокойно, временами, любовно относились к украинским коричневым, раздавали им «печинки» лишь потому, что украинским националистам, с самого начала, была запланирована роль… козлов отпущения, мавров, которых можно в любой момент «уйти». В истории Европы, политики часто искали и находили тупого и недорогого «мавра», способного сделать любое грязное дело, а затем этого «мавра» убирали, как Хусейна, Музычку. Меркель с Обамой это знают, но время говорить об этом вслух еще не наступило. Даже, если бы в разгар борьбы против Януковича, «правый сектор» возглавил бы сам Шухевич, то и тогда, западная пресса и журналисты спокойно досмотрели первый акт украинского спектакля до крымской импровизации, как это делал Черчилль после прихода Гитлера к власти в Германии, начиная с Мюнхенского сговора и вплоть до, немало огорчившей его, битвы под Москвой. Современные политики неоколониалистской ориентации всегда отчетливо понимали, что без западных денег и положительных «паблисити» демократических журналистов, в том числе и Киселева с Шустером, украинские фашисты, да и немецкие в 1933 году, не продержались бы и недели.
  12. Все сошлись во мнении, что снос не нужен, и развязка на октябре не нужна, а также, что этот проект - очередное лоббирование (т.е. узаконенная коррупция) интересов местного крупного бизнеса и "осваивание" бюджетных средств. Кинотеатр "Октябрь" - это история города, и если чиновники и бизнесмены СРАТЬ ХОТЕЛИ НА ИСТОРИЮ ГОРОДА, то это само собой означает, что они ТАКЖЕ СРУТ И НА ГОРОЖАН (что, в общем-то не секрет), этот прожект отлично характеризует наших чиновников и бизнесменов, их отношение к истории города и вообще к жителям города. И чиновникам-бизнесменам не помогает никакой пиар. Единственное, что волнует чиновников-бизнесменов - ПРИБЫЛЬ, ОТКАТЫ и ПОПИЛЫ. Что тоже является секретом Полишинеля. Ангажированность администрации города налицо. Депутаты горсовета помалкивают, депутаты Хурала тоже молчат. Но это и неудивительно, поскольку большинство их принадлежат не только к правящей партии, но и вообще к сословию бизнесменов, которые собственно во власть-то и пошли ради своих корыстных интересов, а не ради интересов избирателей - это тоже не тайна за семью печатями. Теперь пытаются всячески заболтать, отвлечь внимание общественности разговорами о пробках и снести мешающий бизнесменам-чиновникам кинотеатр "Октябрь". Их не волнует история города, их волнует только бабло. Можно начать сбор подписей (прямо здесь, на Улановке и других сайтах, и в оффлайне) за то, чтобы признать "Октябрь" историческим памятником, и пусть попробуют бизнесмены-чиновники пойти против общественности. И еще - в памятнике бойцам Великой Отечественной войны из Бурятии, замуровано письмо комсомольцам XXI века, и кажется уже подходит время, когда его надо будет вскрыть. Кто там мимо часто проходит, гляньте дату. Интересно было бы почитать. А потом написать новое - комсомольцам 22 века и опять замуровать.
  13. Многими марксизм «освоен» лишь посредством «усвоения» выкладок марксизма по вопросам политики и экономики. Такие «марксисты» освоили советские (пусть даже хорошие, сталинские) учебники по историческому материализму, прочитали основополагающие работы Ленина. Некоторые даже очень неплохо освоили «Капитал». Однако основные философские работы классиков марксизма, такие как «Диалектика природы», «Анти-Дюринг», «Материализм и эмпириокритицизм», да даже «Философские тетради» Ленина, возможно, были ими прочитаны, но не усвоены, не поняты. А ведь именно в этих трудах сформулирован марксистский диалектический метод. Вот и складывается парадоксальная ситуация. Работы классиков по политике и экономике являются лишь ПРИМЕРОМ применения диалектического марксистского метода в соответствующих областях. Эти примеры и приемы, использовавшиеся классиками марксизма, вполне можно усвоить. http://proriv.ru/articles.shtml/fedotov?tarakan
  14. Классно - приклеивать ярлычки и подменять понятия - да вы мастер софистики, спектрум. Приравнивать НАУКУ к религии - да вы самый настоящий мракобес ))) Забавно смотреть как вы пытаетесь умничать, не имея никакого понятия о предмете разговора. Вы же не читали Энгельса? Не читали. На чем же основывается ваше мнение? На штампах либеральной прессы. И еще, вы так рьяно выступаете против Энгельса, даже решили "для равновесия" кинуть говна на вентилятор. На чем же основывается ваше неприятие? Опять же - на внедренных в ваше сознание устойчивых газетных штампах и предубеждениях против марксизма. Ведь не на ЗНАНИЯХ же основывается ваша точка зрения, спектрум? И иметь наглость не разбираясь в предмете, лезть рассуждать - это уровень "недоросля" Фонвизина. Дабы избавиться от дилетантских наскоков антикоммуниста (аксиома: антикоммунист в крайней степени = фашист) сПЕКТРУМА, просто процитирую два куска из произведения Энгельса "Анти-Дюринг" (Спектруму читать не стоит, баттхерт гарантирован): 1. В то время как над Францией проносился ураган революции, очистивший страну, в Англии совершался менее шумный, но не менее грандиозный переворот. Пар и новые рабочие машины превратили мануфактуру в современную крупную промышленность и тем самым революционизировали всю основу буржуазного общества. Вялый ход развития времен мануфактуры превратился в настоящий период бури и натиска в производстве. Со все возрастающей быстротой совершалось разделение общества на крупных капиталистов и неимущих пролетариев, а между ними, вместо устойчивого среднего сословия старых времен, влачила теперь шаткое существование изменчивая масса ремесленников и мелких торговцев, эта наиболее текучая часть населения. Новый способ производства находился еще в начале восходящей линии своего развития; он был еще нормальным, единственно возможным при данных условиях способом производства. А между тем он уже тогда породил вопиющие социальные бедствия: скопление бездомного населения в трущобах больших городов; разрушение всех унаследованных от прошлого связей по происхождению, патриархального уклада, семьи; ужасающее удлинение рабочего дня, особенно для женщин и детей; массовую деморализацию среди трудящегося класса, внезапно брошенного в совершенно новые условия. И тут выступил в качестве реформатора двадцатидевятилетний фабрикант, человек с детски чистым благородным характером и в то же время прирожденный руководитель, каких немного. Роберт Оуэн усвоил учение просветителей-материалистов о том, что человеческий характер является продуктом, с одной стороны, его природной организации, а с другой — условий, окружающих человека в течение всей жизни, и особенно в период его развития. Большинство собратьев Оуэна по общественному положению видело в промышленной революции только беспорядок и хаос, годные для ловли рыбы в мутной воде и для быстрого обогащения. Оуэн же видел в промышленной революции благоприятный случай для того, чтобы осуществить свою любимую идею и тем самым внести порядок в этот хаос. В Манчестере он, как руководитель фабрики, где работало более 500 рабочих, уже сделал попытку, и притом успешную, применить эту идею. С 1800 по 1829 г. он управлял большой бумагопрядильной фабрикой в Нью-Ланарке, в Шотландии, и, будучи компаньоном-директором предприятия, действовал здесь в том же направлении, но с гораздо большей свободой и с таким успехом, что вскоре его имя сделалось известным всей Европе. Население Нью-Ланарка, постепенно возросшее до 2500 человек и состоявшее первоначально из крайне смешанных и по большей части сильно деморализованных элементов, он превратил в совершенно образцовую колонию, в которой пьянство, полиция, уголовные суды, тяжбы, попечительство о бедных, надобность в благотворительности стали неизвестными явлениями. И он достиг этого просто тем, что поставил людей в условия, более сообразные с человеческим достоинством, и в особенности заботился о хорошем воспитании подрастающего поколения. В Нью-Ланарке были впервые введены школы для детей младшего возраста, придуманные Оуэном. В них принимали детей, начиная с двухлетнего возраста, и дети так хорошо проводили там время, что их трудно было увести домой. В то время как конкуренты Оуэна заставляли своих рабочих работать до 13—14 часов в день, в Нью-Ланарке рабочий день продолжался только 101/2 часов. А когда хлопчатобумажный кризис заставил на четыре месяца прекратить производство, незанятым рабочим продолжали выплачивать полную заработную плату. И при всем том стоимость предприятия возросла более чем вдвое, и оно все время приносило собственникам обильную прибыль. Но все это не удовлетворяло Оуэна. Те условия существования, которые он создал для своих рабочих, еще далеко не соответствовали в его глазах человеческому достоинству. «Люди эти были моими рабами», — говорил он; сравнительно благоприятные условия, в которые он поставил рабочих Нью-Ланарка, были еще далеко не достаточны для всестороннего и рационального развития их характера и ума, не говоря уже о свободной жизнедеятельности. «А между тем трудящаяся часть этих 2500 человек производила для общества такое количество реального богатства, для создания которого менее чем полвека тому назад потребовалось бы население в 600000 человек. Я спрашивал себя: куда девается разница между богатством, потребляемым 2500 человек, и тем, которое было бы потреблено 600000 человек?» Ответ был ясен. Эта разница доставалась владельцам фабрики, которые получали 5% на вложенный в предприятие капитал и еще сверх того больше 300000 фунтов стерлингов (6000000 марок) прибыли. В большей еще степени, чем к Нью-Ланарку, это было применимо ко всем остальным фабрикам Англии. «Без этого нового богатства, созданного машинами, не было бы возможности вести войны для свержения Наполеона и сохранения аристократических принципов общественного устройства. А между тем эта новая сила была созданием трудящегося класса»[202]. Ему поэтому должны принадлежать и плоды ее. Новые могучие производительные силы, служившие до сих пор только обогащению единиц и порабощению масс, представлялись Оуэну основой для общественного преобразования и должны были работать только для общего благосостояния всех в качестве их общей собственности. На таких чисто деловых началах, как плод, так сказать, коммерческого подсчета, возник коммунизм Оуэна. Этот свой практический характер он сохранял всегда и везде. Так, в 1823 г. Оуэн составил проект устранения ирландской нищеты путем создания коммунистических колоний и приложил к нему подробные расчеты необходимого вложения капитала, ежегодных издержек и предполагаемых доходов[203]. А в своем окончательном плане будущего строя Оуэн разработал все технические подробности с таким знанием дела, что если принять его метод преобразования общества, то очень немного можно возразить против деталей, даже с точки зрения специалиста. Переход к коммунизму был поворотным пунктом в жизни Оуэна. Пока он выступал просто как филантроп, он пожинал только богатство, одобрение, почет и славу. Он был популярнейшим человеком в Европе. Его речам благосклонно внимали не только его собратья по общественному положению, но даже государственные деятели и монархи. Но как только он выступил со своими коммунистическими теориями, дело приняло другой оборот. Путь к преобразованию общества, по его мнению, преграждали прежде всего три великих препятствия: частная собственность, религия и существующая форма брака. Начиная борьбу с этими препятствиями, он знал, что ему предстоит стать отверженным в среде официального общества и лишиться своего общественного положения. Но эти соображения не могли остановить Оуэна, не убавили энергии его бесстрашного нападения. И произошло именно то, что он предвидел. Изгнанный из официального общества, замалчиваемый прессой, обедневший в результате неудачных коммунистических опытов в Америке, в жертву которым он принес все свое состояние, Оуэн обратился прямо к рабочему классу, в среде которого он продолжал свою деятельность еще тридцать лет. Все общественные движения, которые происходили в Англии в интересах рабочего класса, и все их действительные достижения связаны с именем Оуэна. Так, в 1819 г. благодаря его пятилетним усилиям был проведен первый закон, ограничивший работу женщин и детей на фабриках[204]. Он был председателем первого конгресса, на котором тред-юнионы всей Англии объединились в один большой всеобщий профессиональный союз[205]. Он же организовал — в качестве мероприятий для перехода к общественному строю, уже вполне коммунистическому, — с одной стороны, кооперативные общества (потребительские и производственные товарищества), которые, по крайней мере, доказали в дальнейшем на практике полную возможность обходиться как без купцов, так и без фабрикантов; с другой стороны — рабочие базары, на которых продукты труда обменивались при помощи трудовых бумажных денег, единицей которых служил час рабочего времени[206]. Эти базары неизбежно должны были потерпеть неудачу, но они вполне предвосхитили значительно более поздний прудоновский меновой банк[207], от которого они отличались лишь тем, что не возводились в универсальное целительное средство от всех общественных зол, а предлагались только как один из первых шагов к значительно более радикальному переустройству общества. 2. В начале XIV века западноевропейскими народами был заимствован у арабов порох, и, как известно всякому школьнику, он произвел переворот во всем военном деле. Но введение пороха и огнестрельного оружия отнюдь не было актом насилия, а представляло собой промышленный, стало быть хозяйственный, прогресс. Промышленность остается промышленностью, будет ли она направлена на производство предметов или на их разрушение. Введение огнестрельного оружия повлияло революционизирующим образом не только на само ведение войны, но и на политические отношения господства и порабощения. Чтобы иметь порох и огнестрельное оружие, нужны были промышленность и деньги, а тем и другим владели горожане. Огнестрельное оружие было поэтому с самого начала направленным против феодального дворянства оружием городов и возвышающейся монархии, которая опиралась на города. Неприступные до тех пор каменные стены рыцарских замков не устояли перед пушками горожан; пули бюргерских ружей пробивали рыцарские панцыри. Вместе с закованной в броню дворянской кавалерией рухнуло также господство дворянства; с развитием бюргерства пехота и артиллерия все больше становились решающими родами оружия; под давлением требований артиллерии военное ремесло вынуждено было присоединить к себе новую, чисто промышленную отрасль — инженерное дело. Усовершенствование огнестрельного оружия подвигалось очень медленно. Пушки долгое время оставались неуклюжими, а ружья, несмотря на многие частичные изобретения, — грубыми. Прошло более трехсот лет, пока явилось ружье, годное для вооружения всей пехоты. Только в начале XVIII века кремневое ружье со штыком окончательно вытеснило пику из вооружения пехоты. Тогдашняя пехота состояла из хорошо вымуштрованных, но совершенно ненадежных солдат, которых монархи вербовали из самых испорченных элементов общества и которых только палка держала в повиновении; часто эта пехота составлялась также из вражеских, насильно зачисленных в армию военнопленных; единственной формой боя, в которой эти солдаты могли применять новое ружье, была линейная тактика, достигшая высшего совершенства при Фридрихе II. Вся пехота армии выстраивалась в три линии, в виде очень длинного и пустого внутри четырехугольника, и двигалась в боевом порядке только как одно целое; лишь в крайнем случае одному из двух флангов позволялось выдвинуться несколько вперед или немного отстать. Эта неуклюжая масса могла передвигаться в порядке лишь по совершенно ровной местности, да и то лишь медленно (75 шагов в минуту); изменение боевого порядка во время сражения было невозможно, и как только пехота вступала в бой, победа и поражение решались в короткое время одним ударом. Против этих неуклюжих линий выступили в американской войне за независимость отряды повстанцев, которые не умели, правда, маршировать, но зато отлично стреляли из своих нарезных ружей; сражаясь за свои самые кровные интересы, они не дезертировали, как навербованные войска. Они не доставляли англичанам удовольствия — выступать против них, в свою очередь, в линейном строю и на открытой ровной местности, а действовали рассыпными подвижными стрелковыми цепями в лесах, служивших им прикрытием. Линейный строй был здесь бессилен и потерпел поражение в борьбе с невидимыми и недоступными противниками. Таким образом, был вновь изобретен рассыпной стрелковый строй — новый способ ведения боя как следствие изменившегося солдатского материала. Дело, начатое американской революцией, завершила французская, — также и в военной области. Против хорошо обученных наемных войск коалиции она также могла выставить только плохо обученные, но многочисленные массы, ополчение всего народа. Но с этими массами приходилось защищать Париж, следовательно прикрывать определенную местность, а этого нельзя было достичь без победы в открытом массовом бою. Одной стрельбы в рассыпном строю было уже недостаточно; нужно было найти подходящую форму также и для применения масс, и эта форма была найдена в колонне. Построение колоннами позволяло даже малообученным войскам двигаться в некотором порядке, и притом даже более быстрым маршем (100 и более шагов в минуту); оно давало возможность прорывать неповоротливые формы старого линейного строя, сражаться в любой местности, следовательно и в самой неблагоприятной для линейного строя, группировать войска любым, соответствующим обстановке образом и, в сочетании с действиями рассыпанных стрелков, сдерживать, отвлекать, изматывать неприятельские линии, — пока не наступит момент, когда их можно будет прорвать в решающем пункте позиции при помощи сохраняемых в резерве масс. Этот новый способ ведения боя, основанный на сочетании рассыпанных в цепь стрелков с колоннами пехоты и на разделении армии на самостоятельные, составленные из всех родов оружия дивизии или армейские корпуса, был полностью разработан Наполеоном как со стороны тактики, так и со стороны стратегии. Но необходимость его была создана прежде всего изменением солдатского материала, вызванным французской революцией. Однако для нового способа ведения боя нужны были еще две очень важные технические предпосылки: во-первых, сконструированные Грибовалем более легкие лафеты полевых орудий позволили передвигать их с требуемой теперь быстротой; во-вторых, введенная во Франции в 1777 г. и заимствованная у охотничьего ружья изогнутость ружейного приклада, представлявшего раньше совершенно прямое продолжение ствола, позволила целить в определенного человека, не делая непременно промахов. Без этого последнего усовершенствования нельзя было бы при помощи старого ружья применять стрельбу в рассыпном строю. Революционная система вооружения всего народа была скоро ограничена принудительным набором (с правом заместительства путем выкупа — для людей состоятельных), и в этой форме воинская повинность была принята большинством крупных государств континента. Только Пруссия пыталась своей системой ландвера[106] привлечь на службу военную силу нации в более значительных размерах. Пруссия к тому же была первым государством, которое вооружило всю свою пехоту новейшим оружием — заряжающейся с казенной части винтовкой, — после того как сыграло свою кратковременную роль годное для войны заряжающееся с дула нарезное ружье, усовершенствованное между 1830 и 1860 годами. Обоим этим нововведениям Пруссия обязана была своими успехами в 1866 году[107]. Во франко-прусской войне впервые выступили друг против друга две армии, обе вооруженные винтовками, заряжающимися с казенной части, и притом обе, по существу, с тем самым боевым построением, какое было в ходу в период старого гладкоствольного кремневого ружья; разница была лишь в том, что пруссаки сделали попытку в ротной колонне найти боевую форму, более подходящую к новому вооружению. Но когда 18 августа при Сен-Прива[108] прусская гвардия попробовала всерьез применить эту ротную колонну, то пять полков, принимавших наибольшее участие в этом сражении, потеряли в каких-нибудь два часа более трети своего состава (176 офицеров и 5114 рядовых), и с тех пор ротная колонна как боевая форма была осуждена, так же как и применение батальонных колонн и линейного строя. Всякие попытки подставлять впредь под неприятельский ружейный огонь какие-либо сомкнутые отряды были оставлены, и в дальнейшем бой со стороны немцев велся только теми густыми стрелковыми цепями, на которые уже и прежде колонна обыкновенно сама рассыпалась под градом неприятельских пуль, несмотря на то, что высший командный состав боролся с этим как с нарушением порядка. Точно также в сфере действия неприятельского ружейного огня единственной формой передвижения сделалась перебежка. Солдат опять-таки оказался толковее офицера: именно он, солдат, инстинктивно нашел единственную боевую форму, которая до сих пор оправдывает себя под огнем ружей, заряжаемых с казенной части, и он с успехом отстоял ее вопреки противодействию начальства. Франко-прусская война отмечает собой поворотный пункт, имеющий совершенно иное значение, чем все предыдущие. Во-первых, оружие теперь так усовершенствовано, что новый прогресс, который имел бы значение какого-либо переворота, больше невозможен. Когда есть пушки, из которых можно попадать в батальон, насколько глаз различает его, когда есть ружья, из которых с таким же успехом в пределах видимости можно целить и попадать в отдельного человека, причем на заряжание требуется меньше времени, чем на прицеливание, — то все дальнейшие усовершенствования для полевой войны более или менее безразличны. Таким образом, в этом направлении эра развития в существенных чертах закончена. Во-вторых, эта война заставила все континентальные великие державы ввести у себя усиленную прусскую систему ландвера и тем самым взвалить на себя военное бремя, под тяжестью которого они через немногие годы должны рухнуть. Армия стала главной целью государства, она стала самоцелью; народы существуют только для того, чтобы поставлять и кормить солдат. Милитаризм господствует над Европой и пожирает ее. Но этот милитаризм таит в себе зародыш собственной гибели. Соперничество между отдельными государствами принуждает их, с одной стороны, с каждым годом затрачивать все больше денег на армию, флот, пушки и т. д., следовательно — все более приближать финансовую катастрофу; с другой стороны, оно заставляет их все более и более всерьез применять всеобщую воинскую повинность и тем самым обучать в конце концов весь народ умению владеть оружием, так что народ становится способным в известный момент осуществить свою волю вопреки командующему военному начальству. И этот момент наступит, как только народная масса — деревенские и городские рабочие, а также крестьяне — будет иметь свою волю. На этой ступени войско монарха превращается в народное войско, машина отказывается служить, и милитаризм погибает в силу диалектики своего собственного развития. То, что оказалось не по силам буржуазной демократии 1848 г., как раз потому, что она была буржуазной, а не пролетарской, — а именно, дать трудящимся массам такую волю, содержание которой соответствовало бы их классовому положению, — непременно совершит социализм. А это означает взрыв милитаризма и вместе с ним всех постоянных армий изнутри. Такова первая мораль нашей истории современной пехоты. Вторая мораль, снова возвращающая нас к г-ну Дюрингу, состоит в том, что вся организация армий и применяемый ими способ ведения боя, а вместе с этим победы и поражения, оказываются зависящими от материальных, т. е. экономических, условий: от человеческого материала и от оружия, следовательно — от качества и количества населения и от техники. Только такой охотничий народ, как американцы, мог вновь изобрести рассыпной стрелковый строй, а охотниками они были по чисто экономическим причинам, точно так, как теперь те же янки старых штатов превратились по чисто экономическим причинам в земледельцев, промышленников, мореплавателей и купцов, которые уже не стреляют в девственных лесах, но зато тем лучше подвизаются на поприще спекуляции, где они тоже далеко продвинули искусство пользоваться массами. — Только такая революция, как французская, экономически раскрепостившая буржуа и особенно крестьянина, могла изобрести форму массовых армий и в то же время найти для них свободные формы движения, о которые разбились старые неповоротливые линии, отражавшие в военном деле защищаемый ими абсолютизм. А каким образом успехи техники, едва они становились применимыми и фактически применялись в военном деле, тотчас же — почти насильственно, часто к тому же против воли военного командования — вызывали перемены и даже перевороты в способе ведения боя, — это мы видели во всех рассмотренных нами случаях. В какой степени ведение войны зависит, сверх того, от развития производительных сил и от средств сообщения как собственного тыла, так и театра военных действий, на этот счет может просветить в наши дни г-на Дюринга всякий старательный унтер-офицер. Одним словом, везде и всегда «насилию» помогают одерживать победу экономические условия и ресурсы, без которых оно перестает быть силой, и кто захотел бы реформировать военное дело, руководствуясь противоположной точкой зрения, соответствующей принципам г-на Дюринга, тот не мог бы пожать ничего кроме тумаков [В прусском генеральном штабе это тоже уже хорошо знают.«Основой военного дела является прежде всего хозяйственный строй жизни народов», — замечает в одном научном докладе капитан генерального штаба г-н Макс Йенс («Kцlnische Zeitung», 20 апреля 1876 г., третий лист)[109].]. Если мы от суши перейдем к морю, то за одни только последние 20 лет здесь можно констатировать еще гораздо более решительный переворот. Боевым кораблем в Крымскую войну[110] был деревянный двух- и трехпалубный корабль, имевший от 60 до 100 орудий; он передвигался главным образом при посредстве парусов и имел слабую паровую машину только для вспомогательной работы. Его вооружение состояло преимущественно из 32-фунтовых орудий, весом приблизительно в 50 центнеров, и лишь немногих 68-фунтовых, весом в 95 центнеров. К концу войны появились плавучие батареи, одетые в железную броню, — неуклюжие, почти неподвижные, но, при тогдашней артиллерии, неуязвимые чудовища. Вскоре железная броня была перенесена и на линейные корабли; вначале она была тонка: броня 4-дюймовой толщины считалась уже очень тяжелой. Но прогресс артиллерии скоро перегнал броню; для любой, применявшейся одна за другой, толщины брони находили новое, более тяжелое орудие, которое легко пробивало ее. Таким образом, мы уже дошли, с одной стороны, до 10, 12, 14 и 24-дюймовой брони (Италия намерена построить корабль с броней в 3 фута толщины), а с другой стороны — до нарезных орудий весом в 25, 35, 80 и даже 100 тонн (по 20 центнеров [Немецкий центнер, составляющий половину метрического центнера, = 100 немецким фунтам = 50 кг. Рвд.]), выбрасывающих на неслыханные прежде дистанции снаряды в 300, 400, 1700 и до 2000 фунтов. Нынешний линейный корабль представляет собой гигантский броненосный винтовой пароход в 8000—9000 тонн водоизмещения и 6000— 8000 лошадиных сил, с вращающимися башнями и с четырьмя, максимум — шестью, тяжелыми орудиями и с выступающим в его носовой части, ниже ватерлинии, тараном для пробивания неприятельских кораблей. Этот корабль вообще представляет собой одну огромную машину, где пар не только сообщает ему быстрое движение вперед, но и управляет рулем, поднимает и опускает якорь, поворачивает башни, направляет и заряжает орудия, выкачивает воду, поднимает и спускает лодки, которые отчасти тоже приводятся в движение паром, и т. д. Соперничество между броневой защитой и пробивной силой орудий еще так далеко от завершения, что в настоящее время военный корабль сплошь и рядом оказывается уже не удовлетворяющим предъявляемым ему требованиям, становится устарелым еще раньше, чем его успели спустить на воду. Современный линейный корабль есть не только продукт крупной промышленности, но в то же время и яркий образец ее, плавучая фабрика — правда, такая, которая служит главным образом для производства растраты денег. Страна с наиболее развитой крупной промышленностью пользуется почти монополией на постройку этих кораблей: все турецкие, почти все русские и большинство германских броненосцев построены в Англии; сколько-нибудь пригодная броня изготовляется почти исключительно в Шеффилде; из трех железоделательных заводов Европы, которые одни в состоянии изготовлять самые тяжелые орудия, два (в Вулидже и Элсике) находятся в Англии, а третий (Круппа) — в Германии. Этот пример самым очевидным образом показывает, что «непосредственное политическое насилие», которое, по г-ну Дюрингу, является «решающей причиной хозяйственного положения», напротив, полностью подчинено хозяйственному положению; что не только изготовление морского орудия насилия — линейного корабля, — но и управление им само сделалось отраслью современной крупной промышленности. Оттого, что дело приняло такой оборот, никому не приходится так солоно, как именно «насилию», государству, которому в настоящее время один корабль стоит столько же, сколько прежде стоил целый небольшой флот; причем ему приходится видеть своими глазами, как эти дорогие корабли, еще раньше чем они спущены на воду, становятся уже устарелыми и, следовательно, обесцениваются; и государство — наверно не меньше г-на Дюринга — испытывает недовольство по поводу того, что человек «хозяйственного положения», инженер, имеет ныне большее значение на борту корабля, чем человек «непосредственного насилия» — командир. Напротив, мы, со своей стороны, не имеем никакого основания огорчаться, когда видим, что в состязании между броней и пушкой линейный корабль доводится до той грани изощренного совершенства, где он становится в той же мере недоступным по цене, как и непригодным для войны [Усовершенствование самодвижущейся торпеды, последнего изделия крупной промышленности, работающей для военно-морского дела, по-видимому, призвано это осуществить: самый маленький торпедный катер окажется в таком случае сильнее громаднейшего броненосца. (Впрочем, пусть читатель вспомнит что это написано в 1878 году.)[111]], и что благодаря этому состязанию тем самым также и на поприще морской войны раскрываются те внутренние законы диалектического движения, согласно которым милитаризм, как и всякое другое историческое явление, гибнет от последствий своего собственного развития. Таким образом, и здесь ясно как день, что «искать первичное в непосредственном политическом насилии, а не в косвенной экономической силе» — невозможно. Как раз наоборот. В самом деле, что оказывается «первичным» в самом насилии? Экономическая мощь, обладание мощными средствами крупной промышленности. Политическая сила на море, опирающаяся на современные линейные корабли, оказывается вовсе не «непосредственной», а как раз наоборот — она опосредствована экономической силой, высоким развитием металлургии, возможностью распоряжаться искусными техниками и богатыми угольными копями. Однако к чему все это? Пусть в ближайшей морской войне передадут высшее командование г-ну Дюрингу, и он без всяких торпед и прочих ухищрений, просто своим «непосредственным насилием», уничтожит все броненосные флоты, находящиеся в рабской зависимости от «хозяйственного положения». Это не "легкое чтиво", не "жвачка для мозгов", а научный труд. Ну, что сПЕКТРУМ, есть что сказать по существу процитированных отрывков? Мне интересна ваша реакция, теперь она четко отобразит ваш интеллектуальный и моральный уровень развития. И тут вам не удастся удержаться посередине как в проруби - одно из двух - либо есть надежда, либо уже не лечится.
  15. ну да, эти злые коммунисты заставляли всех учиться, издавали миллионы книг, да еще почти без ошибок и опечаток - ну разве это не удивительно? Зато теперь добрые капиталисты экономят на корректорах), и выпускают столько "полезной уму" макулатуры, а школьники не могут осилить текст объемом больше СМС или твита. Да еще и платят за дополнительные русский и математику. Ну разве не прелестно?
×
×
  • Create New...