Jump to content

Беспримерные плавания / Беспримерное мужество


Всеволод

Recommended Posts

Poon-Lim.jpg

Линь Пэн (林鹏, Lin Peng; 8 марта 1918, Хайнань, Китай— 4 января 1991, Бруклин, США) — китайский моряк, известный тем, что выжил спустя 133 дня пребывания в Атлантическом океане.

Биография

Родился в Китае. В 1942 году служил вторым стюардом на британском торговом судне Ben Lomond. В ноябре 1942 года судно направлялось из Кейптауна в Голландскую Гвиану. Оно было вооружено, но двигалось без охраны и довольно медленно.

23 ноября 1942 немецкая подлодка U-172 обнаружила судно и торпедировала его в точке 0.3° с. ш. 38.45° з. д.

По различным оценкам и источникам, из 55 членов экипажа удалось спастись 11 морякам. Одним из них был и Линь Пэн.

Обнаружив, что судно тонет, Пэн надел спасательный жилет и прыгнул за борт до того, как взорвались котлы, довершившие начатое торпедой. Проведя два часа в воде, он обнаружил стандартный восьмифутовый спасательный плот и забрался на него. На плоту находилось несколько банок с печеньем, сорок литров питьевой воды, немного шоколада, сахар, несколько фальшфейеров, пара дымовых шашек и электрический фонарик.

Первоначально Линь Пэн питался продуктами с плота, но вскоре пришлось прибегнуть к другим источникам. Он собирал дождевую воду, используя тент плота, а также занялся рыбалкой. Так как Пэн не очень хорошо плавал, то привязывал себя к плоту верёвкой, закреплённой на запястье.

Провода из фонарика он превратил в рыболовный крючок, конопляные волокна верёвки он использовал как леску, а из выдернутого из плота гвоздя он сделал крючок для крупной рыбы. Для разделки рыбы он использовал самодельный нож, изготовленный из одной из банок с печеньем. После чего вялил рыбу на верёвке, натянутой над плотом. В один из дней сильный шторм обрушился на плот и испортил накопленные запасы рыбы и воды. Чуть живой Пэн смог поймать птицу и напиться её кровью.

Сначала он вёл учёт дням, завязывая узлы на верёвке, но потом решил, что это бессмысленно, и стал считать только месяцы, ориентируясь на полнолуния.

Спасение

Район океана, где находился Линь Пэн, не был пустынным. Несколько раз его обнаруживали. Сначала мимо проходило грузовое судно. Как позднее утверждал Пэн, на судне видели его, но не стали брать на борт из-за того, что он китаец. Затем он был обнаружен патрульной эскадрильей самолётов ВМФ США, которые также заметили его и сбросили сигнальный буй, но вскоре разразился шторм. Также он видел несколько немецких подводных лодок.

В начале апреля 1943 года он обнаружил, что уже близко от земли, так как изменился цвет воды, это была уже не чистая океанская вода, но с заметным влиянием вод из устья Амазонки. 5 апреля 1943 года его обнаружили три бразильских рыбака, которые доставили его в Белен спустя три дня.

Лим на аналогичном плоту

К моменту обнаружения Линь Пэн потерял в весе всего 9 килограммов и был способен передвигаться самостоятельно. Он провёл четыре недели в бразильской больнице, после чего британский консул переправил его в Великобританию через Майами и Нью-Йорк.

После окончания войны Линь Пэн решил эмигрировать в США, но не прошёл по квоте на китайских иммигрантов. Однако, благодаря своей известности и помощи сенатора Уоррена Магнусона, он получил специальное разрешение и в конце концов в 1952 году получил гражданство. Он продолжил морскую службу и вышел в отставку в 1983 году с должности шеф-стюарда.

Рекорды

Всего Линь Пэн провёл на плоту 133 дня. Когда ему сообщили, что никто никогда ранее не держался так долго, он ответил: «Я надеюсь, что никому и никогда не придётся побить этот рекорд».

И хотя позднее 3 мексиканских моряка провели 10 месяцев на неуправляемом судне, по времени пребывания на плоту и в одиночестве рекорд Линя остаётся непобитым.

Награды

Король Георг VI наградил Линя Пэна медалью Британской империи, а в руководства Королевского флота по технике выживания вошли рекомендации Линя.

Линь Пэн на аналогичном плоту

725px-Poom_i_jego_tratwa.jpg

Link to comment

Самоходная баржа Т-36

T-36 — советская самоходная танкодесантная баржа проекта 306. Длина по ватерлинии — 17,3 м, ширина — 3,6 м, высота борта — 2 м, осадка — 1,2 м. Водоизмещение — 100 т, 2 двигателя, скорость — 9 узлов.

Дрейф в океане

17 января 1960 года в заливе острова Итуруп разыгрался сильный ураган; в 9 утра по местному времени ветром, достигавшим скорости 60 м/с, была сорвана со швартовки самоходная баржа Т-36. На её борту находилось четверо военнослужащих инженерно-строительных войск Советской Армии, приписанных к барже: младший сержант Асхат Зиганшин и рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов. Экипаж боролся со стихией десять часов; около 7 часов вечера мотористы доложили, что запасы топлива на барже заканчиваются. Зиганшин предложил выброситься на берег, но ни одна из трёх попыток результата не дала; одна из таких попыток привела к тому, что баржа получила пробоину. Волны достигали высоты в 15 метров; одной из таких волн, ударившей в рубку баржи, была выведена из строя радиостанция. Около 22:00 лишённую хода баржу вынесло в открытый океан.

На берегу было известно о борьбе баржи со стихией, однако больше сообщений с баржи не поступало. Как только ветер несколько стих, солдаты прочесали берег. Обнаруженные обломки бочонка для питьевой воды, сметённого с палубы волной, дали основание считать, что баржа была потоплена ураганом. Поисковые работы были остановлены также и по причине запрета выхода в море спасательным и другим судам в связи с проводившимися в те дни ракетными стрельбами.

На второй день дрейфа экипаж баржи провёл инвентаризацию запасов провизии. Их запасы составляли 15-16 ложек крупы, немного хлеба, банка консервов и некоторое количество картошки, которая находилась в машинном отделении, и в шторм оказалась пропитанной дизельным топливом. Пресная вода имелась в системе охлаждения двигателей баржи; когда она закончилась, собирали дождевую.

Скудные запасы еды со временем закончились. В пищу пошло всё, что хотя бы отдалённо напоминало съестное — кожаные ремни, несколько пар кирзовых сапог, мыло, зубная паста. По воспоминаниям Зиганшина:

— Мы его порезали мелко, в лапшу и стали варить из него «суп». Потом сварили ремешок от рации. Стали искать, что ещё у нас есть кожаного. Обнаружили несколько пар кирзовых сапог. Но кирзу так просто не съешь, слишком жёсткая. Варили их в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, бросали в печку, где они превращались в нечто похожее на древесный уголь и это ели…

Дрейф продолжался 49 дней. Люди теряли в весе до 800 граммов в день — Зиганшин, ранее весивший 70 кг, похудел до 40 кг.

…В тяжелейших условиях солдаты смогли не только выжить, но и сохранить человеческое достоинство…

7 марта истощённые и обессиленные люди были подобраны американским авианосцем «Кирсердж» в 1930 км от атолла Уэйк. Авианосец доставил военнослужащих в Сан-Франциско, где они были неоднократно интервьюированы, а также была устроена пресс-конференция, где члены экипажа Т-36, одетые в гражданские костюмы, предоставленные правительством США, отвечали на многочисленные вопросы, связанные с данным происшествием и с чудесным спасением. Губернатор Сан-Франциско вручил героям символический ключ от города. Каждому из четверых было выдано по 100 долларов, которые они потратили во время экскурсии по городу. Затем военнослужащих отправили в Нью-Йорк, где они встретились с представителями советского посольства и неделю отдыхали на даче. Из Нью-Йорка они отплыли на корабле «Куин Мэри» в Европу. Из Европы участников дрейфа, уже в военной форме, доставили в Москву, а затем, после медицинского обследования, их вернули в свою часть. Таким образом герои совершили кругосветное путешествие.

По возвращении домой им был организован торжественный приём, они были награждены орденами Красной Звезды и получили широкую известность (в том числе и в популярной культуре). Министр обороны Родион Малиновский подарил спасённым штурманские часы, «чтобы они больше не блуждали»; Асхату Зиганшину было присвоено внеочередное звание старшего сержанта, его именем названа улица в Сызрани.

Отражение в искусстве

Экипажу баржи посвящена ранняя песня В. С. Высоцкого «Сорок девять дней» (1960).

В 1962 году снят художественный фильм «49 дней». Режиссёр Генрих Габай, сценарий Юрия Бондарева, Владимира Тендрякова и Григория Бакланова.

В 2005 году снят документальный фильм «Их могли не спасти. Узники Курильского квадрата».

Также случай нашёл отражение и в народном творчестве:

фольклорная переделка буги-вуги «Зиганшин буги, Зиганшин рок» (имеется несколько вариантов),

считалка «Юрий Гагарин, Зиганшин татарин» и проч.

Link to comment

Стивен Каллахэн (англ. Steven Callahan, род. 6 февраля 1952 года) — американский яхтсмен, известный тем, что в 1982 году, потерпев кораблекрушение, в течение 76 дней пересёк Атлантический океан на надувном спасательном плоту. Книга об этом путешествии «В дрейфе: 76 дней в плену у моря» (Adrift: 76 Days Lost At Sea, 1986) продержалась в списке бестселлеров газеты «Нью-Йорк Таймс» 36 недель.

Судостроитель по образованию, Каллахэн конструировал яхты, на которых сам же и плавал, а основным источником дохода для него была журналистика: он писал для яхтенных журналов, в том числе Sailor, а также был редактором издания Cruising World. Осенью 1981 года он отплыл из Ньюпорта для участия в одиночной гонке Mini transat 6.50 на 6,5 метровом шлюпе «Наполеон-Соло». Посетив Пензанс, он выбыл из гонки в Ла-Корунье, и был вынужден встать на ремонт. 29 января 1982 года он отплыл из Эль-Йерро на Канарских островах, направляясь в Антигуа. В результате недельного шторма, 5 февраля шлюп затонул (Каллахэн полагал, что его мог протаранить кит) в 450 милях от островов Зелёного Мыса, а сам Стивен эвакуировался на шестиместном надувном плоту фирмы Avon, состоящим из двух кольцевых надувных камер, с мягким резиновым полом и тентом. Его диаметр составлял около 6 футов (1,8 м), не позволяя моряку выпрямиться в полный рост. Гарантийный ресурс плота составлял только 40 суток. Из имущества у него были навигационные карты, гарпунное ружьё, три солнечных опреснителя воды и спальный мешок, а также книга о выживании в открытом море. Он также упоминал и об опыте Линь Пэна.

Плот несло Южным Пассатным течением с очень небольшой скоростью. У моряка не было навигационных приборов, и он сделал некое подобие секстанта из карандашей. Поскольку у Каллахэна быстро заканчивались запасы провианта, он был вынужден охотиться на дорад и спинорогов (всего за 76 дней он поймал 12 дорад и 12 спинорогов), иногда удавалось поймать птицу или несколько летучих рыб. Пищу он вынужден был употреблять сырой или слегка подвяленной на солнце, кровь, спинномозговая и глазная жидкость рыб позволяли немного компенсировать обезвоживание организма. Солнечные опреснители первое время позволяли получать около полулитра пресной воды в сутки, удавалось также собирать дождевую воду. Поскольку плот был очень невелик, а радиомаяк оказался неэффективен, Каллахэна не заметили девять судов, мимо которых он проплывал, и ему приходилось полагаться только на собственные силы. На 41-й день дрейфа он убил, но потерял крупную дораду, а на 42-й сломал гарпун и распорол одну из двух надувных камер своего плота. Последствия аварии были устранены только к 53-му дню дрейфа, это едва не стоило Стивену рассудка. Было много и других происшествий: волны опрокидывали плот, совершила нападение акула, на 56-й день Каллахэн отравился краской, облезавшей с тента, и попавшей в питьевую воду. На 75-й день — 20 апреля 1982 года — течение принесло плот к острову Мари Галант, а на следующий день Каллахэна подобрали рыбаки, привлечённые большой стаей птиц, круживших над плотом. Каллахэн пересёк Атлантический океан на дистанцию примерно 1800 морских миль (3300 км). Моряк потерял треть массы тела (44 фунта = 19,9 кг), и был покрыт многочисленным трофическими язвами. Свой опыт выживания Каллахэн обобщил в мемуарах о дрейфе (переведены на русский язык в 1990 году), а также справочнике для выживания в море. Ряд собственных открытий, сделанных в ходе дрейфа, Каллахэн запатентовал и использовал для разработки более совершенных средств спасения на водах.

Link to comment

200px-Bombard1.jpg

Ален Бомбар (фр. Alain Bombard; 27 октября 1924, Париж — 19 июля 2005, Тулон) — французский врач, биолог, путешественник и политик. В 1952 году — в качестве научного опыта и акции по пропаганде разработанных им методов выживания для потерпевших кораблекрушение в открытом море, в одиночку пересёк Атлантический океан, от Канарских островов до острова Барбадос (4400 километров) за 65 дней (с 19 октября по 22 декабря). В пути питался пойманной рыбой и планктоном. На момент завершения эксперимента, существенно подорвал своё здоровье. Однако опыт завершился успешно.

Ален Бомбар — первый человек в мире, официально пересёкший на одноместной резиновой лодке под парусом Атлантический океан.

«Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха», — так заявил он в начале 1950-х годов. Он считал, что человек вполне в состоянии перенести одиночное трансокеанское плавание без еды, и решил доказать это лично.

Еще во время учебы на медицинском факультете Ален Бомбар заинтересовался проблемами выживания в экстремальных условиях. После изучения рассказов людей, переживших кораблекрушения, Бомбар убедился, что очень и очень многие выжили, перешагнув через определенные учеными медицинские и физиологические нормы. Люди невероятным образом выживали с малым количеством воды и пищи, в холоде и под палящим солнцем, в шторм и штиль, на плотах и в шлюпках, на пятый, десятый и даже пятидесятый день после катастрофы. В плавание Бомбар отправился, чтобы на собственном опыте доказать, что: — человек не утонет, пользуясь надувным плотом; — человек не умрет от голода и не заболеет цингой, если будет питаться планктоном и сырой рыбой; — человек не умрет от жажды, если будет пить выжатый из рыбы сок и в течение 5-6 дней — морскую воду. А еще он очень хотел разрушить традицию, по которой поиск потерпевших кораблекрушение продолжался неделю или, в редких случаях, десять дней. «За бортом по своей воле» Поначалу плавание не задумывалось как одиночное. Бомбар долго искал себе спутника, даже давал объявления в газетах. Но письма приходили от самоубийц («прошу взять меня с собой в плавание, ведь я уже трижды неудачно пытался покончить собой»), сумасшедших («я очень хороший попутчик, к тому же я дам вам разрешение съесть меня, когда вы проголодаетесь») или не слишком умных злоумышленников («предлагаю испытать вашу теорию на моей семье, для начала прошу принять в экипаж мою тещу, ее согласие мною уже получено»). Просился на борт и основной спонсор экспедиции, весивший 152 кг и видевший в том неоспоримое преимущество перед худым Бомбаром. В конце концов отыскался безработный яхтсмен, панамец Джек Пальмер. Бомбар никак потом не упрекнул его, но после двух недель пробного плавания из Монако до острова Мальорка, во время которого исследователи съели всего двух морских окуней, несколько ложек планктона и выпили по несколько литров морской воды, Джек Пальмер отказался от дальнейших экспериментов. Отказался не только от тяжелейших мучений, но и от всемирной славы.

Цитата из книги Бомбара:

На изучение этих премудростей я потратил всю пятницу 15 августа. Встречных кораблей было немного. К счастью, рыболовные снасти господина Клименса оказались превосходными, и я поймал несколько крупных кастаньолей или, как их еще называют, «брама рай». У меня теперь есть вода и еда. И в изобилии. Жаль только, что нет со мной Джека. Он утратил мужество как раз тогда, когда пришел самый ответственный момент. Ведь теперь я настоящий потерпевший кораблекрушение! Ну что ж, отныне я каждый день буду измерять свое кровяное давление и подсчитывать удары пульса. Джек не пришел, потому что не хватило мужества.

Он уже имел опыт плаваний — из Монако в Минорку (25 мая — 11 июня), из Танжера в Касабланку (13 — 20 августа), и из Касабланки в Лас-Пальмас (24 августа — 3 сентября).

Изначально Ален планировал пересечь Атлантику с яхтсменом Джеком Палмером (Герберт Мьюир-Палмер, англичанин, гражданин Панамы) — другом и товарищем по монакскому плаванию, но в результате поплыл один. Палмер попросту не явился в назначенное время торжественного отплытия. Почему? — История умалчивает об этом. Так утром 19 октября 1952 года Ален, повидавшись с новорождённой дочерью, начал своё одиночное плавание через Атлантику, выплыл на надувной лодке длиной 4,5 метра, названной «Еретик»[2].

Маршрут плавания

Из Лас-Пальмаса Бомбар вышел в одиночестве. Свою лодку он гордо назвал «Еретик». Это была туго накачанная резиновая плоскодонка длиной 4 м 65 см и шириной 1 м 90 см с деревянной кормой и легким деревянным настилом на дне. Двигался «Еретик» при помощи четырехугольного паруса размерами примерно 1,5×2 м. Выдвижные кили, весла, мачта, тали и прочее оснащение было предельно простым и малоудобным. Но «Еретик» сразу начал движение в нужную сторону, ведь Бомбар выбрал проторенный еще Колумбом путь. Этим путем ходили в Америку все парусные суда: пассаты и течения неизбежно выносили к берегам Америки. Но времени на пересечение Атлантики каждый мореплаватель тратил в зависимости от мореходных качеств судна и — удачи. Ведь пассаты дуют нерегулярно, в чем Бомбар и сам смог убедиться, когда почти на полмесяца застрял в 600 милях от Барбадоса. В первые же ночи, еще недалеко от канарского берега, Бомбар попал в шторм. При всем желании на резиновой лодке активно сопротивляться волнам было невозможно, можно было только вычерпывать воду. Черпак взять с собой он не догадался, поэтому использовал шляпу, быстро обессилел, потерял сознание и очнулся в воде. Лодка полностью наполнилась водой, на поверхности остались лишь резиновые поплавки. Прежде чем лодка оказалась на плаву, он вычерпывал воду два часа: каждый раз новая вода сводила на нет всю его работу. Едва шторм утих, случилась новая беда — лопнул парус. Бомбар заменил его на запасной, но через полчаса налетевший шквал сорвал новый парус и унес вместе со всем крепежом. Пришлось Бомбару зашивать старый, да так и идти под ним все оставшиеся 60 дней. Ни удочек, ни сетей он с собой не взял принципиально, решил сделать из подручных средств, как и положено потерпевшему кораблекрушение. Он привязал к концу весла нож и загнул кончик, получился гарпун. Когда он загарпунил первую корифену-дораду, то добыл и первые рыболовные крючки, которые сделал из рыбьих костей. Несмотря на предупреждения биологов, Бомбар обнаружил, что в открытом океане очень много рыбы, причем она непугливая и все ее виды, в отличие от прибрежных, съедобны в сыром виде. Ловил Бомбар и птиц, которых тоже ел сырыми, добела обгладывая кости и выбрасывая только кожу и подкожный жир. Ел и планктон, считая его верным средством от цинги. Около недели пил морскую воду, а все остальное время — выжатый из рыбы сок. Досаждавших акул он бил веслом. Одна из акул напала решительнее других и не боялась ударов. Бомбар предположил, что она уже пробовала человечину и убил ее, распоров ножом брюхо. А еще лодку могли уничтожить выпрыгивавшие рядом из воды меч-рыбы и парусники. Неизвестное животное ночью сорвало, отгрызло огромными челюстями, тент из прорезиненной ткани. Но опаснее всех акул были гнездящиеся в клееных швах ракушки, они быстро подрастали и могли порвать резину. В спокойное время Бомбар купался, но купание не помогало избавиться от многочисленных гнойников на теле. От воды и постоянно влажной одежды тело зудело, кожа разбухала и отваливалась лентами, а ногти почему-то быстро и глубоко вросли в пальцы и причиняли сильную боль. Многое пережив, Бомбар наконец подошел к берегам Барбадоса. Он был опытным путешественником и не спешил высаживаться на берег. Вот как он описывает это момент в своей книге: «Друг, терпящий бедствие! Когда ты наконец увидишь землю, тебе покажется, что все твои несчастья окончены. Но не торопись! Нетерпение может все испортить. Помни, что девяносто процентов несчастных случаев происходит в момент высадки на землю». Бомбар не торопился, подавал сигналы, шел вдоль берега. В конце плавания он стал случайным свидетелем трагедии, океан показал ему, что отпустил его, а мог бы и погубить. На его глазах рыбацкий баркас вместе с пятерыми рыбаками был потоплен гигантской прибойной волной. Бомбар обошел остров и пристал к западному берегу, который обращен в более спокойное, чем Атлантика, Карибское море и на котором сейчас размещены курортные отели, а в ту пору были только пустынные пляжи. Бомбар потратил три часа, чтобы преодолеть барьерный риф, а на пляже его уже встречали две сотни вороватых негров. Когда с лодки стали снимать и растаскивать все ценное, Бомбар понял, что он наконец-то не один, а среди людей, на твердой земле. Он понял, что вырвал свою жизнь у океана. И хотя он оказался за бортом по своей воле, он доказал, что любой потерпевший кораблекрушение может выжить два месяца без пищи и пресной воды.

В ходе плавания Ален Бомбар выживал рыболовством, используя рыбу как пищу и как источник пресной воды. Ранее разработанным и лично сконструированным ручным прессом он выжимал из рыбы сок — пресную воду. В небольших количествах он пил и морскую воду, чем доказал миру, что в малых дозах солёную воду океана всё же можно пить, чередуя её с пресной. За 65 дней перехода Ален Бомбар потерял более 25 килограммов собственного веса из-за обезвоживания организма.

Морская вода или сок рыбы? И сразу после плавания, и спустя двадцать лет Ален Бомбар советовал: «Вы можете пить морскую воду шесть дней подряд, потом три дня только пресную воду, потом шесть дней морскую, потом три дня пресную и так сколько угодно. И в конце концов вы спасетесь. Вас ожидает жизнь!» Главный оппонент — врач Ханнес Линдеманн — дважды на собственном опыте проверял достижения Бомбара. В 1955 г. он 65 дней плыл по тому же маршруту в деревянной пироге. И через год на байдарке проделал путь из Лас-Пальмаса до острова Сен-Мартен за 72 дня. Он тоже выжил. Причем его испытания были потруднее, чем у Бомбара. Например, шторм перевернул его байдарку вверх дном, и Линдеманн едва не погиб. Но после двух плаваний Линдеманн сделал окончательный вывод: «С тех пор как существует человечество, всем известно, что пить морскую воду нельзя. Но вот появилось сообщение, утверждающее обратное, при условии, что организм не обезвожен. Пресса подхватила сенсацию, и сообщение нашло горячий отклик у дилетантов. Я скажу так: конечно, морскую воду можно пить, ведь можно и яд принимать в соответствующих дозах. Но рекомендовать пить морскую воду потерпевшим кораблекрушение — по меньшей мере преступление». В начале 60-х врачи разных стран проводили исследования на добровольцах, а также опрашивали выживших после кораблекрушения. И обнаружилось, что из 977 потерпевших кораблекрушение и пивших морскую воду погибло почти 40 %. А вот из 3994, не выпивших ни капли морской воды, умерли всего 133. Многие тогда посчитали цифры убедительными. В 1966 г. Всемирная организация здравоохранения официально предупредила о недопустимости употребления морской воды. Врачами тема была окончательно закрыта. В общей сложности Ален Бомбар пил морскую воду две недели (с перерывом на восстановление организма в Лас-Пальмасе). В остальное время он пил сок, выжатый из пойманной рыбы. С тех пор многие исследователи пытались определить, можно ли пить если не морскую воду, то хотя бы «рыбий сок». Вот что выяснил российский исследователь Виктор Волович: «Тело рыбы на 80 % состоит из воды. Но чтобы извлечь ее необходимо специальное приспособление, нечто вроде портативного пресса. Однако даже с его помощью удается отжать не так много воды. Например, из 1 кг морского окуня можно получить лишь 50 г сока, мясо корифены дает 300 г, из мяса тунца и трески можно нацедить 400 г мутноватой пахнущей рыбой жидкости. Возможно, этот напиток, не очень приятный на вкус, и помог бы решению проблемы, если бы не одно серьезное „но“ — высокое содержание в нем веществ, небезразличных для человека. Так, в одном литре рыбьего сока содержится 80-150 г жира, 10-12 г азота, 50-80 г белков и заметное количество солей натрия, калия и фосфора». После многолетних исследований выяснилось, что и рыбий сок лишь в очень малой степени может служить утолению жажды: практически всю выпитую жидкость организм использует на выведение содержащихся в соке веществ. Состав солей морской воды повсеместно постоянен, меняется только соленость воды. Самая соленая вода в Красном море, в заливе Акаба, ее соленость — 41,5 г на литр. На втором месте Средиземное море у берегов Турции соленость воды 39,5 г на литр. В Атлантическом океане, в тропиках и субтропиках, соленость тоже очень высока — 37,5 г на литр. В Черном море соленость вполовину меньше — 17-19 г на литр, а в Финском заливе и вовсе 3-4 грамма на литр. С пищей человек получает 15-25 г соли в день. Избыточные соли выводятся через почки. Чтобы вывести 37 г солей, поступивших с литром морской воды, необходимо 1,5 л воды, то есть к выпитому литру организм должен добавить еще пол-литра из собственных резервов. Кроме того, почки могут вывести из организма максимум 200 г солей даже при достаточном количестве жидкости. Рано или поздно (через 1-4 суток) почки перестают справляться с нагрузкой, концентрация солей в организме повышается. Соли поражают внутренние органы (почки, кишечник, желудок) и нарушают функционирование нервной системы. Смерть от солевого отравления — типичное явление для свиней, которых кормят отходами кухонь и ресторанов. Человек более устойчив к действию солей, чем животные. Прежде чем умереть от поражения внутренних органов, происходит расстройство психики, человек сходит с ума и может совершить самоубийство. В настоящее время инструкциями и памятками для терпящих бедствие (такими памятками снабжены спасательные средства) употребление морской воды категорически запрещено. Пун Лим, моряк американского транспорта, потопленного японцами во время Второй мировой войны, 133 дня находился на баркасе в Тихом океане с очень малым количеством воды и совсем без пищи. Он питался рыбой, крабами и креветками, которые запутывались в клубках водорослей. На 55 дней он растянул имевшийся запас воды, а оставшиеся дни пил только морскую воду. В 1945 г. молодой флотский врач Петр Ересько 37 дней плавал в Черном море на шлюпке, не имея никакого запаса пресной воды, и пил только морскую воду. Уильям Уиллис, мореплаватель-одиночка, который по примеру Тура Хейердала в 1959 г. плыл на бальсовом плоту «Seven sisters», по его словам, «выпивал в день не меньше двух кружек морской воды и не испытывал от этого ни малейшего вреда». Поплавский, Федотов, Крючковский и Зиганшин, солдаты с унесенной в океан баржи, пили только дождевую воду и ржавую воду из системы охлаждения двигателя и ни капли морской воды. Они ничего не знали ни про Бомбара, ни про исследования 60-х годов. Они выжили, хотя на 49 дней у них имелось всего три ведра картошки, буханка хлеба, банка жира, четыре поясных кожаных ремня и гармонь-хромка, а рыба в штормовом ледяном море не ловилась. Звездный час и окончательные итоги Плавание на «Еретике» и издание книги «За бортом по своей воле» были звездным часом Бомбара. Развивая успех, он доказывал необходимость обязательного оснащения всех судов спасательными плотами. Но на Лондонской конференции по обеспечению безопасности мореплавания 1960 г. решение о надувных спасательных средствах было принято без участия и даже без упоминания имени Бомбара. А ведь какое-то время надувные плоты назывались не иначе как «бомбарами». Что же случилось? Осенью 1958 г. во Франции, в прибойной полосе на отмели у устья реки Этель, Ален Бомбар с группой из шести добровольцев решил продемонстрировать местным рыбакам эффективность надувного плота. Задачей себе он поставил пересечь прибойные волны туда и обратно. Поначалу все шло, как планировалось. Плот выдержал пять огромных валов, преодолел половину прибойной полосы, но шестой вал его перевернул. Все семеро оказались в воде. Но так как все были в спасательных жилетах, никто не утонул. Тем временем наблюдатели на берегу вызвали спасательный катер. Спасатели, а их тоже было семеро, выловили Бомбара и добровольцев и втащили на катер. Катер показался спасенным таким надежным, что они сняли спасжилеты, а спасатели их не имели с самого начала. И тут заглохли двигатели. Потом выяснилось, что на винты намотался трос от плота. Произошло страшное: набежавшие волны перевернули катер вверх дном. Все 14 человек оказались под ним, в воздушном колоколе. Ален Бомбар, который плавал лучше всех, вынырнул за подмогой. Но помочь в такой ситуации было нельзя, девять человек погибли. Бомбар и его последователи доказывали, что произошел всего лишь несчастный случай. Учтя трагедию, спасательные плоты для увеличения устойчивости стали снабжать карманами, которые, наполнившись водой, выполняют функции балласта, именно поэтому перевернуть современный спасательный плот довольно сложно. Плоты улучшили, но репутация Бомбара была безнадежно испорчена. Сейчас Бомбара вспоминают только благодаря его первому плаванию и книге. Потом он еще не раз предпринимал плавания с самыми разными целями. Он первым доказал, что нельзя сваливать в море радиоактивные отходы. Но 40 лет назад это было не так очевидно, как сейчас. Он занимался изучением морской болезни и бактерицидных свойств морской воды, боролся с загрязнением Средиземного моря. Но главным итогом жизни Бомбара остаются десять тысяч человек, которые написали ему: «Если бы не ваш пример, мы бы погибли».

Причины гибели судов (по материалам морского страхового общества Ллойда): 42 % — суда гибнут по навигационным причинам — налетая на скалы и рифы, садясь на мель, сталкиваясь с затонувшими судами; 22 % — пожары и взрывы; 17,5 % — штормы и тайфуны; 8 % — столкновения с другими судами; 8 % — обстоятельства гибели остаются неустановленными; 2,5 % — пропадают без вести.

Пять приступов болезни «кораблекрушение» (по Бомбару):

Утопление, которое убивает за несколько минут.

Холод и жара, которые убивают за несколько часов.

Страх — убивает тоже за несколько часов.

Жажда — убивает за несколько дней.

Голод — убивает за несколько недель.

220px-Bombard3.jpg

Bombar_map.jpg

Link to comment

28_3.jpg

Голтис. Сорок дней в океане без еды и воды!

Завершилась экспедиция Columbus Quest, на протяжении которой команда Equites, опровергая все медицинские нормы по выживанию, обходилась без еды и даже без воды. Рекорд сухого голодания поставил Голтис – 14 дней.

Украинская команда пересекла Атлантику в условиях предельного выживания

Напомним, что 28 ноября, с началом Рождественского поста, яхта «Гаруда» вышла из испанского порта Палос-де-ла-Голтис. «Всадники» (так переводится с латыни Equites) отправились в путешествие по Атлантическому океану путем Христофора Колумба. Наблюдать за состоянием голодающей команды был приставлен врач Адриаан ван дер Варт, который не очень-то верил в успех рискованного предприятия.

За пределами матрицы

«Что бы ни происходило, глупо спрашивать «за что?», нужно спрашивать «зачем?» – любит повторять Голтис. Итак, зачем трое «всадников» отправились в голодное плавание по океану в Рождественский пост, который по православной традиции считается далеко не самым строгим?

Официально заявленной целью Columbus Quest было опровергнуть мнение официальной медицины, которая полагает, что без воды человек не может прожить и четырех суток, а также снять зрелищный документальный фильм о переходе от берегов Испании к островам американского континента. Однако в конечном итоге целей оказалось три – столько же, сколько и участников эксперимента. Свои личные цели были также у капитана и у доктора, как это всегда бывает в компании, которая движется одним путем, но с разным багажом за плечами. Объединяло команду маленькой яхты стремление преодолеть себя. Костя Могильник хотел выдержать пост. Андрей Супрун – голодая, пересечь океан. Голтис – не только отстрадать пост, но и доказать, что без воды можно прожить 15 дней, а без еды и все сорок. Капитан Виталий Зеленый собирался на обратном пути побыть один на один с океаном. А доктор мечтал разобраться в себе.

Цели были разными, также как и переживания, и запас сил, и опыт. Из всех троих «всадников» голод легче всего переносил Костя и на 17-й день даже решил опять поголодать всухую, потому что особых страданий не ощущал. А вот по признанию Голтиса, инструктора по экстремальному выживанию, чувство голода у него никогда не притупляется. Очень тяжело команде давалась жестокая болтанка в шторм и бессонница. «Морякам Колумба было легче, – утверждает Андрей, – больше пространства, общения, разнообразия, одно плохо – они не знали, куда идут».

Однако, несмотря ни на что, они добились своего. «Все, за что мы обычно пьем дома, – написал Костя Могильник в дневнике в канун Нового года, – уже сбылось: мы выдержали пост, мы сделали дело, мы перешли океан, мы в Карибском море, мы на необитаемом острове». Как им это удалось? Рецепт от Голтиса прост: вера, отсутствие страха и уважение к законам той части земли, куда ты попал.

Отрывок из интервью с Голтисом

— Скажите честно, ваше голодное путешествие через Атлантику — это монтаж или вы вправду голодали 40 дней?

— Мы никогда ничего не монтируем. К тому же в данном случае голодание у нас получилось вынужденное. Два года мы с друзьями искали возможность осуществить свою мечту — пересечь Атлантический океан путем Колумба. Но в итоге поняли: чтобы денег хватило, надо от чего-то отказаться. И решили отказаться от еды.

— Но человек впроголодь живет всего 4 дня!

— Так говорит официальная медицина. Но я утверждаю: люди гибнут не от истощения, а от страха, который впускают в свое тело! Своим голодным путешествием мы хотели доказать это.

Почему после страшных кораблекрушений чаще выживают дети, а не взрослые? Потому что дети еще не знают, что, согласно официальной медицине, им положено умереть на 4-й день!

Мой опыт показывает, что поведение организма напрямую зависит от того, насколько вы верите в его возможности. Чтобы убедить в этом людей, мы максимально усложнили себе задачу. По правилам, чтобы легко переносить голодание, нужна спокойная обстановка, тепло, возможность расслабляться и крепко спать по ночам — всего этого мы себя лишили. За 40 дней в океане только один день был штиль — все остальное время штормило так, что мы не могли не то что спать, даже расслабиться. А еще в это время года на Атлантике высокая влажность, поэтому наши вещи были насквозь мокрые и по ночам мы мерзли… В конце путешествия нас всех одолела ужасная слабость: сидя в двух шагах от бутылки с водой, я полчаса собирался с силами, чтобы взять ее и сделать глоток. Но все же я был жив!

— У вас был какой-то секрет?

— Никакого секрета — только вера! Сознательно уверовав в то, что мой организм обязан прожить 40 дней без еды, я закрыл страху доступ в мое сознание, вот и все. Это может сделать любой человек.

— А как вы восстанавливались после такого испытания?

— Из длительного голодания нужно грамотно выходить, чтобы организм успел перестроиться с экономного режима на обычный. Сначала несколько дней только пить, лучше всего травяные чаи с медом. Потом пить соки. Потом съедать понемногу фруктов. И только вслед за этим возвращать свой организм к привычному рациону.

Link to comment

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.
×
×
  • Create New...