Jump to content

Tagor

Users
  • Content Count

    3
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

4 Нейтрально

About Tagor

  • Rank
    Незнакомец

Личная информация

  • From
    Республика Бурятия
  • Interests
    анималистика

Recent Profile Visitors

The recent visitors block is disabled and is not being shown to other users.

  1. Наверное для каждого человека лето – это время путешествий и новых открытий, особенно в Сибири – краю суровых стылых зим, пронизывающих ветреных вёсен и заиндевелых осеней. Конечно, можно провести эти неблагоприятные времена в тёплых и солнечных краях, но что может быть прекрасней и интересней мест, где ты родился и с каждым шагом открывал для себя этот мир. И, если с возрастом ты не очерствел душой к красоте родной природы и сохранил пытливый интерес к окружающему тебя миру, сколько чудес откроется тебе благодатным солнечным забайкальским летом! Как-то в июле, путешествуя по Бурятии, мы заехали в местечко Добо-Енхор, что скрывается в одном из многочисленных распадков хребта Улан-Бургасы. В таких распадках часто в большом количестве встречается ильм или вяз, образующий порой целые небольшие рощицы – ильмовники, сохранившиеся, в виде фрагментов древней фауны Забайкалья. В одной такой роще, среди одиночно стоящих деревьев разбили палаточный лагерь. Низкорослые ильмы раскинули вширь свои прозрачные кроны над разнотравным сухоцветьем, из-за чего ландшафт слегка напоминал африканскую саванну. Не верится, что так выглядело Забайкалье ещё в допотопные времена. Довершала впечатление невообразимая жара, обещавшая тёплый душный вечер. Подготовили светоловушку - подвесили мощную лампу МЛ на побеленной стене, случившейся поблизости постройки (недалеко располагался детский лагерь) и с азартом ожидали вечернего лёта насекомых – главной цели нашей поездки. Давно известно, что ночные бабочки летят на свет. Причина этого феномена до сих пор окончательно не установлена. Древние считали, что ночные бабочки – это души умерших грешников, которые тянутся к теплу и свету…, но стоя под лампой в ночи, при сборе насекомых, лучше об этом не думать. В нашей работе мистики хватает и так. Спускаемся по косогору от лагеря к стене с лампой. Последний отсвет вечерних сумерек растаял в поглотившей его тьме, и лампа особенно ярко бросила свой луч в глаза. На МЛ-ки вообще смотреть не стоит, можно получить серьёзный ожог. Скрывая нетерпение, бредём «на свет», незаметно для себя ускоряя темп (не хуже упомянутых грешников). Вот уже видна часть стены, поворот, и нашим глазам предстаёт огромный белый экран с живым фрагментом сложной многообразной и затейливой панорамы природы. Первыми на стене собирается всякая мелочь: проворные ручейники, нежно-зелёные хрупкокрылые златоглазки, деловитые моли; подлетают похожие на стрекоз и неловкие муравьиные львы, неожиданно вспрыгивает с подлёта или выползает из укрытия какой-нибудь жук…. Но всё это пока ещё самое начало предстоящего празднества ночных гуляк. Вот появляются бабочки-огнёвки, они складывают свои узкие крылья вдоль тела, занимают удобные места и замирают. Понемногу начинают появляться нежные бабочки-пяденицы, эти порой очень схожи с мелкими дневными бабочками своей манерой (редкой для ночных) складывать крылья за спиной. Окраска крыльев у пядениц неброская, ажурно-сдержанная, а сами крылья тонки и нежны. Кое-кто из насекомых периодически подлетает и начинает свой беспорядочный и необъяснимый обряд – вращение вокруг лампы, сопровождающееся периодическими ударами о стекло, после чего опять садится на стену, падает в траву или улетает прочь. Всё это в основном сумеречные мелкие насекомые, которые летят обычно в вечерние часы. Но вот появляются истинные хозяева ночи. Молниеносным трепещущим полётом, со светящимися во тьме глазами (отраженным светом), они проносятся над вами. Крупнее предыдущих, эти явно настроены на настоящее буйство. Обычные завсегдатаи ночных танцев – бабочки-совки или ночницы. На первый взгляд они кажутся серыми и некрасивыми, даже отталкивающими своим неожиданным беспокойным нравом. Но если удосужиться и разглядеть присевшую ненадолго совку, то на кровлеобразно (домиком) сложенных бархатных крыльях можно разглядеть такое разнообразие замысловатых узоров, благородство тонов и неожиданных красок, и даже загадочных, словно отлитых металлических иероглифов, что никогда уже не забудешь таинственной и неброской красоты, присущей именно ночницам. Шумно подлетают совки ещё и ещё, и начинают свои неистовые танцы у лампы. Наблюдая метущийся полёт насекомых под лампой, вспомнишь народное название ночных бабочек – «мотыльки» или «метляки». Отвлекшись на беспокойных ночниц, неожиданно заметишь, что явилась очередная гостья – белоснежная волнянка, застывшим гранёным жемчугом среди чётких силуэтов прочих насекомых она почти сливается с белым полем стены. За ней появляются и другие представительницы этого семейства бабочек, нередких, но неизменно привлекающих к себе внимание. Волнянки, вопреки своему названию, обычно сидят неподвижно, выставив вперёд передние лапки, покрытые длинными волосовидными чешуйками…. Они внезапно появляются, внезапно исчезая. Вскоре начинают появляться бражники – «самолёты чешуекрылой авиации», самые крупные представители среди бабочек (размах их крыльев достигает 12-13 см). Своими размерами и резкими движениями эти узкокрылые гиганты серьёзно мешают сосредоточиться на менее крупных существах. А тут ещё и оказывается, что среди бражников, нагрянувших довольно крупной компанией, немалую часть составляет, изумрудно-зеленокрылый, с розовым, бражник Татаринова – вид, занесённый в Красную книгу Бурятии. Ну что это за краснокнижник, который летит в таком количестве? И что это за места, где так обычен краснокнижник? Новые мысли и азартные идеи растравляют уже устающую от ночного бдения голову. А тут всё новые и новые гости и новые впечатления. И кажется не будет конца и этой ночи и этим беспокойным ночным летунам, облепившим живым ковром и стену и окружающее её пространство, и не будет конца этой вакханалии у лампы… Здесь кипит жизнь со своими законами и правилами, недоступными нам с нашей человеческой логикой, едва ли способной постичь весь смысл инстинктов этих загадочных ночных существ. Утром, оформляя коллекцию, невольно раскаиваешься в грубости наших научных методов, рассчитанных на факты, достоверные и, следовательно, материальные. Может, самая наука должна была быть ночью, не с сачком и желанием не упустить интересный экземпляр, а с дневником в руке, записывающей все мелочи, подмеченные в живом мире ночных жителей? Подхватывая пинцетом под крылья очередную бабочку, отмечаешь лишь где-то в подсознании, что что-то не так с этими волнянками и что-то ещё вспоминается из ночных впечатлений…. но бессонная ночь даёт себя знать, мысли текут вяло и бессвязно. Откладываешь на потом, тем более, что масса новых интересных находок захватывает весь остаток эмоционального и рассудочного аппарата… Проголосовать за эту работу в конкурсе можно здесь
  2. Будем признательны за информацию о возможности приобретения книг Николая Юрконенко: Лейтенант запаса. - Иркутск, 1987; Белый олень. - Иркутск, 1989; Парабеллум гауптмана Либиха. - Чита, 1993; Моя стюардесса - Чита, 1997 и др. ЮРКОНЕНКО Николай Александрович (р. 9.5.1951, Хилок), прозаик, чл. СП РФ (1996). Ответственный секретарь Чит. обл. писательской организации (дек. 1997 - июль 2000). Секретарь правления СП РФ. После службы в воздушно-десантных войсках окончил Омское летно-техн. уч-ще гражданской авиации (1974). Лит. творчеством начал заниматься будучи пилотом. Участник 8-го Всесоюзного совещания молодых писателей в Москве (1984). Автор художественных произведений о службе в армии и летной работе.
×
×
  • Create New...