Jump to content
  • entries
    31
  • comments
    309
  • views
    54,511

страницы истории. как асты убили Пушкина.

WUD

2,040 views

Александр Сергеевич Пушкин был любим и своим окружением, и читающей публикой. Несмотря на неказистую внешность, он источал обаяние и, как бы сказали сейчас, нёс позитив.

Однако он был принципиален, не терпел обид и мог вызвать на дуэль любого, кто посмел бы хоть как-то ущемить его достоинство. Эту его черту знали, и ловким проходимцам удалось сыграть на этой его черте против него самого.

Ответ на вопрос, за что убили Пушкина, следует искать там же, где и ответ на вопрос, с чего всё началось. Не зря ведь в последний год своей жизни Пушкин стал чувствовать, что смерть ходит за ним по пятам – ещё до первого инцидента с Дантесом он привёл в порядок дела, ликвидировал долги и в 36 лет написал завещание.

А началось всё с одной неосмотрительной эпиграммы:

В академии наук

Заседает князь Дундук.

Говорят, не подобает

Дундуку такая честь;

Почему ж он заседает?

Потому что жопа есть.

Героем этой эпиграммы был князь Михаил Александрович Дондуков-Корсаков вице-президент Санкт-Петербургской Академии наук. Современники подозревали, что неожиданная карьера Дондукова в министерстве народного просвещения связана с тем, что тот в молодости находился в гомосексуальной связи с министром народного просвещения и президентом АН Сергеем Семёновичем Уваровым.

Связывать-то они связывали, но сказать об этом в открытую никто не решался. В числе тех, кто об этом не только подозревал, но наверняка знал, был и Пушкин. Знал он об этом от своего лицейского друга Николая Корсакова – родного брата описываемого здесь Дундука – в семье Корсаковых такие склонности среднего из трех братьев были больным вопросом.

Высшее петербургское общество еще не знало умного слова «гомосексуалист» и пользовалось старым добрым «педераст» или, короче, «аст». Пушкин обычно лишь посмеивался над «астами», но иногда довольно зло издевался над ними в эпиграммах, письмах и устных разговорах.

Ко всему прочему, Дондуков был ещё и цензором, и по указке ненавидевшего Пушкина Уварова чинил препятствия к изданию пушкинских сочинений, и Пушкину, единственным цензором которого вызвался быть сам Государь, за каждым разом приходилось жаловаться Бенкендорфу на самоуправствоДондукова.

Несправедливая же кадровая политика в ведомстве народного просвещения и в органе, руководящем наукой, Пушкина, как человека принципиального и небезразличного к общественным процессам, не могла оставить равнодушным, и он дал ей свою оценку в виде эпиграммы с очень толстым намёком. Столичные педерасты зашевелились. Зубы у них заскрежетали. За такое Дондуков, будь Пушкин неправ, мог вызвать поэта на дуэль, но вызова от самого Дондукова не последовало.

Удар пришёл с неожиданной стороны. Слабым местом Пушкина была его семейная жизнь. Дело в том, что его жена страдала лёгким косоглазием: всякий раз, когда она танцевала с Пушкиным на придворном балу, один её глаз всё время непроизвольно поглядывал на кого-нибудь из молодых кавалеров. Это слабое место Пушкина тоже давно приметили в обществе, и вскоре, кода взгляд блудливого глаза Натальи Николаевны зацепился за одного молодого конногвардейца, тот начал отвечать замужней особе недвусмысленным переглядыванием.

Этим молодым конногвардейцем был беглый француз Жорж Дантес, незадолго до этого усыновленный голландским посланником бароном Геккерном.

Осенью 1833 года в маленькой немецкой гостинице богатый сорокалетний педераст Луи-Якоб-Теодор ван Геккерн де Беверваард, возвращавшийся в Россию для исполнения должности посла после длительного отпуска, встретил заболевшего юношу, бежавшего из парижского военного коллежа Сен-Сир. Будучи потрясён красотой молодого человека, Геккерн его откормил, вылечил, но расплатиться за заботу юноша должен был задним проходом.

Дантес согласился. Счастливая пара продолжила совместное путешествие в Россию.

Санкт-Петербург встретил Дантеса благосклонно, о нем было доложено государю, а Геккерен ввел его в высший свет. Офицерский экзамен Дантес выдержал, так как был освобожден от зачета по русской словесности – на языке новой родины он мог сказать только «эй, мюжик!», подзывая извозчика. 14 февраля 1834 года 22-летний Дантес поступил корнетом в привилегированный Кавалергардский полк.

Особые отношения Дантеса и Геккерена заметили не сразу, а многие дамы и не заметили вовсе – любовником для дам он был первоклассным. Дантес выдумал о себе легенду, будто по свержении Бурбонов во Франции он участвовал в вандейском восстании легитимистов, поднятом герцогиней Марией Беррийской. Впоследствии этот факт опровергла сама герцогиня в беседе с Александром Ивановичем Тургеневым.

Геккерн никогда не был женат, а родственники с ним не общались. Свои титул и состояние он решил оставить Дантесу, для чего была проведена процедура усыновления. В результате переписки с родным отцом Дантеса и личной встречи с ним Геккерн добился согласия на усыновление Жоржа. С 4 мая 1836 года Дантес уже официально именовался бароном Геккереном и стал богатым наследником и завидным женихом. Но ещё с 20 января 1836 года Дантес начал бомбардировать любовными письмами Наталью Николаевну. Выдержав ради приличия небольшую паузу, та стала отвечать взаимностью.

Дальнейшее всем известно: 4 (16) ноября 1836 года городская почта доставила Пушкину и нескольким его друзьям анонимный пасквиль на французском языке, в котором Пушкину присваивался «диплом рогоносца». В 1927 году экспертиза признала автором пасквиля ещё одного известного всему Петербургу педераста князя Петра Долгорукова. Живя на доходы от отцовских имений, князь Долгоруков нигде не служил, а свободное от анальных сношений время посвящал изучению генеалогии дворянских родов.

Пушкин счёл письмо исходящим от Геккерна. Его уверенность поддержало мнение типографа М. Л. Яковлева, которому поэт показал пасквиль. Яковлев посчитал, что послание написано на бумаге иностранного производства. Возмущённый Пушкин вызывает Дантеса на дуэль, но Геккерн просит для «сына» отсрочку – он заказал в Лондоне панцирь, непробиваемый для пуль тогдашних гладкоствольных пистолетов. За это время Дантес успел посвататься к свояченице Пушкина Екатерине Николаевне Гончаовой. Так как Дантес стал женихом Екатерины, Пушкин был вынужден отозвать свой вызов. 10 января 1837 года Екатерина Гончарова стала женой Дантеса, но конфликт между Пушкиным и обоими Геккернами не был исчерпан, и вскоре после брака Дантеса с Екатериной началось распространение в свете «казарменных каламбуров» в адрес Пушкина и его семьи. 26 января (7 февраля) 1837 года Пушкин отправил Геккерну-отцу письмо (в своей основе сочинённое ещё во время первого конфликта в ноябре), где, чрезвычайно резко характеризуя как отца, так и приёмного сына, а также отказал им от дома.

В тот же день Луи Геккерн через секретаря французского посольства виконта д’Аршиака письмом объявил Пушкину, что от его имени Дантес делает ему вызов. Так что на самом деле во второй раз не Пушкин вызвал Дантеса, а Дантес вызвал Пушкина.

Сам же Дантес ничем не рисковал – панцирь был уже при нём.

27 января (8 февраля) 1837 года под Петербургом в перелеске близ Комендантской дачи состоялась дуэль. на которой Пушкин был смертельно ранен в живот.

В ответ Пушкин не промахнулся. Пробив Дантесу правую руку чуть ниже локтя, пули отрикошетила от панциря. Сам Дантес сказал, что пуля попала в грудь, но срикошетив от пуговицы, попала ему в руку. Смятой пуговицы никто не видел, да и попади пуля в пуговицу, первая бы просто вдавила вторую в тело Дантеса. Отскочить пуля могла лишь при наличие под одеждой надёжной защиты.

Дантес упал. Видя своего противника падающим, Пушкин, отбросив в сторону пистолет, крикнул: «Браво!» и потерял сознание.

Придя в себя, он спросил у д’Аршиака:

– Ну, что? Убил я его?

– Нет, вы его только ранили, – ответил д’Аршиак.

– Странно, – сказал Пушкин, – я думал, что мне доставит удовольствие его убить, но я чувствую теперь, что нет… Впрочем, все равно. Как только мы поправимся, снова начнем».

Два дня спустя Пушкин скончался. Его вдова удачно вышла замуж за ещё одного молодого воздыхателя Ланского и даже хотела изменить фамилию детям Пушкина, но старшая дочь Александра Сергеевича Мария написала письмо Государю и тот повелел оставить всем детям фамилию родного отца.

Дантес был разжалован в рядовые и выслан за границу. Первые годы после отъезда из России Дантес жил в Сульце и Париже. В 1843 году он был избран членом Генерального совета департамента Верхний Рейн. Позднее был председателем Генерального совета и мэром Сульца. Жена его Екатерина умерла в 1848 году, оставив трех дочерей и сына, и Дантес судился с её родителями о взыскании с них наследства умершей супруги. Будучи уже значительной фигурой и богатым человеком, Дантес стал, тем не менее, платным информатором русской разведки. Он даже успел однажды предупредить о дате покушения на Александра II, но депеша от русского посла пришла в Петербург слишком поздно – в день, когда император и был убит.

Жизнь свою Дантес закончил в 1895 году, будучи пожизненным сенатором.

Дочь Дантеса, Леони, очень гордилась своим родством с Пушкиным. Она любила его стихи и, живя во Франции, выучила русский язык. Долгое время проклинала своего отца за убийство поэта

Геккерн был объявлен персоной нон-грата, но, пробыв некоторое время послом при Венском дворе, вскоре стал министром иностранных дел в родных Нидерландах, а после отставки в 1872 году переехал жить к Дантесу и умер у него в имении в 1884 году.

xKsLaZ618oM.jpg

(с)

ну,а так как я как бэ потомок некоторых персонажей,описываемых выше(мож я сча вовсе и не пошутил)

приведу еще немного истории)

Важной символической фигурой женской благотворительности стала Мария Дондукова-Корсакова, жившая в Петербурге в XIX веке. Дочь богатых родителей аристократического происхождения, она отказалась от вступления в брак и жизни в высшем обществе. МарияДондукова занималась благотворительностью всю жизнь, начиная с ранней юности: работала в больницах и приютах, помогала бедным. Она стала основательницей женской религиозной общины и ряда благотворительных институтов. МарияДондукова была для современников воплощением бескорыстного служения людям.

WwMJwGw96tQ.jpg

Александр Михайлович Дондуков-Корсаков — русский генерал и государственный деятель, участник Кавказских походов и Крымской войны.

Родился в аристократической семье. Отец — князь Михаил Александрович Дондуков-Корсаков (1794—1869, вице-президент Академии Наук в Санкт-Петербурге), герой пушкинской эпиграммы «В Академии наук…». Мать — МарияНикитична, урождённая княжна Дондукова-Корсакова (1803—1884). Братья и сёстры: Николай (1821—1856), Алексей (1822—1894; камергер, писатель-мемуарист), Вера (1824—1844; замужем за Я. К. Сиверсом), Никита (1826—1860; полковник), Мария (1828—1909; известная благотворительница), Ольга (1834—1869; замужем за членом Московской судебной палаты Н. Г. Регекампфом), Надежда (1836—1900; замужем за Псковским губернатором И. Я. Яновичем), Владимир (1840—1902; камергер, член совета Министерства путей сообщения), Софья (1845—1870; замужем за будущим членом 1-й Государственной думы графом П. А. Гейденом).

Образование получил в Благородном пансионе и на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, по окончании которого 20 января 1841 года в чине унтер-офицера поступил на службу в лейб-кирасирский Наследника Цесаревича полк; 17 февраля того же года произведён в юнкеры, 25 января 1842 года — в корнеты (со старшинством от 20 апреля 1841-го) и 6 декабря 1843 года — в поручики.

5 августа 1844 года назначен чиновником особых поручений к командиру Отдельного Кавказского корпуса генерал-адъютанта А. И. Нейдгардту с зачислением по кавалерии, а затем состоял в распоряжении главнокомандующего князя М. С. Воронцова. Кроме ведения конфиденциальной переписки главнокомандующего, Дондуков-Корсаков с 1845 года участвовал с отличием во многих боевых действиях.

В Даргинскую кампанию 1845 года под началом генерала Д. В. Пассека участвовал в штурме укреплённых Анчимеерских позиций и затем при взятии Дарго был ранен пулей в левую икру навылет. За отличие награждён 28 ноября 1845 года орденом св. Анны 3-й степени с бантом и 27 февраля 1846 года — золотой шашкой с надписью «За храбрость».

В кампании следующего 1846 года Дондуков-Корсаков находился в Кабарде и под начальством генерала П. П. Нестерова против Шамиля, а затем в был в экспедиции отряда генерала И. М. Лабынцева в Малую Чечню.

В кампанию 1847 года участвовал в январе в походе генерала Нестерова в Галашевское ущелье для уничтожения непокорных аулов, в феврале был в набеге отряда подполковника Н. П. Слепцова на чеченские хутора и затем был командирован Воронцовым для осмотра кордонов на кавказско-персидской и турецкой границах и инспектирования донских казачьих полков на постах. Вернувшись в мае на Северный Кавказ, Дондуков-Корсаков участвовал в экспедиции в Дагестан, где был при осаде и штурме аулов Гергебиль и Салты, при взятии последнего был контужен в плечо. За отличие в походах 1847 года был произведён 12 октября в штабс-ротмистры и 19 ноября награждён орденом св. Владимира 4-й степени с бантом. В конце 1847-го Дондуков-Корсаков перешёл в лейб-гвардии Гусарский полк (с оставлением в занимаемой должности). В декабре участвовал в походе генерала Р. К. Фрейтага на реку Гойта.

В кампанию 1848 года был в походах в составе Чеченского отряда и за отличие получил 3 декабря орден св. Анны 2-й степени, в ноябре командирован в Персию. В следующей кампании продолжал действовать в составе Чеченского отряда; в 1850 году находился на левом фланге Кавказской линии и был в летней экспедиции на р. Самур. Осенью был командирован в Крым для встречи наследника цесаревича и сопровождал его в путешествии по Кавказу. Произведённый 20 октября в ротмистры, Дондуков-Корсаков 26 октября участвовал в бою с горцами на р. Рошни в присутствии наследника и за отличие получил 5 ноября мечи к ордену св. Анны 2-й степени и 6 декабря 1850-го — чин полковника. В 1851 году находился на р. Белой и неоднократно бывал в перестрелках с горцами.

Будучи затем осенью 1852 года переведён в Нижегородский драгунский полк, он в 1853 году использовал заграничный отпуск для поездки в Алжир, где ознакомился с французской военной организацией и образом ведения там французами войны, имевшей сходные черты с боевыми действиями России на Кавказе.

В Крымскую войну Дондуков-Корсаков принял самое деятельное участие. За сражение при Курюк-Дара, где был ранен пулей в левое предплечье, он получил 22 декабря 1854 года орден св. Георгия 4-й степени.

Командуя Нижегородским драгунским полком (с 10 июня 1855 года), находился в составе блокадного корпуса под Карсом, за дело с турками при Джавре (при попытке прорвать блокаду) был удостоен 8 ноября того же года ордена св. Владимира 3-й степени с мечами, затем, находясь в составе отряда генерала П. П. Ковалевского, был в походе к Пеняку и бою при нём. За штурм Карса получил 17 сентября 1855-го чин генерал-майора.

С Нижегородским полком Дондуков-Корсаков участвовал и в окончательном покорении Чечни, 28 сентября 1857 года получив за зимний поход 1856 года орден св. Станислава 1-й степени. 25 октября 1858 года князь Дондуков-Корсаков, из-за столкновения с генерал-адъютантом Н. И. Евдокимовым, незаслуженно оскорбившим одного из офицеров полка, исходатайствовал себе увольнение от должности командира Нижегородского полка.

В 1860—63 годах он был начальником войскового штаба войска Донского, 6 декабря 1860 года награждён орденом св. Анны 1-й степени, 30 августа 1861 года произведён в генерал-лейтенанты. 5 октября 1863 года по прошению уволен от службы «за ранами».

Летом 1868 года вернулся на службу и был причислен к Министерству внутренних дел. 6 января 1869 года князь Дондуков-Корсаков с пожалованием 26 ноября в генерал-адъютанты был назначен генерал-губернатором Юго-Западного края, 1 января 1872 года получил орден Белого Орла, 30 августа 1875 года — св. Александра Невского. В начале 1877 года он временно командовал Киевским военным округом, затем, по объявлении войны с турками, 13-м армейским корпусом, а в 1878 года, по отъезде с театра войны наследника цесаревича великого князя Александра Александровича, принял начальство над Восточным отрядом. В том же году 16 апреля он был произведён в генералы от кавалерии и назначен императорским российским комиссаром в Болгарии, где в 1879—80 годах командовал там оккупационным корпусом, 29 июля 1879 года был удостоен ордена св. Владимира 1-й степени.

В Болгарии на долю Дондукова-Корсакова выпала задача организовать новое управление страны, умиротворить страсти внутренних партий и бороться с интригами извне. Эту задачу энергичный и талантливый, чуждый рутины, проникнутый широким взглядом на вещи Дондуков-Корсаков выполнил блестяще, заслужив любовь и популярность среди болгар, которые помышляли, по свидетельству современников, возвести его на болгарский престол. При отъезде из Болгарии Дондуков-Корсаков был назначен шефом 9-й Тырновской дружины, получившей название Дондуковской. С 30 августа 1879 года состоял членом Государственного совета Российской империи.

В 1880 году Дондуков-Корсаков командовал войсками Харьковского военного округа и был временным Харьковским генерал-губернатором, в 1881 году занимал тот же пост в Одессе, а в 1882—90 годах был главноначальствующим на Кавказе и командующим войсками Кавказского военного округа. Под его председательством образована была комиссия, которая выработала новое положение об управлении Кавказом, введенное в 1883 году, также стоит отметить преобразование военно-народного управления и введение военно-конской повинности. При нём кавказские источники минеральных вод (пятигорские, железноводские, кисловодские, подкумские, кумагорские, абастуманские и боржомские) признаны имеющими общественное значение и приступлено к правильному их устройству. За эти труды был удостоен алмазных знаков к ордену св. Александра Невского.

Среди прочих наград имел ордена св. Владимира 2-й степени с мечами (27 декабря 1868 года) и св. Андрея Первозванного (13 октября 1888 года). В 1881 году его именем был назван бульвар в Софии.

PF0I0GlaFlE.jpg

(с)



4 Comments


Recommended Comments

Ваша правда - про п...сов, про Дантеса и про Геккерна. Муж как-то работу писал (он историк), а я читала. Только Пушкин вроде и не погиб тогда. Его просто вывели из "игры". Он ведь не только поэт был. 

Очень интересно, где вы материал нарыли? )

Муж, когда работу писал, кое-как разрешение добыл к архиву.

  • Like 1

Share this comment


Link to comment

драсти)

тык теперь в интернете хоть чего нарыть можно)

было бы желание)

главное знак копирайта ставить,ну,на всяк случай)

что это не я писал,я и ни при чем)

а то заклюют асты) по минусам же видно что они не спят)))

 

а так,сча в интернете можно добывать почти любую закрытую инфу.

причем в нонешние времена за это даже не наказывают.

не то что раньше,когда ко мне регулярно звонил майор Пронин(реальный человек из отдела к)

старые инетчики его знают))

 

да и воообще,ну правда же интересно про Пушкина,а мне вообще вдвойне,потому что Дондуков я.

чо тут теперь поделаешь)

считайте что семейное дело рассекретил)))

 

 

кстати знаете скверик Пушкина в нашем городе?

мало кто знает,как и благодаря чему он появился.

равно как и мало кто знает,благодаря кому здание по улице Ленина 26 вдруг приобрело исторический облик.

я расскажу потом как нибудь.

как время придет.

  • Like 1

Share this comment


Link to comment
Guest
Add a comment...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

×
×
  • Create New...