Jump to content
Yulius

Наблюдения, происшествия, впечатления!

Recommended Posts

Есть ли еще место в интернете, где не обсуждали #TheDress?

алсо, сине-черное

Edited by Hibari

Share this post


Link to post
Share on other sites

Есть ли еще место в интернете, где не обсуждали #TheDress?

 

По моему нет. Кроме того, народ потешается как может. У моего испанского знакомого в фейсбуке есть фотка, пардон, мужских, изрядно поношенных трусов, с комментарием: "Каким цветом вы видите эти трусы? Есть люди, которые видят их белыми и коричневыми, а некоторые видят их синими и золотыми." :D

Edited by Arwen

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ни хрена себе! Ходил с утра пораньше , чтоб купить цветы моей супруге. 10 тюльпанов -800руб! (( Хорошо, что я зарулил в обычный магазин , а там тюльпаны 5 штук 200 руб.

Кстати, дорогие форумчанки, с праздником вас!))

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

хорошо, что не 10, а 5 купил)))))))))) :)

ну шутка же) жена бы убила)

Edited by Hover
  • Like 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Muhach, Спасибо.

А почему 10-то? o_O Кстати, 800 р не так уж и дорого, наверное. Вчера в Титане штучку за 78 р продавали.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Muhach, Спасибо.

А почему 10-то? o_O Кстати, 800 р не так уж и дорого, наверное. Вчера в Титане штучку за 78 р продавали.

+1. четное число же вроде не дарят ? 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Muhach, Спасибо.

А почему 10-то? o_O Кстати, 800 р не так уж и дорого, наверное. Вчера в Титане штучку за 78 р продавали.

Тлюьпаны упакованы по 10 штук, на меньшее не соглашаются .Либо бери 10 плюс один цветок для нечетности или либо уходи.

Кстати, вместе со смной цветы выбирал актер Смирницкий, ну который Портос)...

Обычно в другое ыремя я покупаю тюльпаны за 30-40 руб за штуку.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Либо бери 10 плюс один цветок для нечетности или либо уходи.

да брать 10

5 жене, 5 любовнице

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
да брать 10 5 жене, 5 любовнице
можно 3 жене 3 маме 3 любовнице и 1 теще ...
  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Шахтная баня

 

bath.jpg

Иногда я ненавижу свою работу, изредка горжусь ей, в основном же бываю к ней равнодушен. Но есть в ней два момента, которые нравятся всегда — это тормозок и баня. Тормозок, который шахтеры съедают сразу по прибытию на рабочее место, является как бы авансом, утешением за предстоящую долгую смену. А награда за труды — баня.

Шахтная баня — это особенное место. Заходят туда разные люди: интеллегенты в очках и небритые мужики, зажиточные куркули и нищеброды, алкаши и порядочные отцы семейств, ПТУ-шная пацанва и обрюзгшие старики, непризнанные гении и обыватели. А выходят шахтеры в одинаковых черных робах. И не различишь уже ни званий, ни социального положения, ни достатка. И неважны прежние, поверхностные, заслуги.

Баня состоит из трех отделений — чистой бани, грязной и собственно душевой. В чистой — ряды вешалок и лавки. Мы раздеваемся и голожопые, с тормозками и сигаретами в руках, идем в грязную. Тут же за столом сидят банщицы — женщины пенсионного возраста. Банщицы занимают последнюю ступень в шахтной иерархии. Ниже их — только живущие при шахте, всегда черные от пыли собаки. Когда работяги возмущаются несоответствием приказа и должностью приказавшего, они говорят: «Скоро уже банщицы будут мне наряды давать!» И в то же время банщицы — это самые осведомленные люди. Они знают, кто с кем живет; кому сколько лет и какой у него подземный стаж; кто честно заработал свой силикоз в лаве, а кому оформили за взятку. Но самое главное — они раньше всех, раньше директора шахты, знают, когда будут давать зарплату, за какой месяц и сколько процентов. В любое время суток они сидят за своим столом, пьют чай и сплетничают. На нас не смотрят. За время работы они перевидали столько голых мужиков, что их трудно чем-либо удивить. Единственный, кто вызывает их интерес — это наш Саня М-чук, за свои выдающиеся параметры прозванный «трехногим». На него, как на экспонат кунсткамеры, приходят посмотреть банщицы из соседних женской и ИТР-овской бань. А посмотреть есть на что, уж поверьте.

Грязная баня встречает удушливым смрадом, который издает сохнущая одежда. К вони быстро привыкаешь (правда, и отвыкаешь тоже быстро; по окончании отпуска в нос шибает с новой силой), а вот несколько сотен черных шахтерок, подвешенных на крюках, впечатляют. Никогда б не подумал, что на шахте работает столько народу.
Рассказывают, как однажды к нам устроилась группа молдаван-гостарбайтеров. Пришли они первый раз в грязную баню, увидели робы:
— А чья это одежда?
— А это тех, кого в шахте убило, — ответил какой-то шутник.
Молдаван как ветром сдуло.

В грязной бане часто воруют. Чаще всего — сапоги. Это самый ценный предмет шахтерского обмундирования. Выдают их редко, а рвутся они быстро. Зацепился ногой за проволоку или порезал сапог об породу и все — ходишь с мокрыми ногами. Бывает, что приходишь на смену, а сапог нет. Ругнешься, матернешься и снимаешь сапоги с соседнего крючка. Назавтра их хозяин обнаружит пропажу, поматерится и тоже возьмет чужие. Так и идет эта цепочка краж бесконечно.
Некоторые после смены забирают сапоги с собой. Другие так заматывают их в робу, чтобы вор, изрядно помучившись, уходил искать более легкую добычу. Свои я оставляю без боязни. Нашел их здесь же, в грязной бане, после того как в очередной раз украли новые. Голенища наполовину оторваны и связаны проволокой, портянки торчат из прорех — на такие никто не позарится.

Процесс облачения в пропотевшую заскорузлую робу всегда неприятен. Время от времени мы сдаем робы в стирку. Их стирают в огромных машинах по нескольку комплектов сразу, а чтобы не перепутать, где чьё, прачки прикручивают к каждой детали одежды разноцветную проволочку. Мне — красную, другому — зеленую и т. д. Забираешь робу из стирки, второпях одеваешься и чувствуешь — что-то колет. А потом всю смену отыскиваешь и откручиваешь эти проволочки с майки, кальсон, куртки, брюк и даже портянок.

Одевшись и перепачкавшись угольной пылью мы покидаем грязную баню. Следующий пункт — табельная. Затем ламповая, автобус, клеть и далее по кругам ада. Обратный путь намного приятней. Уставшие и грязные как черти проходим ламповую, табельную, грязную баню и оказываемся, наконец, в душевой.

Душевая напоминает помывочное отделение концлагеря, каким его показывают в фильмах. Полутемный холодный зал, опоясанный рядами ржавых труб. В клубах пара полсотни голых мужиков ожесточенно трут себя мочалками. Угольная пыль въедается глубоко в поры, отмыть её непросто. Как бы тщательно шахтеры не мылись, простыни их постелей всегда серые. Глаза не отмываются никогда.
Это одна из особенностей шахтерских городов — мужики с подведенными глазами. Впервые оказавшись на Донбассе и встретив такого, я брезгливо поморщился — тьфу, гомосятина. И тут же увидел еще одного, и еще. Да что же это за город такой?! Хорошо хоть добрые люди быстро объяснили, что к чему. Теперь сам хожу с черными глазами, и никого это не удивляет.

Обычно помывка проходит скучно и сдержанно, но все меняется, когда отключают горячую воду. Сразу становится весело — крик, ругань, смех. Молодые с визгом носятся друг за другом и брызжутся ледяной водой, старики негодуют и грозятся набить рыло заснувшему кочегару. Но такое случается редко. Руководство понимает — можно месяцами не выплачивать людям зарплату и они будут работать, но если при этом заставить их мыться в ледяной воде, то вспыхнет бунт.

Наконец плоховымытые, но довольные мы возвращаемся в чистую баню и одеваемся в штатское. Цикл закончен, следующий начнется только завтра. И послезавтра, и еще много дней до самой пенсии (кому повезет до нее дожить).

  • Like 8

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дневник горнорабочего

 

74348.jpg

 

 

Покончив с барменством, какое-то время я перебивался случайными заработками, пока семья не впала в крайнюю нищету. И тогда жена сказала:
— Пойдешь в шахту.
— Но там же денег не платят!
— Зато хлеб под зарплату дают!
Так я стал шахтером.

2000 г.
24 мая
Закончились мои курсы ГРП. Теперь месяц практики, экзамен, разряд и самостоятельная жизнь. Дали мне наставника, который будет делать из меня шахтера, а в случае чего таскать за вихры и бить деревянной колодкой по голове, как чеховского Ваньку Жукова. Под его руководством я впервые спустился в шахту.
Признаться, ничего хорошего я не ожидал, но оказалось еще мрачнее. С десятком одинаково черных людей мы втиснулись в мокрый и узкий железный ящик — почему-то сразу возникли ассоциации с фильмом «Кин-дза-дза» и тамошним пепелацем. Решетка с визгом отделила нас от внешнего мира. Клеть дернулась и медленно пошла вниз. Стало темно, рабочие включили лампы.
С потолка капало. Я пытался извернуться так, чтобы не попадало за шиворот, попутчики недовольно косились. В свете лампы проносились мокрые стены ствола с вбитыми в них ржавыми скобами. Это по ним мы будем выбираться наверх, если клеть встанет? Спрашивать было неудобно. Мой сурово-равнодушный вид должен был показывать, что все это для меня не впервой. Однако чистая роба, новенькая оранжевая каска и неуверенные движения с головой выдавали новичка.
Движение замедлилось, в клети началась возня. Коллеги грубо, без всяких там «разрешите пройти» протискивались к выходу. Не дожидаясь остановки, они открыли дверцы и принялись, как десантники, выбрасываться из клети. Через секунду клеть плюхнулась в воду, потоки хлынули внутрь, ноги залило выше щиколотки.
Не давая мне осмотреться, наставник побежал вслед за всеми куда-то вглубь выработки. Я держался за ним, стараясь не потерять его спину в массе похожих серых спин. Сапоги разъезжались в грязи, ремень спасателя поминутно соскальзывал с плеча и очень хотелось посмотреть по сторонам. Ведь я первый раз в шахте, под землей, на глубине трехсот с чем-то метров! А все происходит как-то слишком суетливо и совершенно не торжественно.

Целью нашего забега оказались людские вагонетки — «козы». Их я тоже представлял по-другому, как-то комфортнее, типа неудобного старого трамвая. Совсем не думалось, что это узкие короба с прорезями для прохода (пролаза) людей в бортах. Коллеги шумно устраивались внутри, переругивались, спорили. Я сунулся было на одну лавку, на другую, отовсюду был изгнан и стоял в растерянности, когда, перекрывая общий шум, раздался испуганный вопль наставника:
— Где мой ученик?!
Наконец все разместились. Коллеги достали карты и принялись резаться в козла, и тут нахлынула вторая волна рабочих. Снова поднялся шум, кто-то громко материл занявших места КС-ников (то есть нас), из-за которых ГРОЗЫ вынуждены идти пешком. Народу много, а «коз» всего две — объяснял мне наставник — поэтому нужно торопиться. Не займешь место — будешь шлепать 4 километра по грязи. Хотя так иногда быстрее…
Рассыпая искры, подкатил электровоз, несколько раз боднул состав, подцепился и повез нас на работу. Езда в козе ничем не напоминала трамвай — грохот и тряска, беспрестанные рывки и толчки, будто ехали мы не по рельсам, а по разбитой грунтовке. Коллеги спокойно переносили все неприятности дороги, лишь при особо сильных рывках выкрикивали машинисту обидные слова. Мне не сиделось на месте. Я нахожусь под землей уже полчаса, а кроме грязи под ногами да неинтеллигентных лиц товарищей ничего еще не видел! Из «козы» видны были только мелькающие рамы крепи. Вот бы высунуть голову и посмотреть!
— Куда, бля! — кто-то из работяг грубо рванул меня назад. — Хочешь, чтобы башку срубило?! Придурок! Понабрали пацанов…
Я не обиделся. Мысль о том, что это действительно опасно пришла только сейчас. Ну и хрен с вами. Буду ждать, когда приедем.
Ждать было недолго. Не доезжая до места машина встала — троллея кончилась, вырубили. Дальше пошли пешком.

Первое правило в шахте — смотреть, что над головой. Но не то что вверх — по сторонам смотреть было некогда, приходилось выбирать место, куда поставить ногу, чтобы не запнуться, не оступиться, не упасть в грязь и не порвать сапог. Вспомнил препода с курсов и его «особенности укладки рельсового пути». Какие особенности, какой укладки — и рельсы, и шпалы были покрыты слоем грязной жижи и жидкой грязи.
Шли прямо по рельсам, что запрещено по технике безопасности. Я искал «место для прохода людей, расстояние 0,7 м на уровне подвижного состава». Теоретически оно существовало, но пройти там было невозможно из-за деревянного и железного хлама, перевернутых вагонеток и прочего производственного мусора. Кстати, смотреть вверх тоже приходилось — кое-где троллея провисала и цепляла за каску, а в ней 200 с лишним вольт.
Наконец добрались до рабочего места. Ничего, соответствовавшего бы моим представлениям, я не увидел. Куча приборов и механизмов, в беспорядке поставленных и повешенных, тут же состав вагонеток, позже я заметил головку конвейера, выглядывающую из дыры сбоку (это оказался уклон).
Рабочие принялись за тормозки, потом закурили (что не просто запрещено, а уголовно наказуемо), а я стоял казанским сиротой — есть не хотелось, а курить не взял. Поев, ГРОЗы пошли по уклону к лаве. Наставник повел меня туда же, тут я и увидел конвейер во все красе. Хоть раз не обманули — он выглядел точно таким, как на рисунке, только гораздо мрачнее.
— Конвейер ленточный 1ЛТ-100! — отрапортовал я как на уроке.
— А хуй его знает, — хмуро ответил он.
Дальнейшие полчаса я выгребал уголь и штыб из под головки, устал, взмок и проголодался. Назад ехали на ленте. Наставник показал, как на нее прыгать и как с нее сходить. Поначалу было страшно — лента движется быстро, вдруг не успею спрыгнуть и высыплюсь в вагон? Потом привык, лежал на ленте и осматривал окрестности.
Из-за вырубленной троллеи работы не было. Остаток смены мы грелись у сухой подстанции. Меня распирало от вопросов. А какой это конвейер? А что будет, если за троллею возьмешься? А какая у ГРП ставка? А в лаву можно залезть? Но выглядеть восторженным идиотом не хотелось, поэтому я молча слушал унылый треп наставника об огороде и больных зубах. За час до конца двинулись в обратный путь.
Дорога к месту работы и обратно, переставление ног в тяжелых сапогах, увесистые спасатель и коногонка — все это утомило больше, чем собственно работа. Зато в баню я шел таким же грязным, как все. И безмерно гордым. Я теперь шахтер! Я выполняю тяжелое нужное дело!
Итого:
1.Я узнал, что работа — не сахар, но и не так тяжела, как кажется непосвященным.
2.Нарушил все известные правила техники безопасности.
3.Вернулся домой усталым и плохо вымытым. Завтра снова пойду.

Edited by gsdatum
  • Like 6

Share this post


Link to post
Share on other sites

Шахтная баня

 

bath.jpg

Иногда я ненавижу свою работу, изредка горжусь ей, в основном же бываю к ней равнодушен. Но есть в ней два момента, которые нравятся всегда — это тормозок и баня. Тормозок, который шахтеры съедают сразу по прибытию на рабочее место, является как бы авансом, утешением за предстоящую долгую смену. А награда за труды — баня.

Шахтная баня — это особенное место. Заходят туда разные люди: интеллегенты в очках и небритые мужики, зажиточные куркули и нищеброды, алкаши и порядочные отцы семейств, ПТУ-шная пацанва и обрюзгшие старики, непризнанные гении и обыватели. А выходят шахтеры в одинаковых черных робах. И не различишь уже ни званий, ни социального положения, ни достатка. И неважны прежние, поверхностные, заслуги.

Баня состоит из трех отделений — чистой бани, грязной и собственно душевой. В чистой — ряды вешалок и лавки. Мы раздеваемся и голожопые, с тормозками и сигаретами в руках, идем в грязную. Тут же за столом сидят банщицы — женщины пенсионного возраста. Банщицы занимают последнюю ступень в шахтной иерархии. Ниже их — только живущие при шахте, всегда черные от пыли собаки. Когда работяги возмущаются несоответствием приказа и должностью приказавшего, они говорят: «Скоро уже банщицы будут мне наряды давать!» И в то же время банщицы — это самые осведомленные люди. Они знают, кто с кем живет; кому сколько лет и какой у него подземный стаж; кто честно заработал свой силикоз в лаве, а кому оформили за взятку. Но самое главное — они раньше всех, раньше директора шахты, знают, когда будут давать зарплату, за какой месяц и сколько процентов. В любое время суток они сидят за своим столом, пьют чай и сплетничают. На нас не смотрят. За время работы они перевидали столько голых мужиков, что их трудно чем-либо удивить. Единственный, кто вызывает их интерес — это наш Саня М-чук, за свои выдающиеся параметры прозванный «трехногим». На него, как на экспонат кунсткамеры, приходят посмотреть банщицы из соседних женской и ИТР-овской бань. А посмотреть есть на что, уж поверьте.

Грязная баня встречает удушливым смрадом, который издает сохнущая одежда. К вони быстро привыкаешь (правда, и отвыкаешь тоже быстро; по окончании отпуска в нос шибает с новой силой), а вот несколько сотен черных шахтерок, подвешенных на крюках, впечатляют. Никогда б не подумал, что на шахте работает столько народу.

Рассказывают, как однажды к нам устроилась группа молдаван-гостарбайтеров. Пришли они первый раз в грязную баню, увидели робы:

— А чья это одежда?

— А это тех, кого в шахте убило, — ответил какой-то шутник.

Молдаван как ветром сдуло.

В грязной бане часто воруют. Чаще всего — сапоги. Это самый ценный предмет шахтерского обмундирования. Выдают их редко, а рвутся они быстро. Зацепился ногой за проволоку или порезал сапог об породу и все — ходишь с мокрыми ногами. Бывает, что приходишь на смену, а сапог нет. Ругнешься, матернешься и снимаешь сапоги с соседнего крючка. Назавтра их хозяин обнаружит пропажу, поматерится и тоже возьмет чужие. Так и идет эта цепочка краж бесконечно.

Некоторые после смены забирают сапоги с собой. Другие так заматывают их в робу, чтобы вор, изрядно помучившись, уходил искать более легкую добычу. Свои я оставляю без боязни. Нашел их здесь же, в грязной бане, после того как в очередной раз украли новые. Голенища наполовину оторваны и связаны проволокой, портянки торчат из прорех — на такие никто не позарится.

Процесс облачения в пропотевшую заскорузлую робу всегда неприятен. Время от времени мы сдаем робы в стирку. Их стирают в огромных машинах по нескольку комплектов сразу, а чтобы не перепутать, где чьё, прачки прикручивают к каждой детали одежды разноцветную проволочку. Мне — красную, другому — зеленую и т. д. Забираешь робу из стирки, второпях одеваешься и чувствуешь — что-то колет. А потом всю смену отыскиваешь и откручиваешь эти проволочки с майки, кальсон, куртки, брюк и даже портянок.

Одевшись и перепачкавшись угольной пылью мы покидаем грязную баню. Следующий пункт — табельная. Затем ламповая, автобус, клеть и далее по кругам ада. Обратный путь намного приятней. Уставшие и грязные как черти проходим ламповую, табельную, грязную баню и оказываемся, наконец, в душевой.

Душевая напоминает помывочное отделение концлагеря, каким его показывают в фильмах. Полутемный холодный зал, опоясанный рядами ржавых труб. В клубах пара полсотни голых мужиков ожесточенно трут себя мочалками. Угольная пыль въедается глубоко в поры, отмыть её непросто. Как бы тщательно шахтеры не мылись, простыни их постелей всегда серые. Глаза не отмываются никогда.

Это одна из особенностей шахтерских городов — мужики с подведенными глазами. Впервые оказавшись на Донбассе и встретив такого, я брезгливо поморщился — тьфу, гомосятина. И тут же увидел еще одного, и еще. Да что же это за город такой?! Хорошо хоть добрые люди быстро объяснили, что к чему. Теперь сам хожу с черными глазами, и никого это не удивляет.

Обычно помывка проходит скучно и сдержанно, но все меняется, когда отключают горячую воду. Сразу становится весело — крик, ругань, смех. Молодые с визгом носятся друг за другом и брызжутся ледяной водой, старики негодуют и грозятся набить рыло заснувшему кочегару. Но такое случается редко. Руководство понимает — можно месяцами не выплачивать людям зарплату и они будут работать, но если при этом заставить их мыться в ледяной воде, то вспыхнет бунт.

Наконец плоховымытые, но довольные мы возвращаемся в чистую баню и одеваемся в штатское. Цикл закончен, следующий начнется только завтра. И послезавтра, и еще много дней до самой пенсии (кому повезет до нее дожить).

свою фотку покажу)))

 

найду выложу

Edited by rafex

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вин Дизель и боинг 777 Etihad Airways в ливрее "Fast & Furious 7"

 

FF7-Selfie.jpg

 

IMG_20150318_155036-1940x1091.jpg

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нехороший человек стукнул машину и уехал.

Хорошо было видеонаблюдение. Нашли редиску. Когда спросили "почему уехал?" он ответил, что в тот момент больше боялся, что жена кричать начнет.

Не из-за денег, не из-за боязни быть наказанным физически, а просто из-за боязни крика жены.

Самое смешное, что когда мы пришли к ним домой мы поняли чего он боится.

 

Это был не крик. Вы когда-нибудь слышали супертифон? Короче последний отдыхает. =-O

  • Like 10

Share this post


Link to post
Share on other sites

Сегодня утром подошли 2 мормона. Одеты в костюмы, длинное пальто, кэпки. Сразу видно, что не отсюда. По русски еле-еле разговаривают, дали какой-то буклет о их церкви где-то на перекрестке чертенковой и коллективной улиц.

Share this post


Link to post
Share on other sites
где-то на перекрестке чертенковой и коллективной улиц.

А это не на месте ли бывшего кинотеатра "Восток"?

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Что-то горит 

JZTYagwn5Rc.jpg

Edited by Fruky

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×