Jump to content

Почему для выживания церкви Кирилл полезнее, чем Бенедикт


Recommended Posts

908387.jpg?1361075880Почему для выживания церкви Кирилл полезнее, чем Бенедикт

Оригинал читайте тут

Неожиданное отречение папы римского должно было очень сильно расстроить его непосредственных коллег – руководителей других мировых конфессий. Ведь далай-лама, иранский рахбар, православные патриархи и другие архипастыри привыкли жить по негласной договоренности, что только смерть может остановить служение высшего религиозного начальника. У какой-нибудь протестантской мелочевки еще возможны всякие отставки и отречения, но серьезные лидеры на такое не размениваются.

И вдруг – нате: сам папа римский поперек двухтысячелетней традиции берет и отказывается от своего служения по состоянию здоровья, выставив остальных властолюбцами, неспособными адаптироваться к современному миру. Можно подумать, что 73-летний Хаменеи или 66-летний Кирилл – бодрые, пышущие здоровьем юноши. К счастью, вероятность того, что они последуют примеру Бенедикта, минимальна. Потому что в отличие от папы они прекрасно понимают, что для долгосрочного выживания церкви нет ничего опаснее, чем такие вроде бы разумные и правильные новации.

Бенедикт XVI хоть и пользовался репутацией консерватора, видимо, изрядно комплексовал из-за того, что смотрится очень бледно на фоне своего прославленного предшественника Иоанна Павла II. Тот был такой уважаемый, такой любимый, такой смелый новатор и борец с глупыми условностями. После модернизатора католической церкви Войтылы Бенедикт казался чем-то временным и невыразительным, чья единственная цель – дать католикам перевести дух перед новым витком реформ.

Но в итоге Бенедикт все-таки победил: в последний момент обошел Иоанна Павла на повороте и выдал такое, что теперь ему обеспечено надежное место как минимум в первой пятерке самых заметных римских пап. Он навсегда сломал двухтысячелетнюю традицию пожизненного папства. Потому что невозможно себе представить, что следующие папы будут до последнего вдоха цепляться за этот сан, пускать слюни и забывать слова, зная, что у них был вот такой вот предшественник.

Сам Бенедикт предельно откровенно объясняет причины своего отречения: состояние его здоровья больше не позволяет ему соответствовать тем требованиям, которые предъявляет современный мир к главе церкви. Проще говоря, не годится, когда папа засыпает на мессах, а любой прихожанин может снять это на телефон и потом показать всем в интернете. Предыдущие две с половиной сотни пап могли позволить себе тихо умереть на посту, а Бенедикт уже не может, потому что теперь и камеры, и телефоны, и интернеты, а главное, от папы постоянно ждут активных и решительных действий, чтобы католическая церковь не терялась в глубине разбухших информационных потоков.

То же самое стремление не выпасть из информационного поля и дальше будет заставлять католиков проводить все новые и новые реформы в церкви. После добровольного отречения Бенедикта им, чтобы не опускать планку, придется выбрать какого-нибудь очень нестандартного папу. Негр – это, конечно, будет слишком, но латиноамериканец – как минимум. Ведь на них сейчас смотрит весь мир, и неприлично будет подсовывать публике какую-нибудь постылую ерунду вроде традиционного папы-итальянца.

Ну а следующий папа будет уже просто обречен ответить на проклятые вопросы католицизма вроде разрешения жениться священникам, одобрения презервативов, абортов при определенных условиях и даже однополых браков и женщин-священников. Потому что если этого не произойдет в ближайшие годы, то от католицизма отвернется прогрессивная часть прихожан, церковь перестанет быть современной, замкнется в консерватизме, деградирует и быстро утратит свою общественную значимость.

Католицизм все быстрее движется по той же самой дороге адаптации к современности, по которой до него уже проходили протестантские церкви Северной Европы. Этот путь выглядит очень правильным, разумным и единственно возможным для порядочных людей. Ведь это ж чушь – в начале XXI века запрещать жениться священникам и осуждать презервативы. Разве в этом истинная суть христианства? Конечно же, нет. Поэтому – вперед, к гуманистическим реформам.

Но опыт протестантов Северной Европы показывает, что при всей своей привлекательности гуманизация и рационализация церкви – лучший способ ее разрушить. Потому что церковь может полностью адаптироваться к современной реальности, только самоуничтожившись.

Например, лютеранская церковь Швеции гуманизировала себя по максимуму: прихожане сами избирают пастора, женщин берут в священники, венчать можно даже однополые пары. А паства все равно разбегается. За последние 20 лет годовое количество посещений воскресных служб снизилось вдвое. Сейчас шведские лютеране проводят всего 4,5 млн человеко-служб в год. Если учесть, что в году обычно 52 воскресенья, а население Швеции – 9,5 млн человек, то получится, что хотя бы раз в неделю в лютеранскую церковь ходит меньше 1% шведов. Даже в наименее набожных католических странах дела обстоят получше.

С другой стороны, оставить все как есть тоже нельзя. Редеющая паства требует от церкви перемен даже в самых надежных заповедниках католицизма. Мальтийцы на референдуме проголосовали за легализацию разводов, ирландцы массово требуют разрешить аборты, поляки ликвидировали государственный церковный фонд, из которого платили пенсии священникам. Даже африканцы оказались недовольны тем, что папа римский осудил презервативы. Если игнорировать все эти требования, то от авторитета католической церкви скоро ничего не останется. Так что лидерам католиков придется забить на недовольство консерваторов и погнаться за прогрессистами, модернизируясь все дальше и дальше, пока не догонят шведских лютеран – и по нравам, и по размерам паствы.

Не понимают католики и Бенедикт того, что так хорошо понимает, например, Кирилл. Бессмысленно гоняться за благосклонностью прогрессивной части паствы. Они все равно предадут церковь – если не в этом поколении, то в следующем. Уйдут в светский гуманизм, агностицизм или, в лучшем случае, в какую-нибудь туманную общехристианскую веру, которая не предполагает ни регулярных посещений храма, ни верности пастырю, ни пожертвований.

Лучше не распугивать всякими новациями махровых консерваторов, потому что эти будут всегда. На них надо полагаться, их благосклонности искать, и они не подведут. В самом процветающем и прогрессивном обществе все равно найдется достаточно обиженных, озлобленных, просто неуверенных в себе людей, чтобы заполнить несколько десятков привечающих их храмов. Тех, кто с удовольствием найдет у церкви оправдание для подозрительности к ближнему и нелюбви ко всему живому. Таких не смутят даже самые радикальные перемены в окружающем мире – они легко все спишут на последние времена, на приближающийся апокалипсис и только сильнее сплотятся вокруг своих духовных наставников. Ну и что, что нас мало: перед концом мира верных и должно быть мало, а остальные – идут широким путем погибели. Туда им и дорога.

Уход в глубины мракобесия и фундаментализма – это единственный способ для церкви выжить в долгосрочной перспективе. Поэтому когда через несколько поколений последнюю католическую церковь в Европе перепрофилируют в храм-музей, в России небольшая, но сплоченная церковь-секта будет по-прежнему рассуждать о том, как грешно носить короткую юбку.

Link to comment
В самом процветающем и прогрессивном обществе все равно найдется достаточно обиженных, озлобленных, просто неуверенных в себе людей, чтобы заполнить несколько десятков привечающих их храмов

Не в бровь, а в глаз :yes:

Link to comment
В самом процветающем и прогрессивном обществе все равно найдется достаточно обиженных, озлобленных, просто неуверенных в себе людей, чтобы заполнить несколько десятков привечающих их храмов

Не в бровь, а в глаз :yes:

+1
Link to comment

Кстати есть в США протестанские общины типа амишей или меннонитов, у которых в деревнях даже и электричества нету и ездят на лошадях и ничего, живут ведь. :D Кстати амиши в последние годы даже смогли немало заработать на производстве экологически чистых продуктов.

Да даже и в СССР несмотря на гонения в церкви народ ходил, пусть даже и тайком. Мне даже кажется что тогда вера была более искренней, а не как сейчас - хожу потому что все ходят.

Link to comment
Уход в глубины мракобесия и фундаментализма – это единственный способ для церкви выжить в долгосрочной перспективе. Поэтому когда через несколько поколений последнюю католическую церковь в Европе перепрофилируют в храм-музей, в России небольшая, но сплоченная церковь-секта будет по-прежнему рассуждать о том, как грешно носить короткую юбку.

Даже африканцы оказались недовольны тем, что папа римский осудил презервативы

Логично.

Link to comment

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.
×
×
  • Create New...