Jump to content

Страницы былого


Recommended Posts

http://www.eshatologia.org/851-stranitsi-bilogo-iz-chredi-krasnih-zverstv.html

http://srn-kuban.org/istoria/145-stranitsi-bilogo.html

Архиепископ Виктор (Пивоваров). Страницы былого из чреды красных зверств.

События наших дней, происшедшие в последние полгода, наводят на мрачные размышления и воспоминания. Этот наглый обман народа на выборах в Думу правящей партией «Единая Россия», создавшейся из коррупционеров и плутов управленцев, возмутителен. Далее, получение ею чрез это большинства мандатов в Думе и теперь протаскивание антинародных и антиконституционных законов на лишение народа всех свобод, и в том числе, защиты своих прав методом протеста, является как бы ожившей иллюстрацией мрачных ленинских и сталинских времен. Также разгон демонстраций полицейскими с дубинками и применением насилия, к примеру, 6 мая по отношению к «Маршу миллионов» говорит о продолжении той же большевистской поступи. Невольно приходится вспомнить и о праве чекистов убивать всех непонравившихся без суда и следствия, о голодоморе 1922 года и секретном письме «лысого сатаны» Ленина Молотову об использовании голода для расправы над православным духовенством и об искусственном голоде 1932 года, устроенном во время урожая для насильственного ускорения коллективизации. А что до постоянной кровавой расправы над мирным населением страны, захваченной антихристианскими силами, им нет числа. Особенно обильно кровь лилась во время гражданской войны 1918-22 гг., но то списывалось на военное время, хотя правильнее бы сказать – на военное озверение. Были случаи, когда проявляли насилие белые, хотя и для них это не является оправданным, т. к. они в большинстве были христианами и боролись за правое дело: ради освобождения и защиты Отечества от явившейся, не весть откуда, заразы большевизма. Со стороны же красных насилие над народом было постоянным и было как бы «естественным», присущим всем сатанинским силам. Еще за две тысячи лет Апокалипсис предупредил нас:

«Горе живущим на земле и на море! Потому что к вам сошел дьявол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени» (Откр.12,12).

Дьявол здесь показан образом «большого красного дракона», и потому как бы во славу его это сборище злодеев стало называться «красными большевиками». Они устроили насильственный переворот в России и установили свой режим зла, именуя себя, как бы издевательски, «народной властью». Видимо это потому, что они сели незвано на шею народа и пьют народную кровь. Но без лжи и насилия эти злые силы даже не могут быть названы красными. Всю историю их семидесятипятилетнего правления назвать иначе нельзя, как только кровавой.

В последнее время великое множество изданий посвящено раскрытию злодеяний красных большевиков. Здесь же в этой статейке будут приведены несколько таких их деяний, не публиковавшихся, или частично освещенные с разноречивыми сведениями.

Был декабрь 1955 г. Мне пришлось ехать в числе других молодых сотрудников через весь Алтай по Чуйскому тракту в командировку на Монгольскую границу. Ехать пришлось в крытом брезентом грузовике, хотя температура в эти дни не подымалась выше -30 градусов. Однако это не мешало нам с удовольствие рассматривать красоты горного Алтая, тем более что нам было в то время по 18 – 20 лет. 620 км. впервые увиденной красоты почти дикой природы. Где-то на полпути следования нас переселили в небольшой автобус, потому что в грузовик погрузили для чего-то большой котел. В автобусе ехать было еще веселей. По пути посадили в автобус некоего старичка, попросившегося подвезти. И надо было сесть ему со мной рядом. Сказать: случайно, не могу, потому что не верю в случайность. Мы подъезжали к мосту через р. Катунь. Старик, севший со мной, обратившись ко мне, указал в окно и сказал: «Видишь вот те две впадины? Здесь мы закопали живыми сто восемьдесят человек. Мы столкнулись здесь с отрядом белогвардейцев. Завязался бой. Нас было два полка – гораздо больше их, и мы их разгромили. В плен взяли сто восемьдесят человек, и что примечательно, у них почти не оказалось оружия. Остальная часть отряда успела перебраться через Катунь и уйти в горы. Что делать с пленными? Расстреливать было жалко патроны, - их и без того не хватало. Пленных заставили рыть 2 котлована, потом брались за жерди и скопом сталкивали их во рвы. Когда закапывали, земля шевелилась как живая». Старик, видя то, что рассказ его вызвал мое отвращение к поступку его с сослуживцами, добавил: «Заставляли».

Теперь я очень сожалею, что не спросил старика ни год тех событий, ни фамилии руководителей красных бандитов. Причиной явилась отчасти молодость и не искушенность. К тому же мы проезжали подвесной мост через пропасть – уникальнейшее инженерное сооружение, и это положение казалось более важным. Старик вскоре вышел: видать местный житель, и вопрос о времени того события остался без ответа. Местом расположения того моста является селение Иня. Одно лишь было понятно, что это происходило во время гражданской войны 1918-20 годов. Но через Иню проходили и белые и красные, как через главный стратегический объект, неоднократно, т. к. здесь была переправа. Вернувшись через пару месяцев домой, я сразу же стал расспрашивать о тех временах своего наставника Якова Аркатова – современника и даже в какой-то степени участника тех событий. Он пытался в то время, будучи юношей пятнадцати лет примкнуть к белому движению, но безуспешно. Их небольшой отряд села Александровка попал в руки красных. Ему бы не сносить головы, но среди красных оказался один из соседей. Он удивился и спросил о том, как он попал к белым. Якову ради своих родных пришлось солгать, что пристал случайно при поиске своей лошади. Его по настоянию соседа отпустили. Село же его относилось к местам боев гражданской войны, хотя не было в центре их.

Яков рассказал многое о тех временах, особенно о есауле Кайгородове. О схватке при переправе через Катунь в Ине он поведал следующее: где-то осенью 1919 г. шли сильные бои белых казачьих объединений с красными объединенными отрядами при реке Ануй. В селе Никольском стояли белоказаки, а в Покровском – красные партизаны. Даже его сосед, вспоминал Яков, насадил вилы на шест, и сказал: «Поеду на Ануй, хоть что-нибудь достану Таньке на приданное». Но ничего не обрел, кроме смерти: во время боя лошадь его, не приученная к военным действиям, перепугалась и вышла из управления. Кой он с ней пытался справиться, подоспевший казак отрубил ему голову.

Бой в тех местах продолжался несколько дней. Потом красные увидели, что у них остается битый да грабленый, ночью покинули место боев. Они направились через село Алтайское в горы. Там они имели несколько схваток с белогвардейцами, и наконец, вышли на Катунь в районе Ини. Здесь пришлось столкнуться с отрядом есаула Кайгородова. Завязался бой. Но красных было два полка, а белых всего лишь несколько сот человек. В итоге Кайгородов был ранен и сумел переправиться с остатками отряда за Катунь. Были взяты красными 180 человек в плен. Как поступили с ними красные, Яков не знал. Да и знал о бое всего лишь со слов других людей. Требовалась проверка фактов.

Года три спустя мне попала на глаза в магазине небольшая книжка с названием «За власть советов на Алтае». Я посмотрел и решил, что там есть некое подтверждение и приобрел её, хотя органически не переносил советскую литературу. Действительно, в книге есть упоминание о бое при Ине и взятых в плен Кайгородовцев. Но это я читал пятьдесят лет назад и я уже мало помню ее содержание, а книга не сохранилась. В интернете всего лишь много ссылок на нее, но текста нет. Для того же, чтоб отыскать ее, надо ехать в Москву в центральную библиотеку или в Барнаул. Я же такой возможностью пока не обладаю. Книга эта издана в Барнауле в 1957 году. В будущем я постараюсь отыскать ее и приведу уточнение. Пока же придется предполагать согласно данных других советских источников, что это произошло в числах 16-19 октября 1919 года.

«Партизаны разгромили еще три отряда белых, которые подошли со стороны Черного Ануя, для подкрепления белогвардейцев, засевших в Усть-Кане. 16 октября выступили на Чуйский тракт, где белые были еще сильны.

Получив извещение, что часть карательного отряда бесчинствует в районе Туэкта-Теньга, штаб дивизии 18 октября отдал приказ о выступлении на Онгудай. 19 октября 2-ой полк вступил в сражение с неприятелем на Зайсанской Елани. 20 октября с боем было занято село Онгудай» (Т.М. Шипунова. Падение самодержавия на Алтае).

Эти упоминаемые селения все находятся вблизи от Ини, где производилась переправа на другой берег Катуни. Поэтому борьба, происходящая в этих местах, конечно же, относилась к этому важному объекту. Да и так ли важно, в какие числа было произведено зверство красных в Ине? То, что они суть чада «зверя багряного» и «большого красного дракона», отмеченных в Апокалипсисе, всем и без этого известно. Нам здесь лучше следует рассмотреть их «способности», проявленные еще в других случаях, засвидетельствованных другими лицами.

Ниже будет приведено свидетельство Г. Медведевой о зверстве возглавителя отряда красных разбойников Ивана Долгих над жителями села Катанды, недалеко отстоящего от Ини, и над есаулом Кайгородовым в день Святой Пасхи 10 апреля 1922 года.

«НОВЫЕ ФАКТЫ СОВРЕМЕННИКОВ.

Печатается статья Г. Медведевой «КУРГАН ПОКА ЕЩЕ ВИДЕН»

Усть-Коксинский район. (Текст сокращен).

С детства знаком небольшой курган посреди поля на краю села, где были погребены жители Катанды, казненные Иваном Долгих в апреле 1922 года якобы за предательство, за то, что они были на стороне есаула Кайгородова или вообще находились в селе (это касалось мужского населения) в то время, когда в село со стороны Яломанских белков ворвался товарищ Долгих с отрядом красногвардейцев и внезапным ударом ликвидировал повстанческий штаб Кайгородова и его людей.

До сих пор не дает покоя мысль: «Почему так жестоко обошелся товарищ Долгих, командир сводного, истребительного отряда ЧОН, с мирными жителями?». По свидетельству старожилов, когда они были еще живы, в селе Катанда была «рубка мужского населения». Известно, что Иван Долгих сам «рубил головы всех мужчин, которые были в селе, были и молодые 14-16 летние парни, и немощные старики». Об этом вспоминала Анна Чичулина, которой нет в живых уже более 20 лет.

В апреле 1922 года в Катанде было уничтожено более 50 человек – и это в то время, когда на Алтае, можно сказать, уже повсеместно была установлена Советская власть. Иван Долгих был бойцом из отряда Петра Сухова, разбитого в 1918 году. Ему (Долгих) чудом удалось спастись. Раненого его подобрал житель Курагана (селение близ Катанды, сейчас его уже нет) алтаец дед Тунсулей, переправил тайком через Катунь, выходил и помог уйти от белогвардейцев горами.

В эти тяжелые 1920-е годы свою историческую роль сыграл командир повстанческой армии Кайгородов. Это был человек, преданный своим идеалам, алтайскому народу. Если бы он хотел тихой, счастливой жизни только для себя, то мог бы спокойно оставаться в Монголии, куда эмигрировал вместе с остатками белогвардейской армии, затем мог эмигрировать в любую другую страну, но нет...

Кайгородов – сын крестьянина-переселенца. Был призван в царскую армию на службу, участвовал в Первой мировой войне, вернулся в Горный Алтай прапорщиком и полным Георгиевским кавалером (четыре Георгиевских креста) – это говорит уже о многом.

В сентябре 1921-го Кайгородов через Кош-Агач прорвался в Горный Алтай с целью «защитить земляков от грабительской политики, проводимой большевиками».

Почему все-таки апрель 1922 года мы считаем трагической датой в истории Горного Алтая, а Катанды в особенности? Как известно, 10 – 11 апреля 1922 года товарищ Долгих учинил в Катанде нестоящую кровавую рубку мирного населения. Обыскивали каждый дом, каждую усадьбу. Много мужского населения было захвачено, причем жестоко. Мирно спавшие после празднования Пасхи сельчане и не подозревали, какая участь ожидает их от рук безбожников-красногвардейцев.

Безоружных мужчин под угрозой оружия, с применением силы выгоняли, вытаскивали из домов. Известен случай, когда сам Долгих стащил с печи немощного, больного старика и, не посмотрев на его возраст, якобы за сопротивление зарубил на глазах многодетной семьи.

Арестованных почти не допрашивали. Однотонные вопросы Долгих: «Почему в деревне? Почему не ушел из села воевать против Кайгородова?»

Не ушел из села – значит, враг народа; значит бандит. Люди в Катанде не хотели воевать. Они, основная масса, не понимали политики ни белых, ни красных...

Согнав всех арестованных в одно место, тесное помещение, людям надели деревянные колодки на ноги и на руки, чтобы не могли убежать. Многие были избиты, еле держались на ногах. В основном все были полураздеты, в нижнем белье. Ни у кого из жителей села в то время не было и в мыслях, что все арестованные будут жестоко казнены.

Долгих не разбирался, для него все арестованные были бандиты, враги.

Рубище устроили на краю села, с северо-восточной стороны. Сам казнил, сам отрубал саблей головы людей. В селе стоял не плачь, а вой женщин. Такой жестокости на своем веку не видела Катандинская земля...

Моей бабушке С.Д. Афанасьевой в тот ужасный год исполнилось 12 лет. Она отчетливо запомнила этот кошмар: «Мы, ребятишки, облепили прясло и не понимали, что происходит. Было страшно и было много людей, кровь... Мы разбежались по домам, прятались...»

Товарищ Долгих, по словам старожилов, отрубал головы людей на глазах населения, не скрывая своей ярости, жестокости, размахивая окровавленной саблей. Публицист В. Гришаев («Из досье КГБ», журнал «Алтай», 1993 г.) описывает, что в приступах свирепости «у Долгих выступала пена на губах».

Казнил «герой», отрубая головы одним профессиональным взмахом, на обыкновенной крепкой чурке. Ручей, бежавший рядом, стал кровавым. По всему селу пробегал тот ручей, и люди кричали, стонали, рвали на себе волосы, видя окровавленную воду, окропленную человеческой кровью. Все это было, и никуда от этого не деться, вот только разобраться трудно – за что казнила новая власть мирных крестьян, подростков и стариков?

После казни тела беспорядочно бросали в одну общую яму. Жителям под угрозой смерти запретили подходить к казненным и хоронить их. Внуки одной женщины рассказывали, что Долгих остановился в ее доме на ночлег. Придя после рубища, он приказал ей выстирать окровавленную одежду. На нем был длинный кожаный фартук, но все же одежда насквозь пропиталась кровью. Руки по локоть были в крови, лицо, волосы тоже были обагрены чужой кровью.

Бедная женщина в страхе замочила одежду товарища Долгих в соленой воде в большой деревянной бочке.

Какого невыносимого труда стоило ей отстирывать человеческую кровь, осознавая, что это кровь ее земляков. Она несколько раз за ночь теряла сознание. Всю ночь топила в пристроенной кухоньке камелек, чтобы к утру высушить одежду палача.

А на следующий день кровавая расправа в селе продолжилась. Никогда не понять катандинцам жестокость Долгих. Не понять и того, что товарищ Долгих не понес никакого наказания, учинив расправу над населением без суда и каких-либо разбирательств, а ведь шел уже 1922 год.

1 мая 1922 года Иван Долгих был удостоен высшей награды – ордена Боевого Красного Знамени. Вместе с ним такую же награду за «успешную» операцию получили еще шестеро чоновцев. Весть о расправе в Катанде разнеслась по всему Горному Алтаю и наделала много вреда в том плане, что многие сторонники Кайгородова, такие, как Карман Чекураков, братья Бочкаревы, решили бороться до конца с частями особого назначения. И хотя так называемый «бандитизм» в Горном Алтае после гибели Кайгородова пошел на убыль, отголоски его были вплоть до 30-х годов.

К месту общего захоронения казненных людей одно время ходили ночью, тайком оплакивали погибших сыновей, мужей, братьев, женихов. Запрещалось даже поставить крест, так как казненных считали «врагами народа». Враги кому? Семье? Детям? Земле родной?

Как бы там ни было, трагедия, которая произошла в апреле 1922 года в Катанде, в истории навсегда останется трагедией» (http://kniga.easyforum.ru/viewtopic.php?id=20).

И сколько еще этих «трагедий» на Руси, произведенных руками пролезших к нам убийц Христа и их порождения - большевиков. Нет мест в России, в которых бы не произошли страшные события, связанные со зверством этих выродков. Достаточно вспомнить Крым и «мясников» 1920 г. Розалию Самуиловну Залкинд – Землячку и ее подельника Белу Куна. Кровь проливали и белогвардейцы, но как обычно при боевых операциях, и если расстреливали иногда взятых в плен, то только в том случае, если их некуда поместить или отправить для рассмотрения их судьбы центром управления. Издевательства же над поверженным противником, маниакальное наслаждение мучением стариков, женщин и детей, принадлежащих не к их клану присуще только сатанистам богоборцам. Деникинская белая армия сразу же создала комиссию по расследованию злодеяний большевиков после освобождения городов от них. И когда входили в их заведения губчека, содрогались при виде изобилия крови, отрезанных частей тела, пальцев и женских грудей. Все их злодейские «подвиги» видимо не поддаются перечислению. Иногда проскальзывают краткие сообщения , типа:

«В декабре 1919 г. партизанский отряд Г. Ф. Рогова захватил трехтысячный Кузнецк (Новокузнецк) и учинил страшный погром города, вырезав около трети населения и изнасиловав большую часть женщин. Цифра в 800 погибших, приведенная в одной из чекистских сводок, вероятно, близка к истине, но следует учитывать и прозвучавшую на губсъезде представителей губкомов и парткомов информацию председателя Кузнецкого ревкома: «было вырезано до 1400 человек, главным образом, буржуазии и служащих».

Красноречивый рассказ видного кузнецкого краеведа Д. Т. Ярославцева о роговском погроме опубликовал в 1926 году писатель М. А. Кравков: «Иду я мимо двора какого-то склада. Ворота настежь, на снегу лужа крови и трупы. И в очереди, в хвост, стоят на дворе семь или восемь человек – все голые и ждут! По одному подходят к трем-четырем роговцам. Подошедшего хватают, порют нагайками, а потом зарубают. И тихо, знаете, все это происходило, и человек начинал кричать только тогда, когда его уже били или принимались рубить...».

Помимо отрубления голов, роговцы четвертовали, распиливали, сжигали живьем. Сибирский писатель В. Я. Зазубрин в 1925 году встретился с партиизаном Ф. А. Волковым, который согласился передать в Новониколаевский краеведческий музей «на историческую память ту самую двуручную пилу, которой он вместе с женой казнил приговоренных. Председатель Кузнецкого РИКа Дудин на зазубринской записи рассказа Волкова начертал: «Факт распилки колчаковских милиционеров Миляева и Петрова общеизвестен и в особых подтверждениях не нуждается».

И как же считать и называть этих Землячек, Роговых, Долгих и ... им же нет числа красных «героев»? Гомосапиенс их признать невозможно. Если назвать зверями, то все пантеры, тигры и крокодилы подадут в суд Вседержителю за оскорбление. Ведь звери убивают жертву предназначенных им животных в пищу для поддержания жизни, и не более. Подлинный же большевик, получивший власть и возможность удовлетворять запросы своего осатанения становится настоящим людоедом с неограниченной потребностью чужой крови. Он становится невменяемым маньяком, или другими словами, бесом. Маниакальная жажда крови коренится уже в нем на иррациональном, подсознательном уровне. Их три уровня в трехсоставном естестве человека, и каждый из них может иметь свою степень извращенности. Тело имеет свои виды деградации, как разврат, алкоголь, наркоманию, обжорство, лень. В свою очередь оно старается пленить своими страстями душу, которой оно обязано подчиняться, и если душа порабощается им, то становится лукавой, самолюбивой, гордой и злой. Она теряет чувство благоговения перед своим Творцом и Вседержителем, утрачивает любовь к истине и ко всем, и всему не служащему удовлетворению ее самолюбию. Человек становится большевиком. Развращенная же душа старается подчинить себе высшую инстанцию естества – дух. Приобретая способность влиять на него, она творит в нем маниакальность подсознания. Человек становится или шизофреником, или каким либо маньяком: параноиком, некромантом и т. д. Видов этого много, и подверженный им уже является бесом, при сохранении пока материальности. Этим индивидом уже руководят дикие инстинкты, приобретшие подобие врожденным. Путь такого становления мы можем видеть в описании В. Солоухиным портрета Аркадия Голикова-Гайдара в книге «Соленое озеро».

«12 февраля 1991 года в хакасской газете «Ленин чолы» была опубликована статья «Гайдар-Хайдар. О двух лицах одного человека». В своей статье Г. Итпеков пишет о недопустимости отношений А. П. Гайдара к ни в чем не повинным хакасам. Г. Итпеков размышляет, как же нам теперь относиться к известному Аркадию Петровичу: как к Гайдару или как к Голикову, который в сердцах наших предков навсегда остался Голиковым – убийцей... У меня в сознании это никак не совмещается: автор милых детских произведений и командир отряда ЧОН, который безжалостно обращался с невинными людьми, просто-напросто топил их в пруду. Кто-то скажет, что все это выдумки, но есть аргументы, от которых не уйдешь» (Соленое озеро. В. А. Солоухин).

Личность А. П. Голикова, более известного под кличкой Гайдар, раскрыта множеством источников, но, однако суть внутреннего его мира еще не всем понятна. Здесь следует коснуться нескольких моментов его жизни, чтоб разгадать его психологический образ.

В феврале 1922 года Гайдар приехал в Хакасию и здесь возглавил отряд ЧОН – части особого назначения, направленной против повстанцев – «бандитов», в частности, есаула Соловьева. В этой войне с «бандитом» Соловьевым, который возглавлял отряд повстанцев, преимущественно инородцев хакасов, Гайдар явил себя в полном величии большевика – беспощадного борца с народом. В данном случае слово «большевик» употреблено в широком смысле: это разнузданная совесть, апогей самолюбия и гордости, пренебрежение ко всем людям, восстание против всего святого и доброго. Им может быть любой человек, независимо от веры, социального положения и национальности. Так вот Аркадий Петрович Голиков-Гайдар был таким большевиком. Он был сторонником уничтожения всех инородцев, потому что они не любили его и советскую власть. Хакасы же в свою очередь боялись и ненавидели его. Для них был народным героем, любимым братом русский казак есаул Соловьев. Он так же, как есаул Кайгородов на соседнем Алтае, был защитником народа, любимым братом инородцев. Что делали эти есаулы? Когда большевики забирали последний хлеб у крестьян своей разверсткой, то эти самоотверженные служители народа нападали со своими отрядами, отнимали этот хлеб и возвращали вновь народу. И народ любил их, готов был бороться за них.

Присланный Гайдар гонялся всюду за есаулом Соловьевым, но он был для него неуловимым, потому что народ не выдавал его, не открывал его местонахождение. Хакасское слово «хайдар» - куда пошел, постоянно звучало от Голикова, почему его и прозвали Гайдар. И как же он спрашивал? Он убивал всех за то, что не говорили, где Соловьев, брал по установленной практике Лениным и Троцким в заложники в большинстве женщин и детей иногда и всех мужчин селения и требовал сказать, где Соловьев, и не получив ответа, расстреливал или топил в проруби, сам лично. В отчетах он называет заложников пленными, но какие могут быть пленные, когда не было боя? Некоторые случаи его расправ приводит В. Солоухин в своей книге «Соленое озеро».

«Заложники, то есть мирные жители деревень и улусов. Голиков хватал десяток-полтора жителей того или иного улуса, предпочтительно женщин среднего возраста, и объявлял: «Если не скажете, где скрывается Соловьев, утром всех расстреляю». И на самом деле расстреливал. Вспомним, как мне рассказывал Миша Кильчичаков о шестнадцати заложниках, просидевших ночь в бане. Утром Голиков выпускал их по одному и стрелял в затылок. Или как он объявил одному аилу: «Если не скажете, где скрывается Соловьев, расстреляю весь аил». И действительно выстроил всех, и женщин и стариков и детей, в одну линейку и всех перекосил из пулемета. По одной версии 86 человек, по другой – 134. А еще рассказывают эпизод, как он на глазах у бабушки застрелил ее внука, молодого хакаса. Бабушка потом со стены соскабливала мозги внука, чтобы похоронить вместе с телом. А еще рассказывают, как он в одном аиле трупами расстрелянных доверху набил деревенский колодец. Возможно, что после донской, кубанской, крымской, кавказской, тамбовской мясорубок эти меры казались чоновцу – в порядке вещей. Возможно, он удивлялся даже, что его осуждают за эти меры».

Еще свидетельствуют другие жители:

«И. В. Аргудаев из улуса От Коль: У Голикова приказ был, я знаю от матери, если в семье даже один сочувствовал Соловьеву, Голиков всю семью вырезал. Например, озеро Большое... каждый день и ночь люди, красные люди, ученые люди, русские люди (к) шее хакасов камни привязывали, пули – свинец берегли, живых в прорубь пихали. Весной сотни трупов – людей, обезображенных рыбой, всплывало. У нас хакасы до сих пор в озере рыбу не ловят, не кушают. Говорят, на человеческом мясе жир нагуляла. Голиков хакасов Шарыповского района, Ужурского района всех перерезал, даже сейчас их там больше не живет».

«А. К. Килижекова: Мать говорила, почему хакасы Соловьева любили. Ночью Голиков с отрядом много хакасов привел к озеру. Камни привязал, на лед положил. Но спустить под лед сил не хватило у красных. Устали. Соловьев пришел. Голиков бежал. Соловьев сестер-братьев позвал, говорит хакасам, я вам брат. Забирайте, лечите своих родственников. Поэтому люди добро такое вечно помнят. (Сергей Михайлович Тодышев обогатил этот эпизод чудовищной подробностью: оказывается, чоновцы оставили связанных хакасов на льду до утра не потому, что устали, а потому, что это был канун дня рождения Голикова. Вот и хотел он ознаменовать этот день истреблением десятков людей. Однако ночью налетел Соловьев и освободил полуживых заложников)».

Конечно все «подвиги» легендарного Гайдара здесь привести нет возможности, и также о причине рождения такого изуверства в нем можно только делать догадки. Одно видно из всех его действий: он явно получал удовольствие чрез наблюдение чужих страданий, чужой крови, чужой смерти, которые произвел он сам. Врожденное, наследственное было это качество или обретенное в процессе следования людоедской большевистской идеологии, точно сказать трудно, так как и тому и другому есть обоснование. Некоторые публицисты-националисты уверяют, что люди «избранного» племени как Бронштейн, Залкинд унаследовали качество от распявших Христа предков. С этим можно согласиться, что без достойного покаяния и проклятия дел осатаневших врагов Христа так и будет. Это качество усиливается еще в процессе воспитания, жизненного опыта. Родители их с детства прививают им качества «Гайдаров» и Троцких по отношению к людям не их верования, не их крови. Биографы Гайдара приводят такие штрихи: родители его были участниками революции 1905 года, т. е. или бундовцами или коммунистического направления, т е. революционером он был наследственным, в духовном плане – сатанинствующим, вместилищем дьявола. Двенадцатилетний Гайдар уже был обладателем собственного маузера, и всегда заряженным носил в кармане. Однажды одноклассники в школе хотели его обезоружить. Он сделал выстрел в пол, и они отступили. Для игры ли он имел боевое оружие и не делал ли попытки испытать его из ощущения себя наследственным революционером? В его дневнике наряду с кошмарами во сне, явлений убитых им, есть и такое: «Снились люди, убитые мной в детстве», т е. еще до поступления в партию и в армию14-летним подростком. Дальнейшие убийства он, явно, считает уже во взрослом состоянии по долгу службы. Мать его - революционерка в это время, зная о влечении и делах сына, упросила знакомого командира отряда ЧОН, взять ее сына в этот отряд. Так он был принят в армию, в ту ее часть, обязанностью которой являлась расстреливать оставшихся в живых белогвардейцев и скрытых, подозреваемых противников советской власти. Вскоре отряд был переведен в Москву, где Голиков прошел надлежащую чекистскую подготовку. Далее он продолжил «образование» в Киеве и начал свое служение в ЧОНе на разных фронтах гражданской войны. В 1919 году был послан на Кубань для расправы с казаками. В следующем году отряды ЧОН участвовали при штурме Перекопа, где проявили себя в расстрелах дезертиров и взятых в плен. В 1921 году Гайдар окончил высшее военное образование и получил в возрасте 17 лет в управление полк в армии Тухачевского, борющейся с тамбовскими повстанцами, возглавляемыми Антоновым. Тут работы для чоновцев вполне хватало: расстреливали всех родственников людей, ушедших к Антонову и массу заложников. В. А. Солоухин приводит цитату из книги С. П. Мельгунова «Красный террор в России»:

«Брали сотнями заложниц крестьянских жен вместе с детьми... Приказ оперштаба Тамбовской ЧК 1 сентября 1920 г. объявлял: «Провести к семьям восставших беспощадный красный террор, арестовывать в таких семьях всех с 18-летнего возраста, не считаясь с полом, и если бандиты выступления будут продолжать, расстреливать их. Села обложить чрезвычайными контрибуциями, за неисполнение которых будут конфисковываться все земли и все имущество».

Как проводился в жизнь этот приказ, свидетельствуют официальные сообщения, печатавшиеся в тамбовских «Известиях»:

«5 сентября сожжено 5 сел; 7 сентября расстреляно более 250 крестьян... (а расстреливал ЧОН, т. е. и тов. Голиков в том числе. – В. С.)». Расстреливали и детей и родителей в присутствии детей» (Соленое озеро. В. Солоухин).

Далее Солоухин пишет: «Иногда мне самому кажется неправдоподобным: как это четырнадцатилетний мальчик, ученик реального училища, оказался вдруг чоновцем? (т. е. палачом . – арх. В). Как это Наталья Аркадьевна, мать Аркаши, сама упросила знакомого Ефима Осиповича Ефимова взять мальчика в отряд. Что это – сверхреволюционная сознательность? Жертвенность во имя революции? Или за этим что-то стоит? У меня есть догадка, доказать которую, разумеется, невозможно». На такую догадку наталкивает и уж очень быстрое возвышение Аркаши. Он в 17 лет уже полковник 58-го полка. Далее он переводится в Башкирию и тут также являет себя «героем» революции. Солоухин пишет:

«Если кто поинтересуется у башкирских старожилов (а уже передалось и следующим поколениям), то услышит, как приехавший в Башкирию Голиков со своим сослуживцем-чоновцем с двух тачанок из пулеметов расстреляли толпу непокорных башкир в несколько сот человек».

После этого Гайдар, будучи обогащенным великим опытом мясоруба, едет в Хакасию совершить доверенное дело партией – уничтожить есаула Соловьева и пригнуть в землю непокорных инородцев. Здесь уже приводились его методы, которые наконец-то насторожили партийные органы и видавшее виды ГПУ. «Жалобы на деятельность «Аркаши» поступили в Ужур, Ачинск и Красноярск... 3 июня 1922 года особым отделом губернского отделения ГПУ было начато дело №274 по обвинению Голикова в злоупотреблении служебным положением. На место выезжала комиссия во главе с комбатом Я. А. Виттенбергом, которая собрав жалобы населения, заключила свой отчет требованием расстрела бывшего начальника боеучастка. 7 июня из штаба губернского ЧОНа в особый отдел была передана резолюция командующего В. Н. Какоулина: «Арестовать ни в коем случае, заменить и отозвать». 14 и 18 июня Голиков был допрошен в ГПУ... Начальник особого отдела Коновалов нашел Голикова виновным в самочинных расстрелах и подлежащим заключению под стражу. 30 июня дело Голикова губотделом ГПУ по указанию президиума Енисейского губкома РКП(б) было передано в контрольную комиссию при губкоме для рассмотрения его по партийной линии. 1 сентября 1922 года оно постановило перевести Голикова на два года в разряд испытуемых, с лишением возможности занимать ответственные посты. Гайдара демобилизовали из РККА с диагнозом «травматический синдром» (Википедия).

Итак, Голикову пришлось из-за чрезмерно ревностного служения сатанинскому режиму переквалифицироваться из палача-чоновца ... в детского писателя под кличкой Гайдар, к тому же с периодическим наведыванием психиатрических клиник. Причиной отставки его от любимой мясорубки человеков была смена политики людоедского режима в связи с победой над повстанческим движением и откатом назад под названием «НЭП». Пришло время искать «козлов отпущения», чтоб несколько обелиться перед народами, возненавидевшими коммунистическую бесчеловечность. Второй причиной отставки из армии была открывшаяся психическая болезнь. Со слов болящего Голикова «болезнь проявилась, когда он попал в Енисейскую губернию на борьбу с белыми бандами: «Тут появилась раздражительность, злобность, жестокость. Были случаи ненужных расстрелов, появилось ухорство, наплевательское отношение ко всему, развинченность... Стали появляться приступы тоскливой злобности, спазмы в горле, сонливость, плакал». Затем Гайдар лечился в психиатрических клиниках. Он постоянно испытывал резкие перепады настроения. Сохранились воспоминания о том, что он несколько раз резал себя бритвой, и только своевременное вмешательство близких и врачей спасало его от неминуемой смерти. Его внук Егор Гайдар, ссылаясь на семейные рассказы, утверждал, что это были не попытки самоубийства, а стремление причинением себе страданий перебить страшную головную боль, мучившую Гайдара. Писатель также злоупотреблял алкоголем и «во хмеле был страшен» (Википедия).

Что тут скажешь? Да, кровь людская не водица. Мазохизм в нем проявлялся не потому, что была головная боль, а потому что имевшийся садизм, проявленный к жертвам, рождал душевную боль. Его мучила чужая кровь, пролитая им в изобилии. Это рождало и ночные кошмары. По этой же причине создавалось раздвоение в состоянии души и в характере. С духовно-религиозной точки зрения это должно быть названо беснованием, одержимостью злым духом, который и вызывал его садизм и далее - душевные муки. И было бы удивительно, если бы не являлись такие симптомы у кровопийц. Конечно, они у каждого злодея бывают разные в зависимости от его характера и его дел. Об одержимости, а не о психическом сдвиге говорит и его талантливость в творчестве. В последние три десятилетия нашего времени стали часто проявляться случаи «контакта» и «автоматического письма», когда человек талантливо пишет стихи, признавая их не своими, а какого-либо умершего поэта, фактически беса. Ведь и Гайдар писал, не отступая от советско-сатанинской идеи. Мы вынуждены признать, что всякий взявший в свои убеждения и в руководство большевистскую или масонско-жидовскую идею-веру становится контактером с темной силой и своего рода одержимым. Если пророки Божии возвещали истину Духом Святым, то и в царстве сатаны его верные служители творят и говорят духом бесовским. Однако это не говорит о том, что в их сочинениях и делах является одна воля бесовская, но совместная: бесовская и человеческая. Иначе откуда бы явиться такому садизму и бесчеловечности у красных большевиков там, где у людей верных Православию и Монархии таких извращений не наблюдается? Кто кем водим, того образ дел и являет. Бесчеловечная идея и антинародный режим родили великое множество нелюдей, подобных Ленину, Сталину, Троцкому и др. в том числе и Гайдару.

А чем же кончил народный герой есаул Соловьев? Герои долго не живут. После увольнения из армии Голикова Соловьев еще целых два года держал под страхом большевиков Хакасии. Но стал уже приходить к выводу, что его борьба бесполезна. Уйти за границу в Монголию и Китай было уже невозможно. Он решил сдаться властям на условии дарования ему жизни. Верил ли он в такое, не известно. Однако ему ли поверить в добропорядочность большевиков? И все же он пошел на это, поверив их обещанием. В момент сдачи им с его несколькими соратниками оружия он был застрелен под предлогом попытки к побегу. Это было 4 апреля 1924 года.

Осталось сказать слово и о нашем положении. Нами опять управляют нелюди. Раньше говорили в шутку о какой-либо компании: «собрались Тюха, Матюха, да Колупай с братом». Теперь о власти скажем: царствуют на Руси Путяй, Гундяй, да как её там, едрена лять, ЕдРа. Положение не шуточное, потому что во главе Государства полковник КГБ, весь высший управленческий аппарат на 80% состоит из членов этой людоедской организации. Остальной состав управленцев так же входит в клан путинцев, состоящий сплошь из коррумпированных царьков на местах и в центре. Из них-то и создалась правящая партия «Единая Россия». И третья составляющая этой государственной плутократии – «патриарх» Кирилл со своим духовенством, состоящем в том же антихристовом сборище. Это заговор против Христа и нашей России (остатке православных людей в ней). Мыслящий, патриотически настроенный народ уже далее не смог терпеть наглый обман, начинает выходить на площади с требованием ухода главного плутократа, но в ответ начинают следовать репрессии. Как бы к нам не вернулся 1919 год, или не совершился ливийский вариант. Ни народ, ни власти не пойдут на мировую.

Безысходность положения дополняет то, что и в оппозиции нет ни здоровой спасительной идеи, ни лидера – истинного пастыря. Основная масса людей мирится с оборотнем - сергианской Московской патриархией, духовенство которой опять же состоит в том же КГБ (ФСБ) чрез «патриарха» Гундяя и его архиереев. Народу идти не за кем. Ведущий слой его был выкорчеван коммунистами. Оставшийся и пригнувшийся слой народа остается тем же. Не дай, Господи, долгого и устойчивого стояния у власти плутов или воцариться вновь большевикам, рвущимся к власти с кровавыми руками. По пророчествам и с позиции разума Россию должна спасти только Православная Монархия. Ждем, когда явится чудо и всколыхнет народ, обратит к истине, и объявится святой лидер.

Архиепископ Виктор (Пивоваров)

Источник: http://www.eshatologia.org/851-stranitsi-bilogo-iz-chredi-krasnih-zverstv.html

Link to comment
В последнее время великое множество изданий посвящено раскрытию злодеяний красных большевиков.

Дальше вообще можно даже не читать. Все подобные статьи однотипны- "разоблочительные"...

Я несмотря на многие споры со своими опонентами, по поводу ныншнего состояния дел, не могу читать сей бред, я в него просто не верю.

Слава богу, что потоки грязи, которые лились на СССР, после его распада в 90-ых, сходят на нет. Может хватит уже, к чему вообще подобные статьи? Что бы показать, какие наши дедушки и бабушки бараны, мол быдло, щшли за Сталиным, войну выйграли, человека в космос запустили и прочее. Если Россия заявляет, что является правопремницой Советского Союза, ко всему ещё и получила великое наследство, в виде многих привелегий на международной арене, таких например как "Право вето в советет безопасности ООН" и тому подобные вещи, ведь по сути мы как страны с разрушенной экономикой в тех же 90-ых могли много этого лишится, но этого не произошло. А почему? Я лично устал в своё время доказывать некоторым про подобные вещи. Если у вас есть голова на плечах, думайте сами, а так пустой срач на пустом месте лишь. Царская Россия действительно мало чего дала людям.

Link to comment

Не надо привязывать сюда ВОВ, тогда воевали не коммунисты, воевал народ, за страну, не за Сталина.

И тем более не надо привязывать уже более поздние события, не надо замазывать ими преступления большевизмаю

СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ РСФСР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 сентября 1918 года

О «КРАСНОМ ТЕРРОРЕ»

Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад Председателя Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой Комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры.

Подписали: Народный Комиссар Юстиции Д. КУРСКИЙ

Народный Комиссар по Внутренним Делам Г. ПЕТРОВСКИЙ

Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров Вл. БОНЧ-БРУЕВИЧ

СУ, № 19, отдел 1, Ст. 710, 05.09.18.

Добавлено спустя 34 секунды:

Вот тебе факт Прем-кокус...

Link to comment

Не надо привязывать сюда ВОВ, тогда воевали не коммунисты, воевал народ, за страну, не за Сталина.

И тем более не надо привязывать уже более поздние события, не надо замазывать ими преступления большевизмаю

Шли умирать со словами, если не вернусь считайте меня коммунистом.

Хотя вот вам, письма с фронта, люди стояли перед лицом смерти, им врать незачем было и попмпезничать перед самим собой тоже как бы глупо...

Надписи защитников Брестской крепости на её стенах

Умрём, но не уйдем! Умрём, но из крепости не уйдём.

Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина.

Записка участников боев под Килией

Держались до последней капли крови. Группа Савинова. Три дня сдерживали наступление значительных сил противника, но в результате ожесточенных боев под Килией в группе капитана Савинова осталось четыре человека: капитан, я, младший сержант Останов и солдат Омельков. Погибнем, но не сдадимся.

Кровь за кровь, смерть за смерть!

Письмо танкиста А. Голикова жене

Милая Тонечка!

Я не знаю, прочитаешь ли ты когда-нибудь эти строки? Но я твердо знаю, что это последнее мое письмо.

Сейчас идет бой жаркий, смертельный. Наш танк подбит. Кругом нас фашисты. Весь день отбиваем атаку. Улица Островского усеяна трупами в зелёных мундирах, они похожи на больших недвижимых ящериц. Сегодня шестой день войны. Мы остались вдвоём - Павел Абрамов и я. Ты его знаешь, я тебе писал о нём. Мы не думаем о спасении своей жизни. Мы воины и не боимся умереть за Родину. Мы думаем, как бы подороже немцы заплатили за нас, за нашу жизнь...

Я сижу в изрешеченном и изуродованном танке. Жара невыносимая, хочется пить. Воды нет ни капельки. Твой портрет лежит у меня на коленях. Я смотрю на него, на твои голубые глаза, и мне становится легче - ты со мной. Мне хочется с тобой говорить, много-много, откровенно, как раньше, там, в Иваново... 22 июня, когда объявили войну, я подумал о тебе, думал, когда теперь вернусь, когда увижу тебя и прижму твою милую головку к своей груди? А может, никогда. Ведь война... Когда наш танк впервые встретился с врагом, я бил по нему из орудия, косил пулеметным огнем, чтобы больше уничтожить фашистов и приблизить конец войны, чтобы скорее увидеть тебя, мою дорогую. Но мои мечты не сбылись... Танк содрогается от вражеских ударов, но мы пока живы. Снарядов нет, патроны на исходе. Павел бьет по врагу прицельным огнем, а я "отдыхаю", с тобой разговариваю. Знаю, что это в последний раз. И мне хочется говорить долго, долго, но некогда. Ты помнишь, как мы прощались, когда меня провожала на вокзал? Ты тогда сомневалась в моих словах, что я вечно буду тебя любить. Предложила расписаться, чтобы я всю жизнь принадлежал тебе одной. Я охотно выполнил твою просьбу. У тебя на паспорте, а у меня на квитанции стоит штамп, что мы муж и жена. Это хорошо. Хорошо умирать, когда знаешь, что там, далеко, есть близкий тебе человек, он помнит обо мне, думает, любит. "Хорошо любимым быть..." Сквозь пробоины танка я вижу улицу, зеленые деревья, цветы в саду яркие-яркие. У вас, оставшихся в живых, после войны жизнь будет такая же яркая, красочная, как эти цветы, и счастливая... За нее умереть не страшно... Ты не плачь. На могилу мою ты, наверное, не придешь, да и будет ли она - могила-то?

Записка и письмо партизанки В. Поршневой матери

Завтра я умру, мама.

Ты прожила 50 лет, а я лишь 24. Мне хочется жить. Ведь я так мало сделала! Хочется жить, чтобы громить ненавистных фашистов. Они издевались надо мной, но я ничего не сказала. Я знаю: за мою смерть отомстят мои друзья — партизаны. Они уничтожат захватчиков.

Не плачь, мама. Я умираю, зная, что все отдавала победе. За народ умереть не страшно. Передай девушкам: пусть идут партизанить, смело громят оккупантов.

Наша победа недалека!

Обращение старшины Г. А. Исланова к товарищам по фронту

Я - командир пешей разведки 1243-го с. п. Исланов Г. А.

Второй день в окружении. Против нас враг бросил батальон. Но мы не сдадимся живыми.

Мы разгромили штаб 116-го эсэсовского полка, захватили двух полковников, знамя, документы. Около меня на полу эти два полковника, живые. Фашисты хотят спасти их, но не удастся. Из десяти разведчиков осталось шесть человек...

Около меня тринадцатилетний пионер Петя Сафронов из Калинина. Партизаны послали его к нам связным. Он не мог вырваться. Беспощадно боролся, уничтожил более 25 фашистов, получил шестнадцать ранений, погиб геройски.

Немецкий батальон окружил нас. Стремятся освободить своих полковников и уничтожить нас... За это время уничтожили более 300 фашистов...

Я — коммунист, с честью выполнил свой долг перед партией, перед народом. Бейте фашистов беспощадно, они сильны перед слабыми, а перед сильными они — ничто. Не бойтесь смерти. Она приходит один раз. Прославляйте свою Родину своей преданностью.

Судьба нашей Родины решается сейчас на поле битвы.

Если попадут мои записи к немцам, то читайте — это пишет разведчик перед смертью. Мы победим вас. Наша многонациональная Красная Армия во главе с великим русским народом непобедима. Она ведет справедливую войну...

Не забудьте девушку Маню из села Некрасова. Она погибла геройски, настоящая патриотка. Она уничтожила четырех офицеров, а ее саму фашисты расстреляли.

Немцы подтянули еще свежую силу — целый батальон против советских разведчиков. Пусть попробуют. Им не взять своих полковников живыми. Их мы уже приговорили к смерти.

Коммунист, разведчик стрелкового полка старшина Исланов.

Записка защитника Москвы красноармейца А. Виноградова

Нас было 12 послано на Минское шоссе преградить путь противнику, особенно танкам. И мы стойко держались. И вот уже нас осталось трое: Коля, Володя и я, Александр. Но враги без пощады лезут. И вот еще пал один - Володя из Москвы. Но танки все лезут. Уже на дороге горят 19 машин. Но нас двое. Но мы будем стоять, пока хватит духа, но не пропустим до подхода своих.

И вот я один остался, раненный в голову и руку. И танки прибавили счет. Уже 23 машины. Возможно, я умру. Но, может, кто найдет мою когда-нибудь записку и вспомнит героев.

Я - из Фрунзе, русский. Родителей нет. До свидания, дорогие друзья.

Ваш Александр Виноградов.

22 февраля 1942 г.

Письмо Героя Советского Союза Е. К. Убийвовк из гестаповского застенка Полтавы

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра - я не знаю когда - меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте - я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

Последний номер рукописной газеты «Окопная Правда», выпущенной пионером В. Волковым

Окопная Правда № 11

Наша 10-ка - это мощный кулак, который врагу будет дивизией, и, как сказал майор Жиделев, мы будем драться как дивизия.

Нет силы в мире, которая победит нас, Советское государство, потому что мы сами хозяева, нами руководит партия коммунистов.

Вот посмотрите, кто мы.

Здесь, в 52-й школе:

Валерий Волков

1. Командир морского пехотного полка майор Жиделев, русский.

2. Капитан, кавалерист, грузин Гобиладзе.

3. Танкист, рядовой Паукштите Василий, латыш,.

4. Врач медицинской службы, капитан Мамедов, узбек.

5. Летчик, младший лейтенант Илита Даурова, осетинка.

6. Моряк Ибрагим Ибрагимов, казанский татарин.

7. Артиллерист Петруненко из Киева, украинец.

8. Сержант, пехотинец Богомолов из Ленинграда, русский.

9. Разведчик, водолаз Аркадий Журавлев из Владивостока.

10. Я, сын сапожника, ученик 4.-го кл., Волков Валерий, русский.

Посмотрите, какой мощный кулак мы составляем и сколько немцев нас бьют, а мы сколько их побили; посмотрите, что творилось вокруг этой школы вчера, сколько убитых лежит из них, а мы, как мощный кулак, целы и держимся, а они, сволочи, думают, что нас здесь тысяча, и идут против нас тысячами. Ха-ха, трусы, оставляют даже тяжелораненых и убегают.

Эх, как я хочу жить и рассказывать все это после победы. Всем, кто будет учиться в этой школе!

52-я школа! Твои стены держатся, как чудо среди развалин, твой фундамент не дрогнул, как наш мощный кулак десятки...

Дорогая десятка! Кто из вас останется жив, расскажите всем, кто в этой школе будет учиться; где бы вы ни были, приезжайте и расскажите все, что происходило здесь, в Севастополе. Я хочу стать птицей и облететь весь Севастополь, каждый дом, каждую школу, каждую улицу. Это такие мощные кулаки, их миллионы, нас никогда не победят сволочи Гитлер и другие. Нас миллионы, посмотрите! От Дальнего Востока до Риги, от Кавказа до Киева, от Севастополя до Ташкента, таких кулаков миллионы, и мы, как сталь, непобедимы!

Валерий «поэт» (Волк) 1942 г.

Надписи советских воинов на стенах в Аджимушкайских каменоломнях

Смерть, но не плен! Да здравствует Красная Армия! Выстоим, товарищи! Лучше смерть, чем плен.

22-06-42. Ровно 1 год войны... Немецкие фашисты напали на нашу Родину. Проклятье фашистам! Прощайте!

Письмо гвардии майора Д. А. Петракова дочери

Моя черноглазая Мила!

Посылаю тебе василек... Представь себе: идет бой, кругом рвутся вражеские снаряды, кругом воронки и здесь же растет цветок... И вдруг очередной взрыв... василек сорван. Я его поднял и положил в карман гимнастерки. Цветок рос, тянулся к солнцу, но его сорвало взрывной волной, и, если бы я его не подобрал, его бы затоптали. Вот так фашисты поступают с детьми оккупированных населенных пунктов, где они убивают и топчут ребят... Мила! Папа Дима будет биться с фашистами до последней капли крови, до последнего вздоха, чтобы фашисты не поступили с тобой так, как с этим цветком. Что тебе непонятно, мама объяснит.

Д. А. Петраков

Письмо подпольщицы Н. Попцовой из гестаповского застенка Пятигорска

Прощай, мамочка! Я погибаю... Не плачь обо мне. Я погибаю одна, но за меня погибнет много врагов.

Мама! Придет наша родная Красная Армия, передай ей, что я погибла за Родину. Пусть отомстят за меня и за наши мучения.

Мама, милая! Еще раз прощай... ведь больше мы с тобой не увидимся. Я погибаю...

А как хочется жить! Ведь я молодая, мне всего 20 лет, а смерть глядит мне в глаза...

Как мне хотелось работать, служить для Родины!

Но эти варвары, убийцы... Они отнимают у нас нашу молодую жизнь.

Я сейчас нахожусь в смертной камере, жду с минуты на минуту смерти. Они кричат нам: «Выходите», идут к нашей камере, это...

Ой, мама! Прощай! Целую всю семью последний раз, с последним приветом и поцелуем...

Нина Попцова.

Надпись на стене фашистских застенков комсомолки подпольной Краснодонской организации «Молодая гвардия» У.М.Громовой

Прощайте, папа, Прощайте, мама, Прощайте, вся моя родня. Прощай, мой брат любимый Еля, Больше не увидишь ты меня. Твои моторы во сне мне снятся, Твой стан в глазах всегда стоит. Мой брат любимый, я погибаю, Крепче стой за Родину свою. До свидания.

С приветом, Громова Уля.

15 января 1943 г.

Настенная надпись А.И.Нестеренко в Павлограде, Днепропетровской области

Нас было 21. Стояли насмерть. Погибаем, но не сдаемся!

Письмо 15-летней девочки с фашистской каторги

Дорогой, добрый папенька!

Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.

Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: «Вы, не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон». И офицер выстрелил маме в рот...

Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь - у меня отбили легкие.

А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: «Расти, доченька, на радость большой!» Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню.

А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало - платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет,- и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.

Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» - так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья»,- сказал он. Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.

Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине.

Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.

Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.

Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!..

Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.

Твоя дочь Катя Сусанина.

Мое сердце верит: письмо дойдет

Надпись подпольщицы П. Савельевой на стене тюремной камеры в Луцке

Приближается черная, страшная минута! Все тело изувечено - ни рук, ни ног... Но умираю молча. Страшно умирать в 22 года. Как хотелось жить! Во имя жизни будущих после нас людей, во имя тебя, Родина, уходим мы... Расцветай, будь прекрасна, родимая, и прощай.

Твой Паша.

Из записной книжки старшего лейтенанта П.С.Завадского

Со мной старший лейтенант Колодко Н., лейтенант Гусаров И.Е., Подольцев В.К., автоматчик Миронов Л.И., разведчик Евдокимов, младший сержант Малахов Я., ефрейтор Писаренко, Алмазов. Будем драться до последнего дыхания, но не сдадим переправу.

…На нас снова движется бешенный, осужденный на смерть вал врага. Нас осталось 4, нас 3, нас 2 (цифры 4, 3, 2 в оригинале перечеркнуты). Остался я один. Все равно не пропущу…

Link to comment

Самый большой упрек большевикам наверное только в том, щто пригрели этих бл***й жидов (не евреев, а именно жидов) на 90 % власть состояла из людей еврейской нац-ти. Не секрет, что многие из них меняли фамилии на более нейтральные. Не удивлюсь, если из так называемых "палачей" (и тех кто подписывал и тех кто исполнял) жидов будет львиная доля...

один большой заговор, кстати Сталина многие хаят за 37 год, но мало кто знает, почему он провел эти репрессии и не известно что было бы со страной не сделай он этого...

На всякий случай

- для меня не важно какой нац-ти человек, если он живет и не мешает жить другим.

Link to comment
Мы вынуждены признать, что всякий взявший в свои убеждения и в руководство большевистскую или масонско-жидовскую идею-веру становится контактером с темной силой и своего рода одержимым. Если пророки Божии возвещали истину Духом Святым, то и в царстве сатаны его верные служители творят и говорят духом бесовским. Однако это не говорит о том, что в их сочинениях и делах является одна воля бесовская, но совместная: бесовская и человеческая. Иначе откуда бы явиться такому садизму и бесчеловечности у красных большевиков там, где у людей верных Православию и Монархии таких извращений не наблюдается?

чувак явно на старости лет из ума выжил :)

этот монархический поп наверное тоскует по таким царским временам , там бы он развернулся и за других "инородцев" бы принялся :

http://www.youtube.com/watch?v=46uPyOhX5bQ

Бей жидов и спасай Россию!

Тучей толпа по Одессе ползёт,

Впереди поп - мессия:

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и спасай Россию!

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и спасай Россию!

А в Киеве хмурый крестный ход,

Чёрная Сотня - в силе:

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и спасай Россию!

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и спасай Россию!

"Слышь Ванька, пьют хрестьянскую кровь,

Скольких младенцев сгубили

Жиды всё, жиды - так бей жидов, бей жидов и спасай Россию!"

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и спасай Россию!

"Эх, лавка закрыта!- Ломай засов!

Сколько добра накопили... -

Колька, Петруха, скреби жидов, бей пархатых, спасай Россию!"

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и спасай Россию!

"Глянь, дядька, глянь-ка, деньги суют...

Вона как заголосили...Врёшь, не возмёшь, мы - крещёный люд!

Бей жидов и спасай Россию!

Будет и здеся им страшный суд, бей жидов и спасай Россию!"

"Архистратиг Михаил ведёт

Хистолюбивых, вестимо."

Тысячегорлая рать орёт: "Бей жидов и спасай Россию!"

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и спасай Россию!

" Эй, выше хоругвь заплетай в небосвод!

Наш пока царь на троне

В песи, в хузары круши жидов, помогай российской короне!"

Бей, бей, бей жидов, бей жидов, помогай короне!

Горькую пьёт - гуляет народ;

Под мордобой в трактире

Денщик половому "на чай" даёт: "Бей жидов и спасай Россию!"

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и спасай Россию!

Мчит в весь опор эскадрон донцов,

Свищут нагайки витые.

905-ый ревёт в лицо: " Бей жидов и спасай Россию!"

Бей, бей, бей жидов, бей жидов и СПАСАЙ... РОС - СИ - Ю!!!

http://lj.rossia.org/users/tiphareth/1529129.html

хорошо что ленин таких попов пришил

Link to comment

Не надо привязывать сюда ВОВ, тогда воевали не коммунисты, воевал народ, за страну, не за Сталина.

И тем более не надо привязывать уже более поздние события, не надо замазывать ими преступления большевизмаю

Шли умирать со словами, если не вернусь считайте меня коммунистом.

Хотя вот вам, письма с фронта, люди стояли перед лицом смерти, им врать незачем было и попмпезничать перед самим собой тоже как бы глупо...

Надписи защитников Брестской крепости на её стенах

Умрём, но не уйдем! Умрём, но из крепости не уйдём.

Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина.

Записка участников боев под Килией

Держались до последней капли крови. Группа Савинова. Три дня сдерживали наступление значительных сил противника, но в результате ожесточенных боев под Килией в группе капитана Савинова осталось четыре человека: капитан, я, младший сержант Останов и солдат Омельков. Погибнем, но не сдадимся.

Кровь за кровь, смерть за смерть!

Письмо танкиста А. Голикова жене

Милая Тонечка!

Я не знаю, прочитаешь ли ты когда-нибудь эти строки? Но я твердо знаю, что это последнее мое письмо.

Сейчас идет бой жаркий, смертельный. Наш танк подбит. Кругом нас фашисты. Весь день отбиваем атаку. Улица Островского усеяна трупами в зелёных мундирах, они похожи на больших недвижимых ящериц. Сегодня шестой день войны. Мы остались вдвоём - Павел Абрамов и я. Ты его знаешь, я тебе писал о нём. Мы не думаем о спасении своей жизни. Мы воины и не боимся умереть за Родину. Мы думаем, как бы подороже немцы заплатили за нас, за нашу жизнь...

Я сижу в изрешеченном и изуродованном танке. Жара невыносимая, хочется пить. Воды нет ни капельки. Твой портрет лежит у меня на коленях. Я смотрю на него, на твои голубые глаза, и мне становится легче - ты со мной. Мне хочется с тобой говорить, много-много, откровенно, как раньше, там, в Иваново... 22 июня, когда объявили войну, я подумал о тебе, думал, когда теперь вернусь, когда увижу тебя и прижму твою милую головку к своей груди? А может, никогда. Ведь война... Когда наш танк впервые встретился с врагом, я бил по нему из орудия, косил пулеметным огнем, чтобы больше уничтожить фашистов и приблизить конец войны, чтобы скорее увидеть тебя, мою дорогую. Но мои мечты не сбылись... Танк содрогается от вражеских ударов, но мы пока живы. Снарядов нет, патроны на исходе. Павел бьет по врагу прицельным огнем, а я "отдыхаю", с тобой разговариваю. Знаю, что это в последний раз. И мне хочется говорить долго, долго, но некогда. Ты помнишь, как мы прощались, когда меня провожала на вокзал? Ты тогда сомневалась в моих словах, что я вечно буду тебя любить. Предложила расписаться, чтобы я всю жизнь принадлежал тебе одной. Я охотно выполнил твою просьбу. У тебя на паспорте, а у меня на квитанции стоит штамп, что мы муж и жена. Это хорошо. Хорошо умирать, когда знаешь, что там, далеко, есть близкий тебе человек, он помнит обо мне, думает, любит. "Хорошо любимым быть..." Сквозь пробоины танка я вижу улицу, зеленые деревья, цветы в саду яркие-яркие. У вас, оставшихся в живых, после войны жизнь будет такая же яркая, красочная, как эти цветы, и счастливая... За нее умереть не страшно... Ты не плачь. На могилу мою ты, наверное, не придешь, да и будет ли она - могила-то?

Записка и письмо партизанки В. Поршневой матери

Завтра я умру, мама.

Ты прожила 50 лет, а я лишь 24. Мне хочется жить. Ведь я так мало сделала! Хочется жить, чтобы громить ненавистных фашистов. Они издевались надо мной, но я ничего не сказала. Я знаю: за мою смерть отомстят мои друзья — партизаны. Они уничтожат захватчиков.

Не плачь, мама. Я умираю, зная, что все отдавала победе. За народ умереть не страшно. Передай девушкам: пусть идут партизанить, смело громят оккупантов.

Наша победа недалека!

Обращение старшины Г. А. Исланова к товарищам по фронту

Я - командир пешей разведки 1243-го с. п. Исланов Г. А.

Второй день в окружении. Против нас враг бросил батальон. Но мы не сдадимся живыми.

Мы разгромили штаб 116-го эсэсовского полка, захватили двух полковников, знамя, документы. Около меня на полу эти два полковника, живые. Фашисты хотят спасти их, но не удастся. Из десяти разведчиков осталось шесть человек...

Около меня тринадцатилетний пионер Петя Сафронов из Калинина. Партизаны послали его к нам связным. Он не мог вырваться. Беспощадно боролся, уничтожил более 25 фашистов, получил шестнадцать ранений, погиб геройски.

Немецкий батальон окружил нас. Стремятся освободить своих полковников и уничтожить нас... За это время уничтожили более 300 фашистов...

Я — коммунист, с честью выполнил свой долг перед партией, перед народом. Бейте фашистов беспощадно, они сильны перед слабыми, а перед сильными они — ничто. Не бойтесь смерти. Она приходит один раз. Прославляйте свою Родину своей преданностью.

Судьба нашей Родины решается сейчас на поле битвы.

Если попадут мои записи к немцам, то читайте — это пишет разведчик перед смертью. Мы победим вас. Наша многонациональная Красная Армия во главе с великим русским народом непобедима. Она ведет справедливую войну...

Не забудьте девушку Маню из села Некрасова. Она погибла геройски, настоящая патриотка. Она уничтожила четырех офицеров, а ее саму фашисты расстреляли.

Немцы подтянули еще свежую силу — целый батальон против советских разведчиков. Пусть попробуют. Им не взять своих полковников живыми. Их мы уже приговорили к смерти.

Коммунист, разведчик стрелкового полка старшина Исланов.

Записка защитника Москвы красноармейца А. Виноградова

Нас было 12 послано на Минское шоссе преградить путь противнику, особенно танкам. И мы стойко держались. И вот уже нас осталось трое: Коля, Володя и я, Александр. Но враги без пощады лезут. И вот еще пал один - Володя из Москвы. Но танки все лезут. Уже на дороге горят 19 машин. Но нас двое. Но мы будем стоять, пока хватит духа, но не пропустим до подхода своих.

И вот я один остался, раненный в голову и руку. И танки прибавили счет. Уже 23 машины. Возможно, я умру. Но, может, кто найдет мою когда-нибудь записку и вспомнит героев.

Я - из Фрунзе, русский. Родителей нет. До свидания, дорогие друзья.

Ваш Александр Виноградов.

22 февраля 1942 г.

Письмо Героя Советского Союза Е. К. Убийвовк из гестаповского застенка Полтавы

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра - я не знаю когда - меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте - я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

Последний номер рукописной газеты «Окопная Правда», выпущенной пионером В. Волковым

Окопная Правда № 11

Наша 10-ка - это мощный кулак, который врагу будет дивизией, и, как сказал майор Жиделев, мы будем драться как дивизия.

Нет силы в мире, которая победит нас, Советское государство, потому что мы сами хозяева, нами руководит партия коммунистов.

Вот посмотрите, кто мы.

Здесь, в 52-й школе:

Валерий Волков

1. Командир морского пехотного полка майор Жиделев, русский.

2. Капитан, кавалерист, грузин Гобиладзе.

3. Танкист, рядовой Паукштите Василий, латыш,.

4. Врач медицинской службы, капитан Мамедов, узбек.

5. Летчик, младший лейтенант Илита Даурова, осетинка.

6. Моряк Ибрагим Ибрагимов, казанский татарин.

7. Артиллерист Петруненко из Киева, украинец.

8. Сержант, пехотинец Богомолов из Ленинграда, русский.

9. Разведчик, водолаз Аркадий Журавлев из Владивостока.

10. Я, сын сапожника, ученик 4.-го кл., Волков Валерий, русский.

Посмотрите, какой мощный кулак мы составляем и сколько немцев нас бьют, а мы сколько их побили; посмотрите, что творилось вокруг этой школы вчера, сколько убитых лежит из них, а мы, как мощный кулак, целы и держимся, а они, сволочи, думают, что нас здесь тысяча, и идут против нас тысячами. Ха-ха, трусы, оставляют даже тяжелораненых и убегают.

Эх, как я хочу жить и рассказывать все это после победы. Всем, кто будет учиться в этой школе!

52-я школа! Твои стены держатся, как чудо среди развалин, твой фундамент не дрогнул, как наш мощный кулак десятки...

Дорогая десятка! Кто из вас останется жив, расскажите всем, кто в этой школе будет учиться; где бы вы ни были, приезжайте и расскажите все, что происходило здесь, в Севастополе. Я хочу стать птицей и облететь весь Севастополь, каждый дом, каждую школу, каждую улицу. Это такие мощные кулаки, их миллионы, нас никогда не победят сволочи Гитлер и другие. Нас миллионы, посмотрите! От Дальнего Востока до Риги, от Кавказа до Киева, от Севастополя до Ташкента, таких кулаков миллионы, и мы, как сталь, непобедимы!

Валерий «поэт» (Волк) 1942 г.

Надписи советских воинов на стенах в Аджимушкайских каменоломнях

Смерть, но не плен! Да здравствует Красная Армия! Выстоим, товарищи! Лучше смерть, чем плен.

22-06-42. Ровно 1 год войны... Немецкие фашисты напали на нашу Родину. Проклятье фашистам! Прощайте!

Письмо гвардии майора Д. А. Петракова дочери

Моя черноглазая Мила!

Посылаю тебе василек... Представь себе: идет бой, кругом рвутся вражеские снаряды, кругом воронки и здесь же растет цветок... И вдруг очередной взрыв... василек сорван. Я его поднял и положил в карман гимнастерки. Цветок рос, тянулся к солнцу, но его сорвало взрывной волной, и, если бы я его не подобрал, его бы затоптали. Вот так фашисты поступают с детьми оккупированных населенных пунктов, где они убивают и топчут ребят... Мила! Папа Дима будет биться с фашистами до последней капли крови, до последнего вздоха, чтобы фашисты не поступили с тобой так, как с этим цветком. Что тебе непонятно, мама объяснит.

Д. А. Петраков

Письмо подпольщицы Н. Попцовой из гестаповского застенка Пятигорска

Прощай, мамочка! Я погибаю... Не плачь обо мне. Я погибаю одна, но за меня погибнет много врагов.

Мама! Придет наша родная Красная Армия, передай ей, что я погибла за Родину. Пусть отомстят за меня и за наши мучения.

Мама, милая! Еще раз прощай... ведь больше мы с тобой не увидимся. Я погибаю...

А как хочется жить! Ведь я молодая, мне всего 20 лет, а смерть глядит мне в глаза...

Как мне хотелось работать, служить для Родины!

Но эти варвары, убийцы... Они отнимают у нас нашу молодую жизнь.

Я сейчас нахожусь в смертной камере, жду с минуты на минуту смерти. Они кричат нам: «Выходите», идут к нашей камере, это...

Ой, мама! Прощай! Целую всю семью последний раз, с последним приветом и поцелуем...

Нина Попцова.

Надпись на стене фашистских застенков комсомолки подпольной Краснодонской организации «Молодая гвардия» У.М.Громовой

Прощайте, папа, Прощайте, мама, Прощайте, вся моя родня. Прощай, мой брат любимый Еля, Больше не увидишь ты меня. Твои моторы во сне мне снятся, Твой стан в глазах всегда стоит. Мой брат любимый, я погибаю, Крепче стой за Родину свою. До свидания.

С приветом, Громова Уля.

15 января 1943 г.

Настенная надпись А.И.Нестеренко в Павлограде, Днепропетровской области

Нас было 21. Стояли насмерть. Погибаем, но не сдаемся!

Письмо 15-летней девочки с фашистской каторги

Дорогой, добрый папенька!

Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.

Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: «Вы, не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон». И офицер выстрелил маме в рот...

Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь - у меня отбили легкие.

А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: «Расти, доченька, на радость большой!» Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню.

А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало - платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет,- и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.

Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» - так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья»,- сказал он. Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.

Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине.

Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.

Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.

Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!..

Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.

Твоя дочь Катя Сусанина.

Мое сердце верит: письмо дойдет

Надпись подпольщицы П. Савельевой на стене тюремной камеры в Луцке

Приближается черная, страшная минута! Все тело изувечено - ни рук, ни ног... Но умираю молча. Страшно умирать в 22 года. Как хотелось жить! Во имя жизни будущих после нас людей, во имя тебя, Родина, уходим мы... Расцветай, будь прекрасна, родимая, и прощай.

Твой Паша.

Из записной книжки старшего лейтенанта П.С.Завадского

Со мной старший лейтенант Колодко Н., лейтенант Гусаров И.Е., Подольцев В.К., автоматчик Миронов Л.И., разведчик Евдокимов, младший сержант Малахов Я., ефрейтор Писаренко, Алмазов. Будем драться до последнего дыхания, но не сдадим переправу.

…На нас снова движется бешенный, осужденный на смерть вал врага. Нас осталось 4, нас 3, нас 2 (цифры 4, 3, 2 в оригинале перечеркнуты). Остался я один. Все равно не пропущу…

Ну я же попросил не привязывать ВОВ...

В Российской Империи люди не менее отважно сражались за страну

Просто кричали не "За Сталина" а "за Царя" условно говоря

Link to comment

В Российской Империи люди не менее отважно сражались за страну

Просто кричали не "За Сталина" а "за Царя" условно говоря

Ты знаеш как появились гвардейские полки в ВОВ? Что значит было быть гвардейцом? Это были люди которые несмотря ни на что, стояли на смерть. И все они были партийные, не по принуждению. Если не вернусь считайте меня коммунистом, не бред и выдумка агипропа того времени.

У меня дед когда умирал, бабке сказал, что бы когда после его смерти, она если получит его пенсию, не забыла взносы в партию отнести.

Господа, ну давайте "простыни" в спойлер закрывать!

Скока мона твердить об этом!)

Исправлено. :)

Link to comment

А знаешь как появились штрафные батальоны? Это люди, которые стояли насмерть потому что сзади их в случае чего свои же и постреляли бы

Не понимаю что ты хочешь этим сказать? Что только коммунисты воевали достойно, а все войны Российской Империи были выиграны случайно?

Для меня люди воевавшие в ВОВ - Герои, воевавшие в гражданскую за красных - предатели, да зачастую это одни и те же люди, но с разными целями и мотивами

Были конечно идейные, много их потом полегло когда после гражданской стали выяснять кому какое место под солнцем занять

Все имхо разумеется

Link to comment
А знаешь как появились штрафные батальоны?

Ересь под названием "Штрафбат" я смотрел.

Не хочу порицать царскую империю, было и там много достойных людей. Но мне непонятен посыл на счёт НКВД, ЧК, большевиков и прочего им соответствующего бреда на грани истерики.

Link to comment

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.
×
×
  • Create New...