Jump to content
Sign in to follow this  
observer

Секреты «Первой» кнопки

Recommended Posts

Как стало известно «Ведомостям», Роман Абрамович, возможно, уже не контролирует 49% акций «Первого канала». Бывшая собственность Бориса Березовского поделена между петербургскими и московской компаниями. Петербургские зарегистрированы по одному адресу с фирмами однокурсника Владимира Путина, московская — с фирмами подруги Абрамовича

Ринат Сагдиев

Ксения Болецкая

Ведомости

01.11.2010, 206 (2724)

Бенефициары блокпакета «Первого канала» — секретная информация! — так ответил «Ведомостям» бывший аудитор Счетной палаты, которая неоднократно проверяла канал, где 51% принадлежит государству. — Какая вам разница, кто является номинальным держателем этих акций? Главное, де-факто они у государства«. Примерно то же самое отвечали почти все чиновники и бизнесмены, которые хоть каким-то боком могли быть причастны к тому, что происходило за последний десяток лет с 49% крупнейшего телеканала в стране. И все-таки нашлись люди, которые кое-что рассказали.

49% на двоих

Совладелец 49% «Первого канала» (тогда он назывался ОРТ — «Общественное российское телевидение») Борис Березовский стал одним из первых бизнесменов, которых свежеизбранный президент Владимир Путин равноудалил из России. В 2000 г. Березовский оказался в Лондоне, и к нему, вспоминает он, зачастили посредники из Кремля с предложением выкупить доли в телеканале и других компаниях. Березовский сперва объявил было, что подарит 49% «Первого» творческой интеллигенции. Но потом передумал и в январе 2001 г. вместе с другими активами продал пакет равноприближенному к новой власти бизнесмену Роману Абрамовичу. Березовский уверен, что ему сильно недоплатили, и судится с Абрамовичем. Из судебных документов следует, что Березовский и его партнер Бадри Патаркацишвили просили за 49% «Первого» по $150 млн на брата, но в итоге сумма сделки составила $175 млн на двоих.

Представитель «Миллхаус», которая управляет активами Абрамовича, утверждает, что структуры Абрамовича и сейчас контролируют 49% «Первого». Но источники «Ведомостей» с этим не согласны. Уже в 2002 г. у структур Абрамовича осталось лишь 24% телеканала, а блокпакет бизнесмен отдал, утверждают два его знакомых, которым якобы об этом говорил он сам.

Косвенные подтверждения этой информации можно найти в открытых источниках.

Из данных СПАРК следует, что до сделки с Березовским 38% акций «Первого» владела фирма ОРТ-КБ (тогда для выкупа миноритарного телепакета был организован консорциум банков, сокращенно КБ), а 11% — «ЛогоВАЗ». После сделки с Березовским владельцем ОРТ-КБ вместе с 38% «Первого» стала компания «Акмос трейд», а еще 11% канала напрямую — компания «Бетас». Потом произошла перегруппировка. К октябрю 2002 г. «Бетас» продала свои 11% фирме «Эберлинк 2002», а ОРТ-КБ — 14% из своего пакета фирме «Растрком 2002». Возможно, понять эту абракадабру будет проще, если сформулировать ее так: в сумме 25% «Первого» перешли двум неизвестным конторам. А компании-продавцы почти чудесным образом перестали существовать (см. врез).

Эта перегруппировка нашла отражение и на «человеческом» уровне — на собрании акционеров «Первого» голосовать этими пакетами стали разные люди (что следует уже из документов самого канала). В сентябре 2002 г., т. е. до перегруппировки, акционеров «Бетаса» и ОРТ-КБ по доверенности представлял один человек — Яков Русин, сын гендиректора ОРТ-КБ Натальи Русиной. А в 2003 г., после перегруппировки, уже два: от ОРТ-КБ, которая с 24% «Первого» осталась у Абрамовича, выступал Павел Иванов, сотрудник Millhouse Capital UK Ltd., а от «Эберлинк 2002» и «Растрком 2002» с 25% — гендиректор «Первого» Константин Эрнст. Представитель «Первого» комментировать действия акционеров отказался.

25% вокруг Путина

Через семь лет после развода акций «Первого» последовал их разъезд. Летом 2009 г. «Растрком 2002» и «Эберлинк 2002» были перерегистрированы в Петербурге по адресу: 8-я линия, д. 33, лит. А, помещение 4-Н. А гендиректором обеих компаний стала однокурсница Путина по юрфаку Ленинградского университета Елена Сорокина.

На это в сентябре обратил внимание журнал Forbes, который предположил, что пакет «Первого» переехал поближе к питерскому знакомому Путина Юрию Ковальчуку, который сейчас строит медиаимперию (что, собственно, и стало отправной точкой расследования «Ведомостей»). Представитель пресс-службы банка «Россия» Юрия Ковальчука утверждает, что компании группы банка (а в нее входит и «Национальная медиа группа» — НМГ) переговоров о покупке акций «Первого» не ведут.

Гендиректор Сорокина — не единственная ниточка, связывающая блокпакет «Первого» с именем Путина. Судя по данным СПАРК, по указанному выше адресу зарегистрированы две компании, связанные с другим однокурсником премьера — Николаем Егоровым («Партнер», где ему принадлежит 77,5% акций, и «Северный путь», где гендиректором был его брат Михаил). А в соседнем офисе, 7-Н, зарегистрирована юридическая фирма «Лекс», учредителем которой опять же числится Егоров.

Николай Егоров — основатель адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАМ). На сайте бюро цитируется исследование европейского юридического рынка «Chambers Europe 2009», где сказано, что ЕПАМ находится «в числе первых компаний, к которым следует обращаться, когда возникает необходимость в выстраивании взаимоотношений с российским правительством». Бюро известно, в частности, тем, что участвовало в возвращении в Россию из Катара разведчиков, обвиненных в убийстве чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева, отстаивало честь России от нападок Грузии в Международном суде ООН в Гааге. Судя по данным самого юридического бюро, одним из основных бизнес-клиентов ЕПАМ является UC Rusal.

Есть и еще одна ниточка. Заместителем гендиректора «Растрком 2002» в мае 2007 г. стал Леонид Лившиц. Как указано в СПАРК, он владеет 25% петербургской компании «Гидросфера», 75% которой — у Анатолия Рахлина, первого тренера Путина по дзюдо.

Связаться с Лившицем и Рахлиным не удалось. Егоров не ответил на вопросы «Ведомостей», которые были отправлены его помощникам. Блокпакет «Первого» давно перешел к людям из ближнего круга Путина, резюмирует чиновник, близкий к администрации президента. То же самое говорит знакомый Абрамовича. Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков отрицает, что кто-либо держит блокпакет акций «Первого» в интересах Путина: «Государство владеет контрольным пакетом акций и в дополнительном пакете через посредников не нуждается».

«ОРТ-КБ, у которой 24% акций “Первого канала”, зарегистрирована в Москве, а две другие фирмы, в сумме владеющие 25%, зарегистрированы в Петербурге, — говорит представитель “Миллхаус”. — Мы давно работаем с ЕПАМ, хорошо знаем его основателя Николая Егорова, поэтому и зарегистрировали владельцев акций “Первого канала” там».

24% рядом с Абрамовичем

«Абрамович с самого начала дал понять, что готов нам помочь в выкупе акций у Березовского, но не более того, дальнейшее финансирование и развитие канала не входило в его планы», — рассказывал в 2001 г. «Ведомостям» чиновник из Кремля.

Если учесть, что дивидендов «Первый» за 11 лет (1998-2008 гг.) заплатил около 140 млн руб. (данные Счетной палаты), 24% канала должны быть для Абрамовича как чемодан без ручки: нести неудобно, а выбросить жалко. Чего он только с ними не пытался делать! Знакомый предпринимателя рассказывает, что в 2005 г. Абрамович думал о продаже этого пакета иностранным инвесторам, но администрация президента идею не поддержала, и тему «аккуратно замяли». Еще он говорит, что Абрамович закладывал этот пакет под кредит Сбербанка на $150 млн (это подтвердил бывший сотрудник Сбербанка, а официальный представитель не смог это прокомментировать). Впрочем, представитель «Миллхаус» все это отрицает. Зато он говорит, что в 2005 г. рассматривалась идея создания на базе «Первого» медиахолдинга, в том числе путем покупки других медийных активов за рубежом.

Летом нынешнего года и этот пакет сменил прописку. По данным ЕГРЮЛ, в июне ОРТ-КБ переехала с ул. Солженицына, 38 (где зарегистрированы несколько компаний, близких к Абрамовичу), на ул. Крылатскую, д. 8, стр. 1. Это здание спортивного центра профсоюзов «Крылья спорта». По этому же адресу зарегистрированы две фирмы: «Тиллидж», принадлежащая подруге Романа Абрамовича Дарье Жуковой, и «Джиси компани».

«Тиллидж» и «Джиси компани» имеют прямое отношение к центру современной культуры «Гараж» [Жуковой]: первая занимается книжной торговлей, а вторая — кафе«, — рассказывает руководитель фонда Жуковой «Айрис» Светлана Звягинцева. По ее словам, выбор адреса связан с тем, что «просто понравилось место, у нас там маленькое помещение». «Никакой связи между регистрацией этих компаний и ОРТ-КБ по одному и тому же адресу нет», — настаивает Звягинцева.

Команда Эрнста

Несмотря на скудные дивиденды, «Первый» — успешная в коммерческом отношении компания (например, по итогам 2008 г. прибыль составила 3,6 млрд руб.). В более выгодном положении по сравнению с акционерами находятся поставщики канала — им «Первый» платит регулярно.

Крупнейший телеселлер России «Видео интернешнл» (ВИ) бессменно продает рекламу на «Первом» с 2000 г. (доход от рекламы — 99% выручки канала). За свои услуги ВИ берет с каналов комиссию: в 2007-2009 гг. «Первый» отчислял селлеру 12% рекламных доходов, подсчитала Счетная палата. В 2007 г. ВИ, по данным Счетной палаты, заработала на «Первом» 2,5 млрд руб., в 2008 г. — 3,2 млрд руб. С 2010 г. этот доход достался банку «Россия», структуры которой весной купили ВИ. Скорее всего, этот селлер будет обслуживать «Первый канал». На этой неделе должны быть объявлены итоги конкурса на продавца рекламы c 2011 г., который сейчас проводит канал, и ВИ — явный фаворит.

Доход от «Первого» получают и компании, которые делают для канала телепередачи и сериалы. В 2007-2008 гг. на контент пришлось 38-39% расходов «Первого» (6,53 млрд и 8,1 млрд руб. соответственно), следует из отчета Счетной палаты. В прошлом году канал израсходовал на эти цели около 8 млрд руб., сообщил представитель «Первого». По его словам, около 60% этой суммы, т. е. примерно 5 млрд руб., пошло на закупку программ российского производства, в том числе около 3 млрд руб. — на сериалы и фильмы и 2 млрд руб. — на телепередачи.

Крупнейшие поставщики шоу и передач для «Первого канала», по словам его представителя, — группа компаний «Красный квадрат», российско-шведский холдинг «Телеальянс медиа групп» и телекомпания «Останкино» Алексея Пиманова. В 2009 г. на эти три компании пришлось до половины всех закупленных каналом телепередач и шоу (около 1 млрд руб.), говорит представитель канала. По его словам, проекты «Телеальянса» и «Красного квадрата» сопоставимы по собираемой аудитории (у проектов «Останкино» она меньше), но «Красный квадрат» зарабатывает «несколько больше» — ведь его передачи идут в вечерний прайм-тайм в выходные дни. «Красный квадрат» производит для «Первого канала» больше, чем «Телеальянс», подтверждает основатель последнего Александр Левин. Преобладание в сетке «Первого» программного продукта «Красного квадрата» хорошо видно и невооруженным глазом (см. врез).

Представитель «Первого» объясняет тесное партнерство с «Красным квадратом» и «Телеальянсом» тем, что у этих компаний «очень талантливые руководители» — Лариса Синельщикова и Александр Левин. Синельщикова — не только талантливый руководитель, но еще и совладелец компаний, входящих в группу «Красный квадрат», и гражданская жена гендиректора «Первого» Константина Эрнста. «Это семейный бизнес, когда из левого кармана — “Первого канала”, которым руководит Эрнст, деньги перекладывают в правый — “Красный квадрат” Синельщиковой», — возмущается тележурналист Александр Политковский. Слова Политковского представитель «Первого канала» не комментирует.

Основные компании «Красного квадрата», согласно СПАРК, появились в 2007 г., Синельщикова стала президентом группы в 2008 г. В «Квадрат» входят пять студий. Но на «Первый» работают не только они. Так, по данным самой группы, компания «Изюм» является основным дистрибутором «Первого канала» и компании «Красный квадрат» (в ее каталоге более 35 000 часов всех телевизионных жанров, которые она предлагает для покупки за пределами России). А входящее в группу агентство «Мандарин» снабжает «Первый» «спонсорской рекламой» — интегрирует ее в шоу, художественные фильмы и сериалы.

Реальных собственников группы «Красный квадрат» вычислить не легче, чем частных акционеров «Первого канала». Практически во всех этих компаниях основной акционер — офшор, а миноритарий с долей в 1-5% — Синельщикова. Представитель «Первого» отказался назвать бенефициаров офшоров.

Сколько зарабатывает «Красный квадрат» на «Первом»? «Ведомости» попробовали оценить это двумя способами, цифры получились разные, но ни одна из них не укладывается в приведенную выше оценку самого «Первого»: 1 млрд руб. на трех лидеров.

Первая оценка получена сложением по данным СПАРК. В таблицу мы включили только те компании группы, бизнес которых непосредственно связан с «Первым». По СПАРК их суммарная выручка без учета «Красного квадрата», по которому нет данных за 2009 г., составляет 2,993 млрд руб., чистая прибыль — 908 млн руб. Правда, российские стандарты отчетности не позволяют корректно вывести консолидированные показатели (попросту говоря, одни и те же деньги могут тут быть посчитаны дважды, а то и трижды).

Вторая оценка получена путем опроса. Два руководителя крупных продюсерских компаний сошлись на том, что «Первый» обеспечил в 2009 г. «Красному квадрату» оборот примерно в $80 млн.

В 2010 г. оборот «Квадрата» должен вырасти, потому что с сентября группа стала делать для «Первого канала» сериалы «Голоса», «Гаражи» и «Побег». Производство каждого из них обходится в $300 000-350 000, рассказали «Ведомостям» два продюсера, знакомых с проектом. Каждую неделю выходит по новому эпизоду каждого проекта, таким образом, только за счет сериалов месячная выручка «Квадрата» может увеличиваться на $4 млн.

Гендиректор «Красного квадрата» — психотерапевт Андрей Курпатов не стал разговаривать с «Ведомостями».

Представитель «Первого канала» в воскресенье не смог оперативно прокомментировать расхождения между предоставленными данными по расходам на контент и оценкой «Ведомостей» выручки «Квадрата». Тесное сотрудничество каналов с ограниченным числом поставщиков контента — практика, повсеместно распространенная не только в России, но и во всем мире, говорит сотрудник крупной телекомпании: «Вопрос в том, поставляют ли “свои” производители качественные телешоу, которые дают высокие рейтинги».

Основатель «Телеальянс медиа групп» (номер два в списке поставщиков контента для «Первого») Александр Левин говорит, что в российской выручке его компании на «Первый» приходится 70%. При этом «Телеальянс» часто продает программы «Первому» с минимальной маржей, зарабатывая за счет большого объема. Рентабельность проектов увеличивается за счет дальнейшей продажи прав за пределы России, объясняет он. Рентабельность «Красного квадрата», «Телеальянс медиа групп» и «Останкино» по проектам для «Первого канала» составляет около 15%, говорит представитель канала.

Семейственность, которая присутствует в отношениях «Первого» и «Красного квадрата», Левина не смущает. «Нужно понимать, что Эрнст многие проекты придумывает сам, а не берет у продюсеров, он очень креативный человек, и для реализации таких проектов ему нужна команда, — объясняет Левин. — “Красный квадрат” и есть команда Эрнста, и Синельщикова — тоже человек этой команды».

источник: Ведомости

Share this post


Link to post

Наш кремль всё больше походит на клуб любителей настольной игры "Монополия".

Share this post


Link to post

"Нас тащил рынок и профессиональная команда "Первого канала""

// Джон Манн, управляющий активами Романа Абрамовича

Газета «Коммерсантъ» № 205 (4505) от 03.11.2010

Впервые с 2001 года представители предпринимателя Романа Абрамовича решились официально озвучить информацию о том, что 49% акций ОАО "Первый канал" принадлежат его структурам. В интервью обозревателю "Ъ" АРИНЕ БОРОДИНОЙ начальник управления по информационной политике компании "Миллхаус" (Millhouse LLC), управляющий активами Романа Абрамовича ДЖОН МАНН рассказал о том, как и по какой схеме господин Абрамович владеет "Первым каналом", почему эта схема менялась, а также опроверг появившуюся информацию о смене собственника крупнейшей телекомпании страны, 51% которой остается у государства.

— Почему вы решили дать интервью по поводу вашего отношения к акциям "Первого канала"?

— На этой неделе в газете "Ведомости" вышел материал, который вызвал у нас недоумение. Мы хотим объяснить свою позицию и, главное, подчеркнуть, что в управлении нашей собственностью ничего не изменилось. Наша доля на "Первом канале" осталась прежней.

— Но вы впервые почти за десять лет публично озвучиваете информацию о том, что именно вы владеет 49% акций "Первого канала". Все это время неофициально на медиарынке знали о том, что этот пакет, ранее принадлежавший Борису Березовскому, вроде бы контролирует Роман Абрамович. Но ни он сам, ни его представители, ни государственные чиновники, ни руководство телеканала никогда об этом не говорили вслух, а систематически уходили от ответов на подобные вопросы. Чего все так боялись?

— Это не совсем так. Вы, наверное, знаете, что в Англии сейчас идет судебный процесс между Романом Абрамовичем и Борисом Березовским. В том числе там оспаривается сделка по поводу стоимости приобретенного нами пакета акций тогда еще Общественного российского телевидения (ОРТ), которое сейчас переименовано в "Первый канал". Так что в том, что это наша собственность, секрета нет.

— Но этот факт скорее упоминается прессой среди прочего. через запятую. В России про вашу покупку акций ОРТ у Бориса Березовского вы никогда публично не говорили. Сейчас вы подтверждаете, что такая сделка была? Как вообще это происходило?

— Это было в 2001 году. Мы купили у господина Березовского пакет акций ОРТ в 49%, которые значились на компаниях ОРТ-КБ (38%) и ЛогоВАЗ (11%). Естественно, что эта покупка была оформлена не лично на Романа Аркадьевича, а в рамках принадлежащего ему бизнеса. Так мы делали и делаем всегда.

— Вы можете назвать сумму сделки с Борисом Березовским?

— Пакет у Бориса Абрамовича мы купили за $175 млн.

— По чьей просьбе Роман Абрамович покупал акции у Бориса Березовского? Источники "Ъ" утверждают, что эта сделка произошла по просьбе кремлевской администрации, когда президентом был Владимир Путин? И говорят, что это было его личным указанием.

— Об этом нас попросил сам Борис Абрамович. Он не мог управлять акциями своих компаний, поскольку находился за рубежом, в Лондоне. Там много было разных нюансов...

— Вы отрицаете, что тогда, в 2001 году, эта сделка между Романом Абрамовичем и Борисом Березовским была чисто политической?

— Мы подтверждаем, что это был развод партнеров — Березовского и Абрамовича. А политики тут не было.

— Судя по тому, что Борис Березовский судится сейчас с вами в том числе и потому, что, по его мнению, вы недоплатили ему денег за его активы, спрашивать, остался ли он удовлетворен полученной суммой, в общем, не имеет смысла...

— Но я хочу обратить ваше внимание, что эти претензии Бориса Березовского к нам появились спустя чуть ли не восемь лет после сделки по ОРТ.

— А чем вы это объясняете?

— Мы не можем сейчас говорить об этом подробно, поскольку находимся в рамках судебного процесса. И все комментарии по этому иску могут иметь влияние на суд.

— Давайте вернемся тогда к пакету акций ОРТ. За все эти девять лет, что вы являлись собственниками такого большого пакета акций крупнейшей телекомпании страны, да еще с участием государства, вы как-то принимали участие в ее жизнедеятельности или акции просто лежали мертвым грузом?

— До недавнего времени наши представители были и в совете директоров телекомпании, и мы получали от нее дивиденды.

— В каком объеме?

— Всего мы получали деньги от ОРТ, а потом уже и от "Первого канала" четыре раза. В 2004 году — 24,5 млн руб., в 2005-м — 21,5 млн руб., в 2006-м — 29,4 млн руб., в 2007-м — 38,25 млн руб. Всего — 113,66 млн руб.

— Неплохо, особенно если учесть, что при этом вы в канал своих денег вообще не вкладывали...

— Нет. Но там история была сложная. Дивидендов у нас могло быть и больше, но после кризиса 1998 года Борис Березовский заложил 13% акций ОРТ, чтобы канал получил $100 млн кредита в ВЭБе, и рассчитывать на выплаты мы уже не особенно могли. (После финансового кризиса в августе 1998 года у телеканала ОРТ резко упали доходы от рекламы. В суд с требованием банкротства телеканала подали несколько компаний, которым ОРТ не выплатило денег за производство телепрограмм. В конце декабря 1998 года президент Борис Ельцин подписал указ "О мерах господдержки АО ОРТ", и в январе 1999 года ВЭБ выдал ОРТ $100 млн кредита сроком на один год. В залог банк получил равный по стоимости пакет акций телеканала — 13% (по 6,5% со стороны государства и частных представителей) без права распоряжения ими и продажи.— "Ъ".) Кстати, года два назад этот кредит Эрнст выплатил.

— Все-таки выплатили?! Ведь история с этим кредитом была довольно громкая и абсолютно закрытая. Выплата выданного ОРТ на год кредита ВЭБа растянулась почти на десять лет. И государство закрывало на это глаза. Я знаю, что на "Первом канале" брали кредиты в других банках, чтобы перекредитоваться и выплатить этот долг. Но о том, что он уже выплачен, никто официально не говорил. Почему бы, кстати, вам, как акционерам, было не помочь телеканалу и не выдать им льготный кредит в $100 млн? Наверняка такие деньги у вас были.

— Повторюсь, гендиректор канала Константин Эрнст выплатил весь долг ВЭБу. Канал сам рассчитался по своим долгам. Мы помогали им советами (улыбается). А инвестиций в канал мы не делали, поскольку "Первый" сам зарабатывает на рекламе и является экономически эффективным предприятием. Другой вопрос, что мы обсуждали и продолжаем обсуждать дальнейшее развитие этого нашего бизнеса. В частности, в последнее время у нас было несколько идей, которые не сложились из-за финансового кризиса.

— А озвучить эти планы вы сейчас можете?

— Мы хотели создать на базе "Первого канала" крупный медиахолдинг. Об остальном говорить не могу, поскольку идеи воруют быстро, а это коммерческая тайна.

— Говоря "мы", вы имеете в виду планы Романа Абрамовича?

— Да, конечно. Но и другие акционеры нас тоже поддерживали.

— Но акционеров, судя по официальной информации, два — вы и государство. То есть государство было не против создания на базе "Первого" медиахолдинга?

— Вы правы. Но озвучивать детали я не могу, поскольку наша идея пока еще не умерла. И кстати, насчет мертвых активов. Как же эти акции можно считать мертвым грузом, если за эти годы стоимость "Первого канала" выросла в разы. Если вы, к примеру, купили дом за $100 тыс., а через десять лет он стоит значительно больше, какой же это мертвый актив?

— Актив, конечно же, более чем живой. Я имела в виду, что эти акции у вас просто лежали и вы не инвестировали в канал. Повторюсь, очень неплохо получилось: благодаря административному ресурсу, не вкладывая ни копейки в "Первый", вы получили огромный рост стоимости своих акций.

— Нас тащил рынок и профессиональная команда "Первого канала".

— Скажите, несколько лет назад была информация, что вы закладывали 25% акций "Первого канала" из своего пакета в Сбербанке?

— Такого не было никогда.

— В последнее время на рынке было много разговоров о том, что ваш пакет "Первого канала" продан, в частности, структурам Юрия Ковальчука. Причем я об этом слышала трижды. Впервые года два назад, тогда говорили, что структуры банка "Россия" покупали акции "Первого" небольшими частями. Последний раз о том, что господин Ковальчук купил "Первый канал", активно заговорили в октябре. Это так?

— Нет.

— Но Юрий Ковальчук предлагал вам продать ему акции "Первого канала"?

— Не предлагал. И у нас нет желания продавать наши акции. Слышать мы тоже много чего слышали... Про Ковальчуков много сейчас говорят. Возможно, потому, что они наиболее молодые и активные участники на медиарынке. Им много приписывают: желание купить "ТВ Центр", управлять рекламным рынком города Москвы и другие проекты...

— То есть за все эти годы никаких изменений в структуре собственности ваших акций "Первого канала" не было?

— Нет.

— И в управление вы этот пакет акций никому не передавали?

— Нет.

— Кто сейчас голосует на "Первом канале" вашими акциями?

— Иногда приходят наши представители, но чаще мы оформляем доверенность Константину Львовичу Эрнсту, чтобы он голосовал. Мы решаем это перед каждым советом директоров. Вот в ноябре будет очередной совет директоров, где в связи с назначением мэром Москвы Сергея Собянина будут переназначать председателя совета директоров "Первого канала", им должен стать нынешний глава аппарата правительства Вячеслав Володин. И вот чтобы всех успокоить, мы, может быть, снова там сами появимся — придет наш представитель.

— Когда вы покупали 49% акций ОРТ у Бориса Березовского, часть из них была оформлена на компанию ООО "Бетас", и именно она значилась в числе владельцев частного пакета акций. А почему у вас в Калмыкии было зарегистрировано две компании "Бетас"?

— Просто при регистрации произошла ошибка, пришлось регистрировать во второй раз. Сами понимаете, что тогда было в Калмыкии...

— То есть умысла тут специального не было, чтобы запутать следы и не дать впоследствии возможности оспаривать сделку Борису Березовскому?

— Я же сказал. Это была ошибка.

— А как и почему уже в 2002 году в числе акционеров "Первого канала" кроме компании ОРТ-КБ (24% акций) появились компании "Эберлинк 2002" (11%) и "Растрком-2002" (14%)?

— Это связано исключительно с организационными вопросами. Мы переоформляли много своих активов. Это обычная практика для многих наших бизнесов. В том числе и для "Сибнефти". Сначала это было связано с тем, что часть активов из Калмыкии были переоформлены на Чукотку, где, как известно, Роман Аркадьевич был губернатором. Потом он перестал им быть, и часть активов мы вновь стали переоформлять...

— ...И неожиданно они оказались почему-то в Санкт-Петербурге, а директором обеих компаний стала Елена Валентиновна Сорокина, однокурсница Владимира Путина по юридическому факультету ЛГУ. Скажете, что это совпадение?

— Это не совпадение. У нас есть еще несколько компаний, зарегистрированных в Питере. И подчеркну, что это все живые компании, не пустышки. Кроме того, на указанные вами компании кроме акций "Первого канала" записаны и другие активы. Я не буду их называть, но это вполне качественные наши активы. У нас сложная структура бизнеса.

— Ну а сам факт того, что компании Романа Абрамовича, зарегистрированные в Санкт-Петербурге, возглавляет однокурсница премьер-министра Владимира Путина, вам не кажется странным? Это можно считать случайностью?

— Эту компанию возглавляют очень профессиональные юристы, с которыми мы давно сотрудничали. Мы их давно знаем. А в Ленинградском университете училось много достойных юристов.

— И некоторые из них сейчас занимают высшие должности в стране, и, видимо, опять-таки по совпадению, вы сотрудничаете с их однокурсниками...

— Мой друг, однокурсник, тоже работает в Москве (Джон Манн окончил Гарвардский университет.— "Ъ") и возглавляет здесь очень крупную компанию. И у меня нет с ним связей.

— Да, но зато связь с однокурсницей Владимира Путина у вас самая прямая, она директор компаний, на которые записаны акции "Первого канала".

— Я повторюсь, это наше сотрудничество базируется исключительно на профессионализме этих людей.

— Пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков выступил в понедельник с заявлением, что государство является владельцем контрольного пакета акций "Первого канала" и не нуждается в дополнительном пакете через посредников. Но это заявление не только не проясняет ситуацию, а, напротив, добавляет интриги. Получается, что ничто не мешает частным лицам, в том числе и в окружении Владимира Путина, владеть акциями "Первого канала" из пакета в 49%. Ведь одно другому не противоречит: у государства будет оставаться 51%, а то, что может быть у неких частных лиц, его не касается...

— Ну мы не видим противоречия. Потому что 49% принадлежит нам и никому другому.

— Но вам что-то известно о том, что среди собственников "Первого канала" появились еще и другие люди из окружения Владимира Путина?

— Категорически это отрицаю.

— Что будет с вашим пакетом акций "Первого канала" дальше?

— Мы хотим развивать этот бизнес. Канал приносит прибыль, и немалую. Там серьезные суммы. Назвать их я не могу. Мы их не забирали, особенно после кризиса. Это наша принципиальная позиция. "Первый канал" в отличие от ВГТРК не получает дотаций из госбюджета, а развиваться на что-то им нужно. Поэтому мы не хотим сейчас забирать деньги.

— А Роман Абрамович лично интересуется делами "Первого канала"? Он вообще его смотрит?

— Смотрит, и часто. Романа Аркадьевича интересует любой бизнес, где вложены его деньги. И он ничего никому пока продавать не собирается.

— И все же, вы можете сказать, эти акции "Первого канала", которыми вы владеете, это политические акции?

— На тот момент, когда мы их покупали, это, возможно, так и было, но сейчас это чисто экономический интерес. И государство тоже может быть эффективным собственником. "Газпром", например, тому подтверждение.

— Однажды государство уже просило вас выкупить часть акций ОРТ. А если сейчас вас попросят поделиться своими акциями "Первого канала" с другими указанными государством бизнесменами, вы же не откажете?

— Что значит "государство"?

— Ну президент или премьер-министр?

— Нас могут попросить продать эти акции. Тогда будет произведена их рыночная оценка, и они будут проданы.

— Хотите сказать, что ориентироваться будете на бизнес-ценности, а не на политическое желание власти?

— Исключительно на рыночные ценности.

Share this post


Link to post

вредно вообще зырить зомбиящик...

откровенная пропаганда насилия,порнографии - формирует у человека астенический синдром...

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...